Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. "Курско-белгородская земля"

Том 15. Южная Россия. 1985г.

"Курско-белгородская земля"

(Курск и Рыльск)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

110. Курск В столице области мы пробыли несколько часов: доехали

111. с автовокзала до центра, покружились рядом со старинными церквями и зданиями, осмотрели вокзал - и снова на автовокзал.

112. Очень давно над Тускарью при впадении в нее речки Кур была поставлена деревянная крепость.

113. В местном музее узнали, что город был в составе владений еще Владимира равноапостольного в начале нашего тысячелетия. А во времена борьбы с половцами Игоря Северского курянами владел его любимый брат Буй-тур Всеволод:

114.Всеволод промолвил, встрече рад:/ Ты мой свет единый, кровный брат
Так седлай коней. Мои у Курска /В полной справе по пути стоят.
Мои куряне издавна /В сраженьях знамениты,
Под стягами взлелеяны, /Под трубами повиты.
С конца копья вскормлены. /Из шеломов вспоены,
Луки их напружены, /Колчаны отворены,
Мечи всегда наточены, /Ножны позолочены,
Думы да заботы /К седлам приторочены.

115. Все пути известны им: /Все яруги ведомы,
Словно волки серые /Рыщут за победами.
Как на пир веселый /Рвутся в бой кровавый,
Себе чести ищут, /Князю ищут славы.

116. Так рисует курских предков бессмертное "Слово о полку Игореве". И можно понять, что, в отличие от других старых городов, Курск сохранил свое столичное положение.

117. Рядом с половецким изваянием Великая Степь сама сотворила это

118. вот природное изваяние, ставшее как бы символом иного, страшного своей неведомостью и непонятностью племени - монголов. Курск был ими разорен и в 1240 году, и позже, в 1278. В своем школьном невежестве мы привыкли считать, что в безлюдье и дикость русские земли попали от "проклятых татар". С полным доверием мы принимаем описания

119. московских дьяков, что "сему граду Курску пленену татарами и до основания разорену суще быти и оттого многие годы пребывания

120. пустела и от многих лет запустение того града Курска и уезд великим древесом поростоша и многим зверем обиталища быта".

121. Но запустение не было тотальным, и зачастую люди продолжали жить сами по себе, не входя в известные тогда государства, как бы вне истории, и даже были оттого счастливы... Известно: в ряду прочих черноземных земель, Курщина после ослабления татар держала сторону Литвы, а в 1508 году попала в орбиту московской власти, но целый век оставалась в глухой тиши, пока повелением царя не выстроили на

122. древнем месте новую крепость - острог Курск. Было это в 1597 году.

Сейчас, конечно, острожных стен нет, зато - сохранился вынесенный

123. форпостом на другой высокий холм дом-усадьба Ромодановского рядом с древней Нижне-Троицкой церковью. Памятник бурного 17-го века, когда уцелевшие в историческом затишье князья-воины, потомки хоробрых

124. курян, вышли на широкую арену московского государства.

Н.-Троицкая ц. Курск стоял на пересечении Муравского шляха из Крыма с границами главных противников Москвы - Крымом-Турцией и Литвой-Польшей.

Наверное, здесь было выгодней всего располагать на длительный постой-жительство готовое к вечному бою приграничное войско. Взамен

125. денежного жалованья курский воевода по велению московского царя наделял воинов "дачей земли" - в пригороде, в Стрелецкой, Казацкой или Пушкарских слободах, и дальше, по всей земле. Такая практика

126. и сформировала на курской земле это многочисленное сословие воинов-земледельцев. И видно, было им хорошо, раз образом своей жизни они были способны привлечь к переселению в свои пределы украинцев-черкасс.

127. Но как же они проявляли себя в жизни и истории России? Вовне они были ее защитниками, а внутри? Попробуем если не дать ответ, то поставить проблему. Все говорят: каждый народ достоин своего правительства. Русские крестьяне были издревле общинными, лишенными личностных свойств людьми, потому впали в крепостничество и подчинение самодержавию и нуждаются в них.

128. Но вот существует, оказывается, и такая русская земля, где под властью одного из самых страшных в истории палачей - воеводы Ромодановского уживалась масса свободных личностей. Как? В мрачных подвалах этого дома пытали первый раз после поимки Степана Разина и его сподвижников перед отправкой на казнь в

129. Москву. И личностному достоинству "храбрых курян" эти бесчеловечные пытки, видно, не мешали, а может, даже служили необходимым условием защиты от всяческих степных "воров". И может потому

130. перед революцией однодворческий Курск (как и Дон) был одной из самых монархических, верносотенных охранительных и ретроградных земель России, вотчиной небезызвестного Маркова.

131. Естественным центром Курска был и есть кремлевский холм над Тускарью, разросшийся на месте крепости до ее размеров Знаменский

132. монастырь со своим огромным красным собором - сейчас кинотеатром, выходящим на Красную площадь, с архиепископским подворьем, ныне музеем и Дворянским собранием, и

133. с монастырскими корпусами, ныне занятыми под какой-то электромеханический завод - по виду вполне заменяют Курску кремль.И чуется в самой этой местной административной нелепости, открытости ее - какая-то курская внутренняя раскованность...

134. В 1869 г., заехав в Курск, Тютчев писал жене: "Ничуть не жалею о долгой остановке в Курске - не будь он в России, давно бы служил предметом паломничества для туристов. Во-первых, расположение его великолепно и смутно напоминает окрестности

135. Флоренции, как бы смешно ни показалось такое утверждение... У подножия возвышенностей, на которых расположен город, представь себе

136. реку, искрящую на солнце и усеянную сотнями купающихся. Можно было вообразить себя перенесенными во времена мифологические. Действительно, вся местная молодежь, юноши и девушки, наподобие

137. нескольких стай уток и гусей резвились тут столь непринужденно, как эти водяные птицы.

138. Одним словом, я унесу из Курска самые благоприятные впечатления.

Воскресенская ц.

139. Эта нижняя улица вдоль Тускари лежит прямо под обкомовской Красной площадью. Конечно, можно только надеяться, что в этих неказистых; почти куриных домах, куряне сохраняют традиции своих непокорных предков. Поднявшись на обрыв чуть в стороне, можно выйти прямо

140. к самой старой в Курске Верхне-Троицкой церкви, чтобы осмотреть здание 17-го века, правда, чуть подновленное цементом. Наш знакомый рассказывал, что два года назад, оказавшись, как и мы, самодеятельным туристом на этом месте, он вдруг увидел, что из какого-то

141. церковного подвала вышла женщина и попросила его вынести из дома тело умершей матери. Уже неделю не может сама справиться, с властями она не знается, соседей просить не привыкла.

142. Таков, наверное, курский характер. Как будто соединились русская недоверчивость и украинское упрямство... Но не будем останавливаться на одном впечатлении, на одной черте...

143. Неподалеку от Верхне-Троицкой церкви стоит самый красивый в Курске барочный Сергиево-Казанский собор 1762-78 годов постройки. О нем уже в 18-м веке отзывались восторженно, как о шедевре:

144. "Сия церковь великолепием своим превосходит всех прочих". Богатейший барочный иконостас внутри еще более усиливал впечатление. Ходили слухи, что ее строили по проекту Растрелли, но они не имеют под собой основания. Гораздо достовернее, что строили ее

145. сами куряне, на свои деньги, что большие личные средства пожертвовали курские купцы - родители Прохора Мокшина. Мальчишкой Прохор упал с лесов колокольни, но не расшибся, а был спасен неведомой силой. В благодарность мать благословила сына в монастырь на духовный подвиг. Послушник и скиталец по всей России, он осел, в конце концов, в Саровской пустыни и на всю Россию прославился, как мудрый чудотворец Серафим Саровский.

146. Потомок курских купцов и однодворцев, духовный восприемник Украинского старца Паисия Величковского и бродячего христианского философа Сковороды - и такие люди характеризуют курскую землю.

147. Мы не могли туда ехать, но нельзя не помянуть, что в 27 км прямого пути от Курска в Коренево еще стоит монастырская церковь и остатки торговых рядов знаменитой Кореневской ярмарки, второй по значению в России и первой - в обороте России с Украиной, Польшей, Западом.

148. Еще при татарах какой-то рыльский горожанин нашел у корня дерева нерукотворную икону Знамения, где и возник потом Кореневский монастырь. Икону впоследствии отнесли в Знаменский собор под

149. защиту курских стен, но ежегодно торжественным крестным ходом святыня возвращалась на место ее обретения. Святость и чудеса накрепко связались в курской земле с торговлей, и это нас не удивляет: ведь вера и личная свобода - естественные основания для торгового дела и трудового богатства.

150. Сегодняшние путеводители могут иронизировать над косностью курских купцов, упорно отказывавшихся от "прогрессивных благодеяний", навязываемых властью - то от императорского университета, чтобы не было смуты и разврата в молодых умах, то от железнодорожного вокзала в городе (так и построили его за городом)... Но мы тоже вправе помнить и положительные стороны их естественного консерватизма. И, может быть, России далее не хватало здорового консерватизма всяческим насильственным новациям, когда они не отвечали прямо интересам и убеждениям самих русских людей.

151. Курская Красная площадь перед красным обкомом. И мы гадаем, было ли это здание раньше губернаторским дворцом, или его строили в новое время, но под старину. Сходны не только архитектура, сама жизнь хранит основные родовые черты. В зданиях рядом располагались и располагаются чиновные, служащие, присутственные места... И мы вспоминаем описание их Нарежным. Его герой видит на главной площади два здания с государственными гербами, где только и толкутся люди, а на вопросы: "Зачем?" поясняет:

152. "Ты прав,- сказал Ермил Федулович - хотя домы те и не царские дворцы, однако они оба имеют величественные имена: большой называется присутственным местом, а маленький - кабаком. Ты спросишь, без сомнения, чем занимаются в обоих? А вот чем: в первом, т.е.

153. в большом, судят, рассуждают, оправдывают или обвиняют, словом, все, что есть в природе, подлежит суждению того места: люди, скот, четвероногие и пернатые, рыбы, пресмыкающиеся, плоды, древа, все, все

154. без исключения! В маленьком казенном доме собираются простые люди в свободное время забыть на минуту житейские свои горести и, вкусив от искусственного дара Божия, сиречь выпив вина, и подлинно на время их забывают!"

155. Раздерганные, малосвязанные, но меткие картины Нарежного о приключениях князя Чистякова находятся в очевидном предваряющем созвучии с похождениями гоголевского плута Чичикова. Но сколь

156. различной оказывается в этих романах Россия: у Гоголя - страна каких-то гомерических уродов, марионеток (у них нет выхода, кроме слома). А, читая Нарежного, видишь, сколько живых, независимых сил в стране было...

157. Мы прощаемся с Курском, уезжали с его главной улицы. Как-то увязывают куряне традиции своих предков с нынешней жизнью.

158. Говорят, не очень-то веселая и сытная жизнь в Курске. Обкомовское их начальство уже не раз менялось, но толку что-то не видно. Правда, вон тот курянин спокойно несет в сетке где-то отхваченную курицу. Перепадает, значит. Жить можно...

159. Прекрасное автобусное шоссе на запад за несколько часов перенесло нас из Курска в Ивановское.

160. Ивановское да МарьиноЭто совсем иная память курской земли - не однодворческой или купеческой, а властной и крепостной.

161. Сейчас в сохранившейся небольшой части усадьбы села Ивановского лишь закрытый колхозный музей, какой-то производственный склад и

162. просто развалины, а стояли когда-то великолепные дворцовые палаты последнего украинского гетмана Мазепы. Ведь, помимо украинских

163. владений, Петр передал гетману еще и курские села, тут же переименованные им по своему имени-отчеству - Ивановка, Степановка, Мазеповка.

164. Иван Степанович Мазепа - редкий для нашей усеченной истории портрет. Уже не раз мы встречались с памятью о нем - на Украине - в Батурине и Полтаве, на Острогодщине Воронежской земли, здесь вот в Курщине, в стихах Рылеева и Пушкина. А ведь этот тоже Иван, один из вариантов судьбы наших предков на стыке польской и московской культур. Вольный казак, может, сродни свободному однодворцу, а превратился сначала в ополяченного по культуре шляхтича, потом в демагогического и жадного казацкого атамана, наконец, в хитрого

165. и коварного русского царедворца. В конце карьеры он тысячами закрепощал украинских, да и русских людей - только у него самого было 120 тысяч крепостных, развращал людей раболепством перед Москвой, а потом изменой ей в трудный момент.

166. Палаты Мазепы были выстроены в духе украинского барокко. Сейчас они сохранились только своим нижним облезлым этажом. А в свое время

167. были пышны и красивы в сравнении с окружающими однодворческими домами и должны были возвеличивать силу гетмана. Ведь только очень сильный человек мог закрепостить свободных курских людей, такой, почти царской силой, и обладал Мазепа.

168. Наступил 1709 - год Мазепиной измены. Владения гетмана были разорены и стали переходить из рук в руки - сначала "минхерцу" Меншикову, потом первой петровой царице Евдокии, графу Головину и, наконец, последнему владельцу - князю Барятинскому - к верхушке придворной

169. знати. Потомок черниговских князей, правитель Малороссии, князь Барятинский был, пожалуй, знатнее и богаче Мазепы. Только в курской области имел 35 тысяч крепостных. Один из виднейших сановников России, он десятилетиями жил в Европе, по виду стал совершенным англичанином. Он мог позволить себе любое строительство, но время было иным, и вместо восстановления мазепиных палат Иван Барятинский строит собственную усадьбы в стороне от села, всего за два года, 1815-16 годы, и в честь жены называет ее Марьино. Рядом обустраивается парк.

170. Приехав из Курска поздним вечером, мы остановились на

171. ночевку на краю усадьбы, а утром пошагали по этой уникальной аллее в 2 км длиной из редких пород деревьев, постепенно

172. приближая к себе белое дворцовое строение курского, нет, всеевропейского и всероссийского магната. Может, мы походили на бедного героя Нарежного, князя Чистякова, когда тот приближался к московским-варшавским вельможам, стремясь увидеть и овладеть их высотами.

173. Но мы наткнулись на решетку, а потом и на санаторную проходную, через которую нас просто не пустили. Вот где мы ощутили разницу

174. прошлого века с нынешним. Раньше недоступность дворца для посещений и обзора русским казалась в порядке вещей. Сейчас же закрытость Марьина, разрекламированного путеводителями - ошеломила и возмутила. Чуть поскандалив со стражем и бросив ему на попечение свои рюкзаки, мы зашли за угол и перелезли через узорную ограду.

Только в Москве мы узнали, что в Марьино дислоцируется санаторий ЦК - и тогда "стало все понятно".

175. Непрошеными и чуть боязливыми гостями, лишь на минутку мы заглянули внутрь самого дворца. Картинка из путеводителя лучше представляет богатое убранство, созданное и собранное Барятинским.

176. Князь Гаврило Симонович описывает свою службу Латрону в Варшаве - литературному образу русского посла князя Репнина и фактического правителя якобы независимой, а на деле гибнущей Польши, когда от продажности и произвола высшей власти даже гордые люди ставились на грань смерти или бесчестия. Даже поляков обращали в рабство, что уж говорить о курских князь-крестьянах.

177. Самым известным из Барятинских был Александр Иванович, генерал-фельдмаршал, командующий кавказской армией и победитель Шамиля. В своем Марьино и соседнем Льгове он не раз принимал с помпой и славой плененного имама, определенного к ссылке в Калуге. И каждый раз воздвигал в память - то башню Шамиля, то победного царского орла, сломавшего-таки извечную горскую вольность.

178. Все эти памятники и роскошь содержатся до сих пор в полном порядке. Для отдыхающих даже прибавлено комфорта. Например, новые спальные корпуса и столовые соединены с главным корпусом крытыми переходами-коридорами. Нигде мы не видели столь ухоженных цветников и благостных курортников.

179. Рассказывают, что начало охранению усадьбы положил сам Михаил Иванович Калинин. В разгар раскулачиваний и революционных перестроек он был в Ивановском и объяснил окрестным мужикам, что старый князь Барятинский был хоть и строгий хозяин, но не угнетатель, и потому Марьинскую усадьбу ломать не следует, надо сохранить для трудового народа. А вскорости здесь был устроен санаторий ЦК, где в

180. некотором удалении от бьющейся в нехватках страны был воссоздан небольшой уголок земного рая - коммунизма. Конечно, относительного. Но значимость его была столь велика, что когда в войну Марьино

181. было захвачено немецкими войсками, его оставили в неприкосновенности для отдыха немецких генералов. При обратном же наступлении наших войск на Марьино был заблаговременно выброшен десант - и все сохранилось в неприкосновенности...

182. В Марьино уместно попытаться ответить на наше давнее недоумение: почему из курской земли не выходили знаменитые русские писатели? В соседних русских землях были многочисленны среднепоместные помещики, а они-то и стали основным воспитателем блестящих дворянских писателей XIX века. Среди курских же однодворцев, занятых трудом на земле, а не искусствами - возможностей для художественного и иного образования детей было много меньше.

183. Дети же таких аристократов, как Барятинские, предназначались для высшей государственной службы, а не для свободного творчества. Хорошо это или плохо? Ну а разве плохо, что гений американского народа проявляется в техническом творчестве больше, чем в литературе? - По мне эта национальная черта нисколько не унизительна и для курского народа. Может, даже наоборот.

184. В Рыльск - итоговый курский город

185. Языческий Рыльск стоит здесь с докиевских еще времен. Название его связывают то с болгарским святым Иваном Рыльским, то с Ярилой-солнцем, в честь которого устраивали на холму языческие игрища. Помянем этап в его долгой истории, общей для всей курской земли.

186. Город на берегу Сейма-реки был известен нашим летописцам, как один из главных центров северских славянских племен, потом, как стольный город Рыльского княжества. Его Святослав Ольгович вместе с рыльской дружиной тоже ходил с Игорем Святославовичем на половцев. Это - наши первые, основные предки, личностно независимые и свободные.

187. Город Шемяки А потом, как и у всех - безвестность в годы татар и вхождение в Речь Посполиту. Сперва успешная борьба с засильем татар в Степи, а потом - неуспешная оборона от натиска отатаренной Москвы. В 1454 году польско-литовский государь Казимир IV отдает Рыльск в удел-опору князю Ивану Шемяке. Он потерпел поражение в Москве в борьбе с Василием Темным за московский престол и удельную правду. И город, видимо, отвечал согласием и любовью конкурентам московского царя. В 1605 году был опорой последнему оппозиционному царю - Лжедмитрию.

188. По легенде, в городе до сих пор три дома связывают с именем Шемяки, но существуют ли какие сказания о самом суровом князе, одном из последних государственно независимых московских людей, не знаем. Знаем лишь, что сын его Василий построил в городе Покровский собор. Но защищать свою независимость он уже не хотел и даже изменил защищавшей его отца Литве.

189. В 1503 г. Рыльск стал владением московского самодержца. Так закончился этап потери политических свобод - землей и ее людьми.Вместе с Курском Рыльск стал важной крепостью на южной засечной

190. границе. На целых два века эта крепость на Иван-горе стала долговременной базой оседлых русских войск - русских стрельцов, украинских казаков, и прочей массы военных людей. Позже, с переходом Рыльска на мирную жизнь, они стали купцами и однодворцами.

191. В каком-то из рыльских домов останавливался Петр в пору войн со шведами и турками. Рыльск тогда еще, наверно, считался крупным и устроенным городом, но ходом имперского развития был отброшен в разряд небольших уездных.

192. Тем не менее, город сам начинает широкое каменное строительство. Именно от 18 и 19 веков сохранились здания, дающие нынешний уютный облик Рыльска. Путешественник 18-го века писал о нем: "Рыльск - старинный и богатый город. Стоит на реке Семь при

193. впадении в нее речек Рылы и Дублянки. В нем церквей 28, сверх того мужской каменный монастырь, в коем 4 церкви. Купеческих лавок около 50-ти". Другой свидетель говорит: "Рыльск длиной 2,

194. шириной 1,5 версты, а живет в нем 138 священнослужителей, 412 купцов, 860 мещан, бондарей 3, воскобойников 2, горшечников 1, кирпичников 1, кузнецов 19, музыкантов 5, всего разного звания 2232 души... Герб - на желтом фоне кабанья голова "(Рыло?)".

195. Свидетельство словаря Брокгауза конца прошлого века: "Жителей уже 11 тысяч. Церквей православных только 12, единоверческих одна, 1 монастырь. Зато - 24 фабрики и завода со 162 рабочими. Оживленная торговля хлебом, пенькой и косами, последние закупаются в Австрии для перепродажи на русских ярмарках. Банк и

196. две прогимназии. Кстати, о торговле австрийскими косами.Купец Иван Филимонов так успешно ими торговал, что получил от австрийских властей дворянский титул и стал фон Филимоновым. До наших дней в Рыльске остались здания, выстроенные русским "фоном".

197. Дворянский титул за торговлю - наверное, рядовое явление в Европе, уважающей дело, предприимчивость. А вот нам в России князья-однодворцы и купцы казались страшной нелепостью. И в это была наша национальная трагедия.

198. В старину Рыльск с многочисленными церквями был красив и духовен. Сегодня церквей вполовину меньше, а в уходе стоят всего 2 - действующий собор и Покровский - под краеведческим музеем.

199. Жаль, если остальные будут разрушены временем и

200. реконструкцией.

201. Вокруг райкома партии уже "организовано" пустое пространство. Сколько здесь было "ликвидировано" старины, памяти, души. Слава Богу, зона эта в Рыльске еще не велика и не коснулась

202. старого купеческого центра над Рекой - с живыми торговыми и гостиными рядами, яркими базарными лотками, с озабоченно гуляющим местным народом и белой часовней над присеймовскими далями -

203. музейная картинка, прямой сколок старой Курщины, каменный слепок

204. ее религиозной, торговой, однодворческой души.

205. Городской музей был закрыт, а, впрочем, вряд ли он прибавил бы существенное к увиденному на улицах. Известных писателей

206. и деятелей культуры город не родил - это нам было уже известно. Вот фон-Филимоновы - другое дело.

207. Около Успенского собора и нынешнего городского парка в 1957 году восстановлен дореволюционный памятник "российскому Колумбу - Григорию Ивановичу Шелихову. Вот в ком, в полном блеске, проявились таланты рыльского уроженца.

208. Сын потомственного купца (Шелиховы не раз упоминаются в числе строителей рыльских церквей), Григорий Иванович стал устроителем Русской Америки и Алеутских островов, прямым продолжателем казаков-первопроходцев. Его путь - от компаньона сибирского купца Голикова до человека, занятого грандиозными планами освоения не только Дальнего Востока, но и подготовкой экспедиций в Среднюю Азию и Тибет.

209. Мы уже встречались с памятью этого человека в другом старинном русском городе, столице Восточной Сибири - Иркутске, где в Знаменском монастыре захоронен его прах. И думали о коренных причинах неудачи Русской Америки, о коренных различиях нас от янки... Тогда мы считали рыльское происхождение Шелихова, этого русского американца - случайностью.

210. Теперь же, побывав на курской земле, думаем по-иному. Эта земля давала России людей особого склада - независимых, предприимчивых, первопроходцев. Правда, их усилиями благоустраивалось не свободное

211. государство, а империя. Правда, она же и задавливала, в конце концов, их талант. Но ведь нельзя же задавить людскую жизнь полностью.

212. И потому можно надеяться, что северское, русско-украинское, курско-рыльское начало еще получит в нас все условия для своего полного

213. расцвета.

Конец.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.