Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. "Вятка"

Том 16. Урал-Волга 1986 г.

"Вятка-Пермь"

(Вятка)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1.Урал. ч.1

2. Урал-1986. Предъуралье

3. Хваткая Вятка и уральская Пермь

4. Две однодневные остановки в двух областных столицах географического Предъуралья стали нашим преддверием и предисловием к стержневой теме Урала,

5. изначально не русского, скорей, языческого и башкирского, но такого нашенского, заводского и имперского.

6. Но всему свое время, а сейчас лучше почитаем из "Вятской тетради" Владимира Крупина: "Все знают выражение: вятский - народ хватский. Это даже как-то автоматически произносится. Скажешь, где угодно в нашей стране, что ты вятский, тут же добавят, что вятский - народ хватский.

7."Да,- подхватишь, бывало, - семеро одного не боятся, а один на один, все котомки отдадим... И еще: вятский - народ хватский, на полу сидим и не падаем; или: вятский - народ хватский: семеро на возу, один подает и кричит: "Не заваливай!"

8. Если идти от вокзала по центральной улице, то первым на пути музеем окажется Салтыков-Щедринcкий. Обычный неприметный домик, в котором квартировал бедный ссыльный чиновник. Конечно, не сохранилось ничего, кроме голых стен. Ну и что? - Устроители музея выбрали с мебельных

9. толкучек и запасников подходящие вещи николаевских времен, а на стенах поместили его фото и письма, как бы развернули на них щедринскую душу и - как неожиданно и странно это было - произошел контакт, и мы впервые прониклись человеческой симпатией к ядовитейшему сатирику.

10. Юноша из дворянской провинции после Царскосельского лицея начал блестящую карьеру в столичном ведомстве и был увлечен литературными планами ...и вдруг вырван жандармами и брошен в вятскую дыру-

11. -ссылку навсегда. На самый край империи, откуда вроде и дороги уже не было дальше, в город Глупов! Как тут не придти в безысходное отчаяние?!

12. "Вам остается только жить в прошлом и переваривать ваши воспоминания!"

13. Но молодость и желание служить обществу было огромным. Молодой ссыльный был окружен простодушным сочувствием, и он ожил, обрел друзей, и создал свои первые, ставшие известными "Губернские очерки", женился и стал сатириком Щедриным, что, как ни странно, не помешало его служебной карьере вплоть до ступени его Превосходительства вице-губернатора M.Е.Салтыкова:

14. "Мне отрадно и весело шататься по городским улицам, особливо в базарный день, когда они кипят народом, когда все площади завалены разным хламом: сундуками, бураками и проч. Мне мил этот общий говор толпы, он ласкает мой слух пуще лучшей итальянской арии.

15. Взгляните на эти загорелые лица: они дышат умом и сметкою, и вместе с тем каким-то неподдельным простодушием, которое, к сожалению, исчезает все больше и больше. Столица этого простодушия - Вятка".

16. Витя: "В Вятке и я преодолел старинную неприязнь к этому старинному кентавру - революционеру в чиновничьем мундире. Просто он

17. был человеком дела и громадной общественной активности. Его язвительность была на деле конструктивна, не ради убийства службы, а ради хирургического очищения ее. А конструктивность - нам симпатична и близка.

18. А вместе с тем мы почувствовали симпатию и к губернской Вятке, живой и милой и, может, потому столь человечной и даже литературной.

19. И жалели ее, окружаемую, а частью и уничтожаемую блочно-стандартным индустриальным Кировым.

20. Герцен вспоминал: "В Вятке я сделал переход от юношества в совершеннолетие; странно, в Москве я еще не успел обглядеться после университета и узнал людей без маски в Вятке - тут их скорее можно узнать, ибо люди здесь ходят по-домашнему, не давая себе труда скрываться. В этом захолустье вятской ссылки... я провел много чудных, святых минут, встретил много горячих сердец и дружеских рук. Где вы? Что-с вами, подснежные друзья мои?"

21. Мы не побывали, а только прошли мимо домов Герцена и Витберга, братьев Васнецовых и Грина. Они были закрыты, и живых контактов у

22. нас не получилось. Впрочем, в каком из двух домов жил Герцен, не могут решить и сами горожане.

23. Зато дом его друга, ссыльного архитектора Витберга - "человека колоссального, художника в душе и с душой великой" - знает каждый. Ведь семья Витберга в свое время была центром культурной жизни Вятки.

24. Caм Александр Лаврентьевич, известный России, как победитель конкурса проектов будущего Храма Спасителя в Москве, выстроил в Вятке грандиозный торжественный кафедрал. Но государственная бюрократия преследовала его: царь Николай отнял главный проект

25. в годы жизни, а в 30-е годы нашего века был разрушен и его вятский кафедрал - уже в порядке государственного безбожия.

26. И остались от творений Витберга только входные ворота и классическая беседка в парке над рекой Вяткой. И все же, как полна памятью о нем

28. областная галерея. Тяжела судьба Витберга и его творений, но еще

29. тяжелее была доля польского повстанца Степана Гриневского, так и оставшегося на ссыльной чужбине. Сын же его, выросший в Вятке, стал Александром Грином, и посетителям его музейного дома откроется,

30. может быть, тайна бедового гриновского детства и польско-вятского таланта, вдруг давшего диковинный цвет.

31. А вот братья Васнецовы не были ссыльными, a просто выросли здесь и оказались самыми яркими певцами русской старины, хоть и получили

32. первые уроки художества именно от ссыльных поляков.

33. Все в Вятке располагало нас к доброму в ней отношению, хотя путеводители вслед за историей твердили о гнете - царизм, ссылка, каторга, бюрократы и взяточники, а вот ведь не умирала ее душа и жизнь давала людям творческим, самостоятельным - людям нашего будущего.

34. Наверное, сама вятская земля, ее память тому причиной.

35. История (по В.Куприну): ''Почти триста лет, по Карамзину, просуществовала независимая Вятская республика, вошедшая в состав Русского государства добровольно. Триста, да пятьсот под Москвой - уже восемьсот. Поэтому спорил, и буду спорить, и с этим в гроб сойду, что дата основания Хлынова-Вятки гораздо старше, чем принято думать, по мнению историков (1489).

36. А заселение наших мест вятичами уходит вообще во времена дохристианские, языческие. Ведь вятичи - это огромное древнеславянское племя, откочевавшее на междуречья Москвы и Оки водой, по Оке, Волге, Каме и Вятке... Черемисы и вотяки, теперешние марийцы и удмурты, а также угро-финские племена бесермян и тептярей, исчезнувшие совсем недавно, уступали свои места неохотно. Вотяки были менее воинственными и предпочитали уходить на восток. Черемисы сопротивлялись, но опять-таки мы не находим сопротивления, переходящего во многолетнюю вражду. Как-то договаривались, сотрудничали, происходило не завоевание края, а заселение, а после крещения Руси в 988-м году - христианизация.

37. Трифонов монастырь Говорить об истории России, не соотнеся ее с историей язычества, христианства - пустое занятие. История Вятки - не исключение. В Вятке сохранилось немало церковных зданий, хотя, конечно, не сравнить с былым. И вид с реки на златоглавый силуэт уже не имеет прежней густоты. Хорошо еще, что сохранился сам древний монастырь - Трифоновский с Успенским собором в центре.

38.Историки часто говорят, что Вятка была вначале заселена больше торговыми новгородцами, создавшими здесь "буйное народоправство". Они-то, мол, найдя на вятской земле свободный зазор между Казанским ханством с запада, Великой Пермью с востока, дрались с ними по-соседски, но и мирились, не даваясь Москве. Они-то и устроили здесь 6 городков, среди которых Хлынов, нынешний Киров, был лишь одним из прочих, но с крепким кремлем. Они-то и устроили, заложили здесь основы вятской жизни".

39.Но вятич Владимир Крупин говорит немножко по-другому: "Называли ли себя республиканцами вятские жители? Ясно, что нет. Имя республики вятичам присвоено позднее, скорее - с легкой руки Карамзина. Но пословица: "В Вятке - свои порядки" - древняя. Она и ироническая, она и горделивая. Как в Вятке меряли расстояния? "Меряли Сидор да Борис. Веревка, возьми, и оборвись. Один говорит: давай свяжем, а другой говорит: нет, так скажем"...

40. Но как бы то ни было, по Карамзину, к концу 14-го века вятские республиканцы до того расширили пределы своих владений, и до того окрепли в воинском быту, что соседские с ними Кострома, Вологда, Устюг, Новгородские, Двинские поселения, и даже в значительной степени относительно их сильные Болгары, со страхом и завистью взирали на них, как на новых Норманов".

Вятичи ходили походами и на Устюг, и на Москву, и на Казань, и на сам золотоордынский Сарай. Из них же вышел Гришка Отрепьев.

41. Крупин: "Только что я узнал историю о вятских охотниках. Пошли всемером на охоту: видят - лежит труба. Что делать? "А давай, зарядим!" Собрали порох, сколь было, зарядили, запыжили. "А куда будем целить?" - "А давай в Турцию". Запалили, раздался взрыв, шестеро насмерть. Седьмой поднимает голову и говорит: "Ну ладно, наши полегли, но каково теперь туркам!"

42.Из времен первой мировой войны. После бомбежки и артобстрела шевелится земля и поднимаются два солдата. "Ты кто?" - "Вятский. А ты?"

43.- "И я вятский". - "Вот ведь, смотри-ка, война мировая, а воюют одни вятские".

44. Москва с 1489г. Вятка была присоединена к Москве Иваном III. (1489) силой огромной - 60-тысячным русско-татарским войском.

45. Завоеватели начали обычную для деспотов практику: выселили коренных жителей, заменив своими - покорными.

46. Но проходило время, и сопротивление Москве возникало вновь, и не столько бунтами. Так, когда в 1580г. вятичи получили разрешение на постройку монастыря, то с надеждой на духовную самостоятельность, его стройке стали помогать все богатейшие вятские фамилии.

47. Не дремала и Москва. Настоятелем поставила своего Трифона, друга Строгановых. Много горестей принес он вятичам, много крови попортил. Только в годы Годунова, воспользовавшись связями Трифона с вором Гришкой Отрепьевым, удалось изгнать его из Хлынова.

48. Однако посмертно московские покровители объявили Трифона святым, и на зло упрямым вятичам их первый монастырь стал зваться Трифоновым. Москва одержала свою очередную победу. Но не сдался и вятский Хлынов

49. Никольская надвратная ц. - Успенский собор был сначала деревянным, зато по форме московского Василия Блаженного. Зато в 1684г., в предпетровскую эпоху,

50. архиепископ Вятский и Пермский Иона Баранов перестроил в 1684г. в камне Успенский собор руками приезжих мастеров и 200-х хлыновцев во главе с Исайей Злыгостевым, выходцем из богатых хлыновских купцов.

51. И встал собор во славу Божию и славу хлыновским рукам и душам, дав им пример и новое поприще.

52. Вятская душа и таланты здесь разыгрываются, как бы проверяются на божий свет свободными письменами каменной, кирпичной резьбы, декора церковных стен и всем их нарядным, человеческим обликом. История сохранила имена основного состава возникшей тогда хлыновской

53. артели, зодчих... "Иван Иванов сын Никонов "со товарищами" Тихоном сыном Родионовым Чернятеевым, Михайлом Нефедовым сыном Старковых и Исаком Петровым сыном Москвитиновым - все потомственные хлыновцы. Только предки Москвитинова прибежали позже, во время польского разорения.

54. Трехсвятская ц. - Эта-то четверка, сдружившаяся, видно, на постройке Успенского cобоpa и проработавшая потом 20 с лишним лет, и создала особую вятскую школу мастерства, сотворила вятские храмы - нынешнее и будущее главное богатство города. Сами, собственной волей

55. и любовной поддержкой вятских людей. И когда? - в пору крепнущего петровского деспотизма...А вот смогли бы мы так? - Нет, не творить, а хотя бы поддержать?

56. ц.Иоанна ПредтечиТак, чтобы оставалась свободной и расцветала навстречу миру первоначальная, базарная, рыночная, радостная суть нашей собственной души. И вспоминать себе в пример слова путеводителя: "Если верить, что архитектура -это застывшая музыка,

57. то вятское зодчество этих лет воплотило образ большого хлыновского торга...

В нем видны резьба пряничных досок, дуг и саней. Ему сродни запутанная вязь кукарских кружев, фигурное и прутяное плетение и затейливое искусство вятских гончаров... В нем слышен малиновый перезвон колоколов, голосистые переливы тальянок, глухой звон скоморошьего

58. бубна и, конечно, многоголосый хор популярных на Вятке пестро раскрашенных свистулек" "Дорогами Вятской земли"

59. Мастерам Никоновой артели принадлежит ныне приниженная Спас-Преображенская церковь в Ново-Девичьем монастыре, что совсем рядом с бывшим центром - Кремлем. Только декор окон выдает их почерк, теряющийся

60. в более поздних громадных постройках, ныне тоже запущенных.

61. А ведь строили и возвышали этот околокремлевский монастырь тоже именитые посадские люди во главе с Ильей Гостевым - как бы своим

62. монастырем, вперекор Трифонову. Как будто пытались брать реванш не сломившиеся хлыновцы. А что? - Сохранились мастеровые руки, торговые капиталы и радость в душах - и вот они снова строят

63. собственный монастырь, как потом будут строить свое земство - по общему признанию, самое мужицкие во всей России. И хоть сейчас в

64. бывшем монастыре - государственные жильцы и государевы конторы, но ведь хлыновцы, вятские люди, не погибли, они просто зовутся сейчас кировцами.

65. Крупин: "Вятские, дак че-говорила моя мама, чего с нас взять - не умеем ни ступить, ни молвить. Какие-то мы простодырые. Другие на копейку сделают, на рубль наславятся, вкруг головы и пазухи наговорят. Да уж нам, видно, судьба - не жили хорошо и начинать нечего". "В самом деле, до того иногда бывает обидно за земляков, за их безгласность, бесхитростность. А работники они, ценные, незаменимые.

66. На Северном флоте, принимая нас, главнокомандующий очень хвалил вятских моряков: "Вас, мол, не в колясочках возили, а в зыбках качали, вот и закалили вестибулярный аппарат".

67."Вятский - народ хватский,cтоль 7 не зарабатывают, сколь один пропьет". "В Болгарии нашлись землячки - преподаватели русского языка. Работают они на совесть. Кстати, раз уж о Болгарии - первым генерал-губернаторам Софии был Батуев, вятский человек. А сотый космонавт - Виктор Савиных, из вятских вятский. Ну, ладно, хватит, расхвастался..."

68. Недолог был век хлыновского каменного расцвета,

69. до 30-х годов XVIII века, когда сюда докатился нивелирующий вал петровских преобразований, и в старом кремле стали возводить европейскую псевдоклассику. При Екатерине переименовали в Вятку.

70. Сегодня от екатерининских времен не осталось храмов. Только Спасский в бывшем Кремле, огромный и перестроенный до неузнаваемости. Хлыновская душа, казалось, была задавлена навсегда. Подавлена

71. и разорена во славу канцелярского единообразия и имперского могущества. А может, опять переселилась? - Да, теперь она расцвела,

72. прикинувшись сорняком на обочине - за рекою, в бедных, затопляемых по весне домишках Дымковской слободы, в мастерстве дымковской игрушки.

73. Мы съездили туда на городском автобусе, но ничего не увидели, кроме низких деревенских домишек, издали от города и сейчас сливающихся в неприметное зеленое ничто (нечто). Ведь, в отличие от Европы, где город рос центром торговой свободы, ограждаясь стенами от всяческих рыцарских грабежей, в России город защищал только воинский гарнизон, и саму власть, вытесняя

74. ремесленных и торговых людей, чаще всего в незащищаемые предместья, превращая их свободу в разоряемую слободу. Пожалуй, нигде в мире не было столь тяжелой для людей свободы. И, тем не менее, никогда не оскудевали русские слободы и не прекращали подпитывать страну слободскими, т.е. свободными талантами.

В случае Дымковской слободы недалеко от ныне сохранившейся красавицы -церкви Макария Желтоводского женских талантов.

75. Ведь "дымку" - глиняную игрушку-свистульку - делали и до сих пор делают, но теперь уже на кировском комбинате почти исключительно мастерицы.

76. В прошлом веке она была только на базарах, вызывая презрение тогдашних культурных людей. А в нашем веке, нанесшем столько сокрушительных ударов по российским слободам и базарам, дымковскую игрушку открыли для мира и успели законсервировать для комбинатов

77. и музеев, запомнив даже имена мастериц нового стиля Мерзиновой и ее учениц Коноваловой, Косс-Деньшиной и иных, работающих до сих пор. Ведь в основе - всего лишь древняя свистулька. В день памяти по нечаянно убитым устюжанам, после

78. поминальной службы начинался праздник Свистуньи.

В церкви сегодня - читальный зал для детей. Наверное, это лучшее, что можно было устроить на месте прежних духовных подвигов и

79. устремлений. Для нас она уже сама стала поминальной игрушкой, памятью о гибкой стойкости вятских предков. Последним экскурсионным

80. объектом перед вечерним поездом на Пермь. Последней благодарностью и радостью этого дня. Почему-то неосознанной мыслью-надеждой -

81. уже не о себе, а о своих детях и внуках... непобедимых, вечных...

"Волшебный мир народной игрушки"

82. До свидания, Вятка!

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.