Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. "Южный Урал"

Том 16. Урал-Волга 1986 г.

"Южный Урал"

(Река Белая)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

198. Раздел II. "Путешествие по реке Белой"

199. Алеша: Плавание по реке Белой родители устроили, как туристское оправдание всей поездки по Южному Уралу. Я, конечно, не возражал -

200. ведь разработка маршрута - это их дело. Но, конечно, был рад выбраться, наконец, из этих городов. Тем более что снова начало греть

201. солнышко, а на Белой обещали перекаты и скалы, и даже первобытные пещеры с разными рисунками и легендами. И вообще, по реке Белой

202. проходит один из самых знаменитых туристских маршрутов и много

203. людей, что тоже интересно. Одного только всегда нехватает моим

204. родителям - времени, и потому половину водного пути мы проехали

205. машинами...

206. Лиля: Ранним утром поезд из Уфы в Сибай высадил нас на станции в Белорецке, а переполненный байдарочниками и металлургами автобус

207. довез нас до начинающейся реки Белой, разлившейся в городе заводским прудом. Никто не начинает здесь сплава, надо ехать на

208. юг. И потому для экскурсии по городу мы имели немного времени. Весь он - на виду: несколько новых многоэтажек - для флагмана черной

209. металлургии Башкирии - и множество домиков на широких деревенских улицах, где утром все так чисто и мило. Почти идиллия. И только

210. история может вернуть нас к суровой реальности."Эти горы, истоки главной башкирской реки были отняты Твердышевым у старшины кудейских башкир Юлая Азналина для устройства заводской каторги. За эти-то земли и мстил Салават Юлаев всем грабителям и поработителям. За них ему и другим башкирам рвали ноздри и уши, забивали палками и каторгой...

211. Но разве русским было здесь лучше? В начале XX века здешний Григорий Белорецкий собирает и печатает для большевиков уральский рабочий фольклор- частушки вроде "Распроклятый наш завод", "Ах, ты, маменька родима...", "Управитель наш - подлец...", "Заперты мы на заводе..." но, не дождавшись революции, кончает с собой..

212. Как хорошо, что прошла не только та заводская каторга, но и

213. сталинские лагеря... и людям снова светит башкирское солнце...

214. Витя: Наконец-то втиснулись в очередной автобус вместе с байдарочной группой из Уфы и поехали по горным просторам, по колыбели

215. лесных башкир... Туристы настоятельно советовали нам не жалеть времени и проплыть основную и самую красивую часть

216. Белой - от Бурзяны до Сыртланово. говорила нам молодая пара

217. "Какая это замечательная река! В Союзе нет ей равной. Сколько раз мы уже на ней были, а сейчас вот едем прощаться... В последний раз! Как, Вы не знаете? Ведь будут строить атомную станцию, и реку объявят закрытой зоной, туризм запретят... Теперь, после Чернобыля - совсем точно... Так что пользуйтесь и Вы последним случаем".

218. В селении Узян мы распрощались с попутчиками. Они, имея отпуск, начинали свой сплав отсюда, нам же надо было ехать дальше...

219.20 с лишним км до деревни Кага Лиля с Алешей ехали на молоковозе, а я - частью пешком, частью иными попутками. Из головы не выходили

220. слова про атомную станцию и про запретную зону на всей Белой. В это не верилось... Хотя и слышали: что соседние горы уже давно закрыты, наверное, под какие-нибудь урановые гадости, и, конечно, мы понимаем, что у власти хватит мощи закрыть не то что Белую, но и всю Башкирию. И все же? Неужели начатый два века назад захват

221. Твердышевым земель у свободных башкир под каторжные заводы теперь-таки завершится отнятием всей Белой под чудовищный атом? И останется тогда у этого Молоха-прогресса лишь один шаг, чтобы

222. заразить и поглотить всю эту красоту, всю долину башкирских сказаний... И себя заодно с нею?... Не хочется, не можется верить.

223. Выжженная солнцем и вытоптанная свиньями Kaгa встретила нас столовой и трудностями посадки на следующий автобус до Бурзяна - так здесь зовут бывший центр племени бурзян, а ныне - районное село Старосубхангулово.

224. Рядом с Кагой расположена база плановых туристов "Агидель" ("Белая" - по-башкирски), откуда они и начинают свой двухнедельный сплав до Сыртланова. Мы же еще продолжаем автобусный путь - до

225. окончания дороги... 60 км долинной, лихой и пыльной башкирской дороги не были для нас длинны, хоть и утомительны.

226. С одной остановкой - у какого-то загона, где шофер с мужчинами-башкирами и милиционерами удалились под навес. Долго они там пили бодрящий кумыс, возбуждая у нас завистливую жажду. А ведь первыми милиционерами здесь были не башкиры.

227. Осенью 1921г. после участия в боях против петлюровцев, поляков, кавказцев, антоновцев, 16-летний комбат Голиков ищет приключений в борьбе с местными башкирами, сколачивает ЧОН-ские отряды, рыщет по белорецкой степи, давит всякое сопротивление красной Москве, а, подавив и заскучав, уезжает, чтобы стать детским воспитателем-писателем Аркадием Гайдаром...

228-229. Алеша: Первые часы на водеНаконец-то мы выбрались из последнего автобуса, прошли очередную деревню, и подошли к Белой для начала похода. Пока мама ходила в магазины и пересчитывала продукты, а папа из найденной жестяной банки и шестов мастерил нам весла, я надул лодку и вдосталь поплавал

230. на ней, а потом и без нее. Течение быстрое, но тепло и совсем не страшно...

231. Но вот, наконец, все сложено, увязано, упаковано, поддуто, и я отталкиваю родителей от берега, прыгая на нос и стараясь не очень

232. качать лодку, чтобы не пугать маму. Пройдя под пешеходным мостом, в 6 часов вечера начали длинный и утомительный 140-км

233. водный путь... А когда село солнце и стало темнеть, мы выбрали

234. свободную от туристов галечную отмель и поставили на ней палатку...

235. Лиля: У меня уже не было такого первоначального страха перед водой, как на Чусовой, да и течение Белой менее стремительное, и потому мы с Алешей довольно скоро поддались Витиным

236. уговорам и отдались отдыху и даже сну... Но сейчас мне хочется соединить два рода впечатлений.

237. От единственной башкирской деревни, от которой остались слайды - Старосубхангулово на реке Белой, и от единственной запомнившейся книги Мустая Карима о детстве в деревне на реке Дёме.

238. Книгу "Долгое-долгое детство", раскрывающую башкирскую жизнь изнутри - пересказать невозможно. Помяну только Старшую мать, само чудо, что писатель имел не одну, а две матери, потому что по мусульманскому дозволению и обычаю, у его достойного отца была не одна, а две жены... Что, кроме негодования и жалости к мусульманским женщинам я испытывала раньше за обычай многоженства? А вот,

238. оказывается, Мустай Карим свою мудрую Старшую Мать любил много глубже родной по плоти Младшей матери, богат был несравненно любовью двух матерей, и душу свою отгранил соответственно...

239. В самый трудный свой час ранения на фронте и близости смерти, когда весь мир казался кружащим вокруг дерева, он спасается только, когда приходит к нему Старшая Мать...

240. "Но дерево уже не дерево, а моя Старшая Мать. И не одни малыши, вся наша семья - отец, Младшая Мать, мои старшие братья, сестры кружатся вокруг нее... Даже пара наших серых коней, две пестрые коровы, телята, овцы, куры и гуси в этом хороводе. Вокруг нее вращаются

241. все наши счастье-радости, беды-горести, заботы каждодневные и долгие мечты - мир и судьбы наши кружатся. Старшая Мать - незыблемый ствол этой жизни, и потому стоит она спокойно и надежно, будто

242. неведомы ей печали и страдания, старения и смерть, только мягкая улыбка на лице. Утренний свет скачет в листьях дуба...

Живет ли тот дуб, который причудился мне Старшей Матерью, я не знаю. А Старшая Мать еще задолго до того утра переселилась в дом, где быть ей вечно... Но и ныне она стоит посредине то

243. солнечной, то ненастной, то цветами покрытой, то метелью повитой поляны моей жизни. И все кружатся, кружатся вокруг нее мое детство, моя юность, годы возмужания и зрелости, вся моя жизнь кружится

244. вокруг нее".

245. Понимание А теперь спросим себя мы, русские, становящиеся россиянами, т.е. башкирами на этой земле - могли бы мы понять, почувствовать такое необыкновенное отношение к Матери не из башкирской,

246. мусульманской, непривычной нам культуры? Не прочитав Карима и не побывав на Белой? И не стали б оттого бедней?

247. Витя: Прощаясь с Бурзяном=Субхангуловым, с темой мусульманской женщины, не могу не вспомнить слов Учителя. Ведь звание Акмуллы и праведника совсем не мешали ему воспевать женскую любовь, как нравственную огранку.

248. Когда в разлуке милая томится,
Куда б ни шел ты, к ней душа стремится.
Когда жена умна, добра, любима,
И райским девам с нею не сравниться.
Недаром о любви слагаю сказки,
Ты беден, коль не знаешь женской ласки,
И одинок, как потерявший близких,-
Не для тебя сияют в мире краски.

249. Но жемчуга любви предстанут сором,
Коль нет ума за томным женским взором,
С дурной женой и умный поглупеет,
А глупость ходит об руку с позором.
Жена и конь должны под стать гранилу
Гранить мужскую честь, отвагу, силу,
А коль жена и лошадь никудышны,
Мужчине впору лечь живьем в могилу.

250.Все вкривь и вкось идет у несчастливца,
Ему желанных целей не добиться.
У невезучего, как говорится,
Загрызть верблюда может и лисица.

251. Чтоб в море жизни избежать крушенья,
Не торопясь обдумывай решенья.
Лишь прозорливый в выборе мужчина /Всеобщего достоин уваженья.

252. Всему на свете есть свои причины: /Седеют люди рано от кручины,
За неудачей терпит неудачу /Страна, где незадачливы мужчины.

253. Плавание 9-10 июля

254. Алеша: Оба дня на Белой были с хорошей погодой и красивыми берегами, но проходили они одинаково. Утром выходим, плывем

255. мимо скал и туристских плотов до обеда, а потом снова плавание до позднего вечера, до ночевки.

256. Хотя у Белой течение поменьше, чем на Чусовой, но от гребли все равно было толку мало, да папе и неудобно, и потому основную

257. часть времени мы жалели его и просто спали. Ведь если не сидеть, а лежать, у лодки меньше осадка, лучше ход, и папе легче

258. управляться с ней. И даже смотреть по берегам лучше лежа. Ведь, если верить книжкам, купленным в Уфе, на берегах этой реки жили главные герои башкирских древних легенд и мифов -

259. Кузяк-бий, Алдар и Джюгра, конь Акбузат.

260. В первом сказе говорится о борьбе двух башкирских племен, одно из которых называлось лесными бурзянами и охотилось выше по реке, а второе называлось кыпсяками и кочевало в степной части

261. реки, куда мы должны приплыть.

262. Во второй сказке говорится уже об их примирении. У хана лесных башкир дочь Джюгра выросла сильнее и ловчее всех мужчин. Всех она побеждала и прославилась как Батыр-кыз (т.е. богатырь-девушка). И только степной богатырь Алдар оказался ей равным. Они поженились и соединили лесных и степных башкир в один народ.

263. Боролись батыры не только с хищными зверями и племенами, но и со всякими колдунами и чародеями с помощью молитв и амулетов.

264. Они освобождают из пещер пленных, но сам Алдар погибает. А в сказе

265. Акбузат рассказывается, как герой Хаубан побеждает водного царя и выводит из громадного озера волшебного коня Акбузата, а за ним - бесчисленные стада скота... Но было это очень давно. И на

256. на реке Белой таких сказочных героев можно увидеть, наверное, только во сне...

267. Лиля: Нет, ни в снах на воде или в палатке, ни в хлопотах-разговоpax у костра мы не видели фольклорных героев и даже о них не разговаривали, а просто не успели еще очнуться от городской

268. усталости, отоспаться, чтобы потянуло на осмысление поэтической мощи Агидели.

269. Ну что ж, эту работу можно проделать сейчас... Да, солнечный Акмулла больше опирался на героические мифы, а те - на законы

270. ислама... Зато вот темный Гафури в постреволюционных стихах как бы возродил и мифы, и жесткость, и страх перед тайными происками врагов.

271. А в наше времяКарим соединил все и от Акмуллы, и мощь первоначальных сказаний.

272.И стонет курай, и ликует курай: "Мой Урал!
О вечный Урал мой, Урал мой!" и в эту минуту
Сквозь 10 минут я на жарком коне проскакал
Туда и обратно - сквозь 10 столетий как будто.

273. И древняя песня, бурля, устремила свой бег
По жилам моим, запылила, забилась жар-птицей

274. ...Смешавшись с землей, я умолкну однажды навек,
А ветру шуметь... А мелодии литься и литься...

275. Акмулла:

Кровоточащую читаю книгу горя /И черных бед открываю море.
И море от меня уносит вдаль - /Мою любовь, надежду и печаль.

276. Вел летопись я вечности, и вот /Та вечность в бездну черную зовет.
Что спрашивать меня? Удел мой тяжек:
Куда ни гляну - там воронья стража.
Мир узок. Лишь горит в кромешной мгле /Мозг в черепе, как золото в огне.

277. М.Карим:

Не вечен мир. Приходят - чтоб уйти, /Ушедший никогда не возвращается.
Спокоен разум. Бесполезен спор

278.И все мне ясно:непреложен строгий
Давным давно объявлен приговор
И истекли обжалованья сроки...

279. Акмулла:

Мы смертны; все простимся с жизнью в свой черед,
Но каждый к берегу бессмертья ищет брод.
Ты скажешь: брода так никто и не нашел!
Утешься тем, что в Судный день и Смерть умрет!

280. М.Карим:

Солнцу я кричу: "Ровесник, встаньте!/- Дерзко? От себя куда же денусь?
Просто я доверчив, как и раньше, /Медленно седеющий младенец...

281.Что ж и впредь мне, если будем живы,
Разума,как видно, не набраться,

282. Подлинной цены вещам и людям, /Так и не узнаю, может статься.

283. Акмулла:

О Акмулла, познай себя! Каков ты сам?
Примерь ты суть свою сперва к своим словам,
Ты о единстве говорил - единства нет.
Позор тебе, о Акмулла, и стыд и срам/
Что делать мне? Забыл любовь, рассеян стал,
А ведь за жизнь сто тысяч книг перелистал,
Не льстил, не лгал,- и вот итог - остался я

284. В пути без спутников. О том ли я мечтал?..
Искусан вшами до крови, скитался я,
Но что мне вши!? Правдив остался я.
Лишений тьму перенеся, не каюсь я.
Лишь книжной мудростью одной питался я.
Кто знает в жизни ремесло - не пропадет.
Никто в безделии себя не обретет.

265. Карим:

У мира не видать лица.../Мир заволок сплошной туман.
С утра туман и в ночь туман, /Нет ни просвета, ни конца

286. Но вот туман поднялся ввысь /И будто не было его...
Жди проясненья своего,/ Жди и терпенья наберись,
Не торопись, душа...

287-288.

289. Акмулла:

Земля начальней всех начал: она
Вливает силу жизни в семена.
В природе перемены бесконечны,
Изменчивость землей порождена.

290. Картины прежде видел ты одни,
Сейчас - другие, но былым сродни...
Меняясь, чередой идут и наши
То грустные, то радостные дни.

291. М.Карим:

И потому с природой вместе /Плачу я и вместе с ней смеюсь.
Тайнами - по совести, по чести /Я делюсь со всеми, не таюсь.
Но особой тайною отмечен /Человек... я знаю отчего
Род людской непреходящ и вечен, /В чем секрет бессмертия его.

292. Но делюсь с той тайной в тишине /Лишь с одной и лишь наедине.

293. Акмулла:

Срубят дерево - рядом росточки останутся
От четы сыновья и дочки останутся,
Что останется в мире от одинокого?
Конь с седлом, да одежда чужому останутся...

294. М.Карим:

А бывает в природе такая пора:/Ветер стихнет, но листья трепещут.
Солнце сядет. В полнеба чернеет гора, /Но лучи отсеченные блещут.

295. Приоткрой мне, природа, секреты свои,
Чтоб потом, без меня, хоть в начале,

296. От меня отсеченные песни мои, /Шелестели б, светили, звучали.

297. Акмулла:

Пусть горы не дано тебе свернуть -/Не отступай, однажды выбрав путь,
Бессмертным не на том - на этом свете

298. Стал Афлятун (Платон) - об этом не забудь.

299.

300. Алеша: Посещение Каповой пещерыС берега Капову пещеру не видно, только какой-то домик. Шли сначала по тропке, потом вдоль ручья до самого входа, у которого

301. стоял лесник и говорил, что в пещеру через входную решетку идти нельзя. Но я все же не утерпел и, пользуясь припасенной заранее

302. свечкой, немного прошел в темную глубину... Но Капова пещера оказалась такой громадной, что моя свечка никак не освещала ее, а потом просто затухла от сквозняка. Пришлось повернуть назад, да и родители очень просили... А жаль - ведь ходы и залы Каповой пещеры

303. тянутся на 2 км в несколько этажей-ярусов. На труднодоступном 2-м ярусе нашли рисунки первобытных людей, но нам одним туда

304. не добраться... Копии этих мамонтов и коней мы увидели на плакате около избушки...

Лиля: Эти рисунки обнаружены только в 1989 году и считаются сейчас одним из ценнейших образцов древнейшей палеолитической живописи - не только у нас в стране, но и в мире...

305. Темные пещеры были для тогдашних башкир не темницами, а жилищами, и даже храмами священных животных. Но как давно это было! - В домифические времена!

306. В научном комментарии к башкирскому эпосу "Акбузат" говорится: "В Бурзянском районе Башкирии находится известная всему миру Капова пещера... По местным преданиям громадная пещера была

307. прорублена дивами и драконами, как жилье для коня Урал-батыра - Акбузата... Интересно, что в пещерах были обнаружены и рисунки древних коней, наряду с изображениями мамонтов и носорога..."

308. На нас еще большее впечатление производит эпизод другого башкирского мифа "Алдан и Джюгра", когда эта батырская пара с помощью исламского пустынника побеждает злого колдуна-пярия и освобождает из огромной пещеры всех пленных и похищенных. Послушайте, как рассказывает бытыр-кыз:

309. "Я ужаснулась, увидя в первый раз в жизни моей заключенных людей в подземном жилище. При свете огня казались они полумертвыми, едва дышащими и почти полунагими. Алдар, отдав им привет-салям,

310. закричал громко, что они свободны. Звук его голоса раздался по всему пространству пещеры. Имеющие еще силу ходить поспешно шли к нему навстречу и падали к ногам его. Он, поднимая их, помогал... С поспешностью выходя из пещеры, они друг друга давили, а слабых, не могущих идти, выносили... Алдар между тем, спешит

311. освободить скованных узников, держа в руках зажженные пучки огня. Чем далее они шли, тем пещеры были ужасней. Висящие над головой камни, казалось, подавить их хотели... Алдар хватал цепи и ломал их".

312. Так вот как развивалась история в пещерских горах и пещерах. Самые древние предки башкир в них жили и молились, а вот более поздние создатели уже известных мифов, видно, сталкивались со злыми чародеями, в которых так легко узнать человека цивилизованного,

313. технически сильного, даже магического, но злого и бессовестного насильника. И пещеры стали ассоциироваться с тюремными подземельями и пытками, освободить от которых может ли батырство

314. и ислам - главные духовные достижения народа.Но век от века слабеют обе эти опоры. 18-й век подавил

315. башкирское батырство, в 19-м веке в тюрьме оказался Акмулла, а в следующем веке - и много иных мулл. А сейчас вот витает

316. над Белой чудовищным пярием-чародеем сама Атомная Зона... Так неужели Белую-Агидель и вправду заколдуют современные чародеи?

317. "Послание из тюрьмы XIX в."

От странника, от Акмуллы /Примите вы привет,
От праведного Акмуллы,- чье слово к людям - свет.
Земля родимая, прими /Посланье от того,
Кому не страшен никогда /Его врагов навет.

318. ...Пусть назиданьем станет вам /От Акмуллы письмо
Свидетель горя моего - страдание само:

319. Здесь люди тают, как свеча, /Худеют и гниют.
Надели цепи им на грудь /И скотское ярмо.
Не спим от ночи до зари. /Бессонница нам друг.
Мы все рассудка лишены /От здешних адских мук.

320. Мы здесь, как будто пауки /- плетем круги тенёт
И ловим с ночи до зари / Клопов, и блох, и мух.
Названье этих страшных мест -/Тюрьма или зиндан.
Здесь те, кому в удел урок /судьбою злою дан.
Здесь те, кто к ужасам своим /Уже давно привык,
Здесь в человеке нет добра, /Весь человек - изъян.
B окнах наших света нет: /Сумели оковать,
И чернокаменный забор /Не хочет света знать.

321. Ничто души моей разлад /Не скроет, не спасет,
Когда солдат с ружьем в руках /Побега жадно ждет...
От навалившейся судьбы /Где средство отыскать,
Когда любой из нас - слепой /И слезы жалко льет.

322. "Кто там сидит? - А нам по 10 лет, наверное, нести
До "Петербургских дел" следов /Уже не разгрести.
Кто там? Какие там мужи /Напрасно кровь прольют?
Кто выйдет в бой, в напрасный бой - чтоб путы обрести?..
О чернокаменный забор! /Ты лик мой изменил.

323. Я знаю: всаднику в пути /Немало нужно сил.
Хочу я дух свой укрепить, /Но прежде воскресить,
Так, чтобы он сквозь смертный страх /Себя провозгласил

324. В тебе гордыня велика, /Когда в довольстве ты,
Лишь испытание тебя /Спасет от суеты.
Я, презиравший баурсак, /презренный Акмулла.
Жую теперь я черный хлеб, / Прося глоток воды.
Солдаты вечерами нас /сгоняют, как овец,
И пересчитывают нас, / Как скот. Гляди, творец!

325. Я телом стал от горя худ /А мысли тяжелы,
Никто не слышит здесь меня. /Все голодны и злы.
О сколько мне дано терпеть?! /Никто не скажет мне.
О, как страдает от битья /душа у Акмуллы.

326. О горький униженья день!/Да будет проклят он!
А не Творцом ли деспотизм /В коране запрещен?
О подлый друг Исангельды! /Как вспомню о тебе -
Из глаз моих бежит слеза, /из сердца рвется стон.

327. О сколько глаз моих врагов /Глядят из темноты,
О сколько я от них терпел / Доносов, клеветы.
Но я ни разу не восстал./Известно было мне:
Ведь ты - вершитель правоты, /великий бог! А ты?!

328. Теперь я знаю все /Пора мне истину сказать:
Вовек не стоит тот добра, /Кто не желает знать.
Изгрызли волки грудь мою./Они - моя беда,
Но их от сердца моего/Никак не отогнать.

329. О вдохновение мое! /Всегда ты - словно мед.
Душа - робка, но мой язык / Опасности неймет.
Я, бедный, скорбный Акмулла, /В речах нетороплив,
Веду я повесть о себе, /Пусть всяк меня поймет.

330. "Конец плавания - 10.VII" Алеша:

На 4-й день плавания утром мы попрощались с Уральскими горами и вышли в степную часть Белой, чтобы к обеду, пройдя первые дома

331. большого селения Сыртланово, высадиться на косогоре - просушить

332. вещи, окончательно сложить свою лодку и распрощаться с Белой.

333. Автобус вдоль Белой довез нас до первого города на железной дороге - Мелеуз. До ночного поезда на Оренбург у нас оставалось

334. много времени, и после столовой мы, конечно, пошли смотреть его.Но смотреть было почти нечего. Недавнее село из-за какого-то комбината строительных материалов стало рабочим городом с одной

335. фешенебельной, магазинной улицей. Пo этой улице мы прошлись несколько раз взад и вперед. Вот она, нынешняя башкирская радость и гордость. Во что превратилось привольное кочевье и свобода.

336. Остаток дня и вечера мы провели, купаясь в Белой, у моста на стройкомбинат. А потом от дождя забрались в палатку и просто читали и спали... Нет, нет, конечно, еще и думали. Прощались с Белой

337. и самой Башкирией, нет, не с Великой, а с современной, нынешней, так безоглядно и полно вползшей, нет, с размаху, с батырской охотой и удалью впрыгнувшей в промышленную цивилизацию, социализм. Но не хочется называть сталинский или даже нынешний этап башкирского социализма - окончательным вариантом. Есть надежда, что он еще сильно подразовьется к Акмулле:

338. Твори добро всегда с душой открытой, /Всегда осилить скверну нам дано.

339. Пусть дьявол заберет у нас свободу -/Вы силу рук оставьте все равно.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.