Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. "Воронежская земля"

Том 15. Южная Россия. 1985г.

"Воронежская земля"

(Никитин)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

95. Раздел 3. "Воронеж и поэт Никитин"В самом Воронеже мы провели день и уехали, понимая, что все равно усвоить все богатства его для нас невозможно, только центр.

96. Со студенческих дет я охотно впускаю в свои уши всякую информацию о высокой воронежской культуре, из книг и воспоминаний моей сотрудницы, уроженки Воронежа, чту Никитина и Мандельштама. Дa, история своим перстом указала: быть здесь культурному центру.

97. Почему? - Город очень большой, в нем почти миллион, треть всех жителей воронежской земли. Высокий уровень промышленности и образования, 4 театра, университет, 8 вузов, музеи. Здесь родились и воспитывались Кольцов, Никитин, Слепцов, Бунин, Платонов, Маршак...

98. В войну Воронеж не был занят немцами полностью. Через него проходил фронт. Его так и называли - Воронежский фронт. Памятник.

99. Как будто из самой земли вырос народ-солдат, чтобы защитить свой город и свою землю...

100. Известен с 1177г.(?) Если бы церкви могли говорить, они, конечно, рассказали о начале города. Но было ли начало Воронежа русским? Вот Брокгауз говорит, что в древности здесь жили хазары, последние гробницы которых видели еще в петровское время. Русские же Воронеж с православными церквами на берегу лесной одноименной реки был поставлен как боевая крепость только сыном Грозного, царем Федором в 1586 году. По сравнению с иными южными крепостями его преимуществом была крайняя близость к донским казакам.

101. Нижний Вольный Дон - особая тема. Для нас важно, что именно в Воронеже был главный контакт-союз самодержавной Москвы с анархическим Доном. Именно Воронеж снабжал Дон хлебом и оружием и потому именно он быстро развился.

102. Положение Воронежа, как столицы Черноземья закрепил, конечно, Петр I, когда переехал сюда в 1695 году, чтобы строить флот для взятия Азова, всех южных морей. Своего Белого моря ему не хватало, хотелось теплого

103. - и он строит тысячи стругов и лодок, десятки галер с пушками и галеасов - руками десятков тысяч людей. А после взятия Азова строит здесь

104. уже десятки морских гигантов с десятками пушек на борту - силами всей страны, разверсткой по кораблю с 10000 дворов. Для Петра Воронеж был просто южно-морской временной столицей его великой державы. И потому город заслуженно благодарен творцу своего величия. И потом строительство

105. первого флота, а через 70 лет, при Екатерине II, гражданского флота в Воронеже велось вокруг доныне сохранившейся Успенской церкви и на острове. Вместе с русскими здесь были поселены иностранные мастера. Слободы иностранцев выглядели диковинами: "Воздушные галереи швейцарских домиков перемежались с тяжелыми крышами голландских построек, а за ними шли английские дома с узкими окнами - из дерева, но раскрашенные под кирпич и даже с каминами...

106. А у ворот адмиралтейства стояли античные статуи, из-за которых произошло столкновение между Петром и епископом Митрофанием, святым, требовавшим свергнуть "языческих идолов"... Ясно, что на петровой стороне тогда оказалась победа. Правда, в веках и народе слава

107. св. Митрофания Воронежского не померкла, но и столичность и европейскость

108. Воронежа, как южного Петербурга, тоже не исчезла, даже когда Петр потерял Азов и ушел на берега Невы, а почти все его строения уничтожили пожары. Дворец, магистрат, арсенал - лишь очень немногие здания остались Воронежу от XVIII века горделивым напоминанием о прежней заглавной роли, о визитах коронованных особ. А принцесса Ольденбургская с

109. принцем - прямо поселились под Воронежем в Рамони, развели бобров и стали у основания воронежского заповедника...

110. Это барочное здание, по преданию, построено для последнего крымского хана Шагин-Гирея - или для Екатерины. А сейчас - собрат московского музея изобразительных искусств, печать и слепок мировой культуры. И вполне можно поверить, что ссыльный Мандельштам проводил в нем многие часы перед полотнами фламандских и итальянских мастеров, чтобы потом, в

111. воронежских перспективах уходить в иные, "тосканские дали".

...Я обращался к воздуху-слуге,/Ждал от него услуги или вести.
Я собирался в путь и плавал по дуге /Неначинающихся путешествий.
Где больше неба мне - там я бродить готов -
И ясная тоска меня не отпускает
От молодых еще воронежских холмов
К всечеловеческим-яснеющим в Тоскане.

112. Воронеж: 1831г. - первые стихи Кольцова

1853 - первые стихи Никитина

Через 10 лет после смерти Алексея Кольцова в тех же мещанских кругах появился еще более мощный народный поэт И.С.Никитин. Один из самых первых его стихов "Русь" стал почти гимном... В нем как будто наш народ проснулся, гордый своей самодержавностью. С каким вдохновением читала я его со школьной и клубной сцен. Мне и сейчас радостно слышать его звучание: "Русь"

113.Под большим шатром /Голубых небес,/Вижу даль степей /Зеленеется.
И на гранях их, /Выше темных туч, /Цепи гор стоят /Великанами.
По степям, в моря, /Реки катятся, /И лежат пути /Во все стороны...

114. Это ты: моя /Русь державная, /Моя родина /Православная!
Широко ты, Русь, /По лицу земли, /В красе царственной, /Развернулася.
У тебя ли нет /Поля чистого, /Где б разгул нашла /Воля смелая?
У тебя ли нет /Про запас казны, /Для друзей стола, /Меча недругу?

115. У тебя ли нет /Богатырских сил, /Старины святой, /Громких подвигов?
Перед кем себя /Ты унизила? /Кому в черный день /Низко кланялась?

116. И теперь среди /Городов твоих /Муравьем кишит /Православный люд.
По седым морям, /Из далеких стран, /На поклон к тебе /Корабли идут,
И поля цветут, /И леса шумят, /И лежат в земле / Груды золота.
И во всех концах /Света белого /Про тебя идет /Слава громкая.
Уж и есть за что, /Русь могучая, /Полюбить тебя, /Назвать матерью,
Стать за честь твою /Против недруга, /За тебя в нужде /Сложить голову!

117. 10 лет прошло, а как изменилось общество. Воронеж теперь гораздо внимательней к поэту, чем к Кольцову. Один из прежних администраторов тогда рассказывал: "Черт знает, что с Кольцовым сделалось. Совсем рехнулся. Бывало, придет, станет прилично у двери, стоит с почтением. Никак, бывало, не уговоришь, чтобы сел. Дашь ему чашку чая, он стоя пьет и жжет себе губы. А теперь придет, сейчас за руку тебя, сядет возле и начнет пороть чепуху о каком-то Гегеле, Шеллинге и черт его знает о ком. Миросозерцание какое-то выдумал, - и кой черт его надоумил?"

118. Стихи же Никитина сразу получают признание в самом Воронеже от кружка губернского секретаря Второва, губернатора Долгорукого и его жены, вице-директора полиции графа Д.Н.Толстого (тот издает первую книгу Никитина в 1856г.) и даже от царя Александра II в благодарность за книгу Никитин получает бриллиантовый перстень и золотые часы.

119. Уже нет снисходительной жалости, Никитина ценят именно за принадлежность к народу, как такового, его умоляют не соблазняться пустотой светской барской культуры. Да Иван Саввич и не соблазнялся. Брокгауз правильно отмечает, что Никитин - один из редчайших примеров русского человека, сумевших все же отвоевать и талант, и свободу, и умереть с гордым и законным сознанием победы.

120. Детство его в материальном смысле было благополучным. Отец был богатым воронежским торговцем и владельцем свечного заводика, разрешал сыну посещать училище и даже духовную семинарию. Но счастье торговое не верно, и отец стал пить, превратившись в жалкого пройдоху. В своем главной, автобиографической поэме "Кулак" Никитин так прощается с героем поэмы:

121. Прощай, Лукич! Не раз с тобою,/Когда мой дом объят был сном,
Сидел я, грустный, за столом, /Под гнетом дум, ночной порою!
И мне по твоему пути/Пришлось бы, может быть, идти...

122. Но я избрал иную долю. /Как узник, я рвался на волю,
Упрямо цепи разбивал! /Я света, воздуха желал!
В моей тюрьме мне было тесно! /Ни сил, ни жизни молодой
Я не жалел в борьбе с судьбой!/Во благо ль? Небесам известно...
Но блага я просил у них! /Не ради шутки, не от скуки,
Я, как умел, слагал мой стих, /Я воплощал боль сердца в звуки.
Моей душе была близка /Вся грязь и бедность кулака!

123.Мой брат! Никто не содрогнется,/ Теперь, взглянувши на тебя!
Пройдет, быть может, посмеется, /Потеху пошлую любя...
Ты сгиб. Но велика ль утрата? /Вас много! Тысячи кругом,
Как ты, погибли под ярмом /Нужды, невежества, разврата!
Придет ли, наконец, пора, /Когда блеснут лучи рассвета;

124.Когда зародыши добра /На почве, солнцем разогретой,
Взойдут, созреют в свой черед /И принесут сторичный плод.
Когда минет приказа века /И воцарится честный труд,
Когда увидим человека - /Добра божественный сосуд!

125. Музей оказался закрытым. Раньше здесь был постоялый двор, а дворником-хозяином работал Иван Никитин, совмещая услуги постояльцам-купцам и мужикам с ночным творчеством. В письме он вспоминает:

126. "Продавая извозчикам овес и сено, я обдумывал прочитанные мною и поразившие меня строки, обдумывал их в грязной избе, нередко под крик и песни разгулявшихся мужиков. Сердце мое обливалось кровью от грязных сцен, но с помощью доброй воли, я не развратил души своей. Найдя свободную минуту, я уходил в какой-нибудь отдаленный уголок моего дома... Все написанное я скрывал, как преступление, от всякого постороннего лица, и с рассветом сжигал строки, над которыми плакал во время бессонной ночи"...

127. Только опубликовав несколько своих стихотворных книг, получив помощь и кредит, он смог два года до смерти не только работать, чтобы жить, но и, открыв книжную лавку, служить обществу распространением хороших книг, становясь в центре культурной жизни Воронежа. Но как недолго! Как несправедливо недолго! На постоялом дворе он заработал смертельную чахотку... 16 октября 1861 г. Никитин умер. Похоронен на

128. Митрофаньевском кладбище рядом с Кольцовым. Правда, остального кладбища больше нет. Вместо него есть цирк и шумные широкие улицы. Грустно...

129.Вырыта заступом яма глубокая. /Жизнь бесприютная, жизнь одинокая,
Жизнь бесприютная, жизнь терпеливая, /Жизнь, как осенняя ночь, молчаливая,-
Горько она, моя бедная, шла, /И как степной огонек, замерла.
Чтоже? Усни, моя доля суровая! /Крепко закроется крышка сосновая,
Плотно сырою землею придавится, /Только одним человеком убавится...
Убыль его никому не больна, /Память о нем никому не нужна!...

130.Вот она - слышится песнь беззаботная -/Гостья погоста, певунья залетная,
В воздухе синем на воле купается; /Звонкая песнь серебром рассыпается.
Тише!... О жизни покончен вопрос, /Больше не нужно ни песен, ни слез!

131. Творчество И.С.Никитина, конечно, не так разнообразно и искрометно, как у Пушкина или Лермонтова, но причина тому не узость интересов или недостаток образования. Никитину присуще глубокое

132. религиозное чувство, близка природа и загадки бытия...

133.Присутствие непостижимой силы
Таинственно скрывается во всем:
Есть мысль и жизнь в безмолвии ночном,
И в блеске дня, и в тишине могилы,
В торжественном покое океана...

134.И в сумраке задумчивых лесов.
И в ужасе степного урагана,
В дыхании прохладном ветерка,
И в шелесте листов перед зарею,
И в красоте пустынного цветка,
И в ручейке, текущем под горою...

134. Но жизнь его чуткой души посреди народной нужды и страданий поворачивала его музу к так называемой демократической протестующей поэзии. И на это ничто не могло повлиять - ни искреннее уважение и

135. покровительство высшей власти, ни отвращение к партийной беспардонности демократических вождей - Чернышевского и Некрасова. Чернышевский начал с того, что объявил первую книгу Никитина бездарной - из-за его "дружбы с реакционерами". И хотя впоследствии Добролюбов пытался исправить эту ошибку, перетянуть Никитина на свою сторону, но - не получилось: Никитин не побоялся бросить журнальным "властителям дум" горькое:

136."Обличитель чужого разврата"/Проповедник святой чистоты!
Ты, что камень на падшего брата /Поднимаешь,- сойди с высоты!
Нищий духом и словом богатый /Понаслышке о всем ты поешь,
И бесстыдно похвал ждешь, как платы, /За свою всенародную ложь.
Перед нами - немые могилы /Позади - одна горечь потерь...
На тебя, на твои только силы, /Молодежь, вся надежда теперь...

137. Праведник и провидец Никитин жил своим трудом, был предельно строг к себе, честен, необыкновенно участлив к людям. Может, потому у него так много горьких образов. Он приходит к пониманию, что его любимой России еще очень далеко от выздоровления, что "барство еще не взялось за труд", не отказалось от векового бича, и что крестьянин все еще точит топор на бывшего владельца.

138. Памятник Никитину на площади у театров нам кажется главным в Воронеже, вроде памятника Пушкину в Москве. На многие темы постоянно разговаривает с воронежцами их поэт... Но мы выберем для окончания лишь следующие строки:

139. Медленно движется время - /Веруй, надейся и жди!...
Зрей, наше юное племя! /Путь твой широк впереди.
Молнии нас осветили, /Мы на распутьи стоим...
Мертвые в мире почили, /Дело настало живым.

140. Стыд, кто бессмысленно тужит,- /Листья зашепчут - он нем!
Слава, кто истине служит, /Истине жертвует всем!

141.Поздно глаза мы раскрыли, /Дружно на труд поспешим...
Мертвые в мире почили, /Дело настало живым.
Рыхлая почва готова, /Сейте, покуда весна;
Доброго дела и слова /Не пропадут семена.
Где мы и как их добыли - /Внукам отчет отдадим...

142.Мертвые в мире почили, /Дело настало живым.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.