Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Алтай - Белуха 1987 г.

Том 17. Алтай-Сибирь 1987 г.

Алтай - Белуха

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

2.Наш сказочный Алтай

380.Кучерла-Аккем-Иедыгем-Аргут-Карагем-Чуя

01.Предварение Простите авторов за болтливость и суетность перед лицом лучших в мире гор, за плохое чтение и детски-русский перевод сказаний и творений детей Алтая, и постарайтесь сами пробиться к образу алтайской вершины мира и мудрой сути народных сказаний. Алтай мыслями алтайских сказаний и слайд-словом московских туристов

3.Легенда "Очы -бала"
Воды великой мощный свет /Вдоль неба движется, кружась,
Высокий вздыбился хребет, /Вершиной к небу прислонясь.
У белых вод и вечных гор, /Где снег не тает никогда,

4. Над мглою девяти озер, /Где спит туманная вода,-
Не тут ли, пестуя народ, /Алып прославленный живет.
Не им ли здесь поставлен был /Стогранный каменный аил?

4-1. Зачин о рождении двух сестер-богинь от солнца и скалы-земли

5. Непроходимый бурелом /Пуховым почитая мхом,
И самый толстый из камней / Подушкой сделавши своей,-

6. Подмышкой голубой горы /Живут две девушки-сестры.
Огромный солнечный увал /Отцом, взрастившим их, зовут,

6а. Одну из нежно-лунных скал /Вскормившей матерью зовут.
Над сестрами каана нет, /Чтоб затмевал собою свет.
Бий не родился до сих пор, /Над ними власть не распростер.

7. Сам по себе их род возник /В свободном месте, как родник.
И справедливы, и добры /Две незамужние сестры.

8.: Подходы

9.Лиля Горный Алтай встретил нас солнцем, как бы обещая, что давно задуманный поход получится: "Идите, не бойтесь, все будет хорошо.

10. Очы-бала, эта грозная суть Алтая, к гостям добра и защитительна. Она вас не погубит!"...

11. И вот позади осталась населенная долина нижней Катуни и Чуйский тракт. Осталась позади и нелегкая машинно-пешая дорога по Ойротии

12. до Тюнгура... Здесь, у моста, мы с Лидой омывали не только пыльные ноги, но и купались все. Ведь предстояло войти в особый мир - в царство белоснежных великанов и рожденных ими сказок жизни:

13. студеных озер, быстрых рек, густых лесов и высоченного разнотравья.

14. Последние километры дороги...Cкоро она заменится тропой по склонам, начинается медленное втягивание в работу подъема - по-земному тяжелых рюкзаков и своего погрузневшего тела - работу необходимую, если хочешь увидеть вблизи алтайские вершины.

16. И легкая обидчивая печаль, что не хватает дыхания успевать за рвущимися вперед детьми. Неужели и правда, это наш последний с ними туристский перекресток сил?

17. И радость от того, что с нами Лида, тоже мама - но еще молодая, сильная и удачливая. В ее руках одна из первых добыч - свежий дождевик - одного на всех хватило.

18.C того дождевика и до последнего вечера грибы были практически ежедневной едой... И хорошо мне купаться

19. в ее заботах и внимательной дружбе.

21. Машечка (Мария Иосифовна): после ночевки и утренней раскачки, после приставаний с умываниями в холодной воде, собрались, как всегда, неспешно и потопали небыстро, а через два получасовых перехода

22. и просто остановились. Но не для отдыха и трепа, а для осмотра одного из самых интересных мест Кочурлы - скалы, исписанной

23. рисунками алтайских аборигенов. Этим рисункам много тысяч лет, но они отлично сохранились. Чего тут только нет: фигуры людей, собак-волков, козлов-архаров... Но не было с нами ни знающих экскурсоводов,

24. ни ученых. Некому было разъяснить и показать, как такие рисунки, как часть великого алтайского эпоса, вышли в нынешнюю культуру, в

25. в картины Рериха. Считается, что с Алтая вышло множество ныне известных народов: все тюрки, монголы, тунгусы-эвенки, да еще и финны с венграми. У всех

26. у них в роду есть алтайские древние охотники и художники, у всех в крови и памяти горит алтайское солнце. Составитель сборника "Алтайские героические сказания" писал про Алтай:

27. "Древний очаг и колыбель многих народов, средоточие величественной красоты и космической мощи природы-матери, изобилия и благодати - все это не могло не сказаться в поэтической силе песен, легенд,

28. мифов. Красота Алтая описана в них с упоением, с беспредельной любовью к родной земле - отчему, золотому Алтаю".

29.Лиля: Сказка - ложь, да в ней намек - добрым девицам урок.

30. И мы тоже ощущаем какое-то сродство с алтайскими предками. А может, каждой девушке и женщине в той или иной степени присущи отвага и неукротимость Очы-балы и материнская мудрость и осторожность Очыры:

31. Весьма достойна Очыра, всегда спокойна Очыра,
Оберегает белый скот, хранит и пестует народ.
Предвидя - отведет беду, прекрасные одежды шьет,
Добра, красива, весела - батыром девушка была.
Сестрица младшая - смела, прекраснолика, весела,
Ее охотничья стрела отменно меткою была.
Алтаем солнечным она для вечной жизни создана.

32. С рожденья - имя обрела, звалась она - Очы-бала.
Прекраснолица и смела красавица Очы-бала/...Алыпом девушка была.

34. Машенька: Встали опять рано и понеслись вверх даже без завтрака,

35. лишь спрятали рюкзаки у перевальной тропы.

36. Через два часа хода взобрались на громадную морену, и с нее скатились

37. к озеру. Знакомиться с ним надо было почему-то обязательно через купание, хотя вода - ненамного теплее папиной проруби.

38. Вода красивая, цвета зеленого, черного с молоком, а солнце жжет нещадно. Сидишь-сидишь, а потом все же - бултыхнешься... Уходить не

39. хотелось, и группа разделилась на две равные части - вечно спешащую троицу любителей поспать и троицу любителей писать и

40. рисовать. Редкий, очень редкий момент покоя и душевной сосредоточенности.

41. Озеро и горы вокруг своей тишиной очень этому способствуют. Но когда в твоей руке ручка или кисточка, то очень хочется удержать увиденное на бумаге, как Рерих, оставивший нам свое "Озеро нагов".

42. Как у Рериха, у меня, конечно, не получится, но и не надо, лучше по-своему. Жаль только, что не знала я тогда легенды про Очы-бала.

43. Не возникла она для меня над этой водой и в дальних горах... Творчество Рериха взросло на суровых тибетских мифах, а у Алтая же свои сказки:

44. На новолунье, в третью ночь /Небесного Алтая дочь
Полна несокрушимых сил, /Покинула родной аил.

45. С бронзовокаменных вершин /Стекает речка Бодютын
Легка волна и холодна, / Ласкает девушку она.
Светлей небесного огня - /Снаряжена Очы-бала.

46. Седлает девушка коня,/Сестрице говорит с седла:
"Пришла прощания пора, /Прощай, родимая сестра!
В день третий тающей луны /Вернусь из дальней стороны,

47. Все что увижу-погляжу, /Вернусь живою - расскажу,
Ты ж охраняй наш белый скот, / Ты наставляй родной народ...
Поводья тронула она, /Пропала - вихрем взнесена.
Где конь стоял - остался след, /Куда умчался - следа нет!

48. Лида: От этой студеной ванны, где теперь уже и не разберешь, кто и в каких водопадах плещется, мы начали подъем

49. к первому для моих Машеньки и Машечки горному перевалу.

50. Мне уже приходилось бывать в горах, но опыта, привычки к крутизне, прямо скажем, недоставало. Как уберечь Машеньку от возможных

51. срывов и перегрузок? ...А путь вдоль речки Текелюшки был нелегок.

52. Да и не река это была, а непрерывная цепь водопадов, вдоль которых мы и пробирались по крутой туристской тропе, рискуя на каждом

53. шагу оступиться и свалиться на речные камни.

54. Но все кончается. Подъем стал положе, тропа ушла в лес и идти

55. стало спокойней. К стоянке я даже не успела устать, как следует,

56. и потому спала спокойно, сладко, совсем, как Очы-бала, только не так долго:

58. 7 дней и 7 ночей она /В тайге охотилась одна,
Всегда удачлива была, /Не знала промаха стрела.
С добычей возвратясь в аил, /Передохнуть, набраться сил,
7 дней и 7 ночей спала /Охотница Очы-бала.
И чутко слышала во сне /Происходящее в стране,

59. И властелины всей земли /Оставить в тайне не могли
И помышленья, и дела - / Исе ведала Очы-бала.

60. Алеша: Ночь была очень теплой от низких облаков. Где-то грохотала гроза... Двинулись в путь в 8 часов и почти сразу вышли из леса на луга. Встречные группы предупредили, что погода ухудшится.

61. Мы и сами это понимали. Но ведь перевал квалифицирован, как 1A, высота 3060 м. И хоть у нас не было его описания, но родители уже ходили через него от Аккема.

62. Дождь, конечно, делал путь неприятным, а туман даже опасным - ведь можно потерять тропу в камнях и вообще выйти к пропасти.

63. Но тропа была на редкость заметной, даже маркированной, и может, потому мы теряли ее редко, а на снегу самого перевала нам помогла

64. сориентироваться попутная группа взрослых туристов.

65. На частых передыхах мы с надеждой поглядывали на близкие облака и в разрывы на дальних склонах. Но смыкались разрывы, и опять

66. на нас наступал моросящий туман-неприятель. У алтайцев же были куда более страшные враги

Широкостный Ак-Дьяла /Вобрал в себя потоки зла...

67. Струится сталь его клинка, /Клубятся тучами войска,
И от дыхания коней / Густеет пепельный туман,

68. Глаза его богатырей /Горят кострами средь полян.
Неволю, горе принести /На родину Очы-бала,
Народ набегом увести /Направился, исчадье зла.
И топот множества коней /Донесся до глубин земли,
И крики множества людей /До глубины небес дошли.

69. Пожаром катится орда, /К Алтаю движется беда!

70. Лиля: Мне всегда было тяжело в горах, ведь, кроме рюкзака, носишь собственные лишние килограммы. И все же, однажды попав в высокие

71. горы, оказываешься привязанной к ним непонятной силой притяженья. Свои силы с годами уменьшаются, а мне, как заводной, все хочется убедиться, что горы стоят в снеговых уборах, что реки клокочут, а речки шумят,

72. неся бесконечно свои бодрые чистейшие воды. И опять увидеть с высоты долины и взглянуть на вершины, не задирая головы... Честолюбие? - скажете Вы. - Нет, лишь оценка сил, физических и духовных. Горы - экзаменаторы, им полное доверие!

73. И Лиде давно мечталось сдать экзамен горам. Кара-Тюрек - ее первый высокий перевал. К тому времени, когда мы с Витей на него заползли, Лида успела разговориться с ребятами из попутной группы,

74. получить от них перевальный сувенир - кулечек орехов, и уже составляла из камешков надпись на снегу "Кара-Тюрек". Мне было только жаль, что горы не открыли для нее лица Белухи, не подняли с него покрывало из тумана.

75. Холод выстуживает радость первого перевала. В тумане мгновенно исчезают попутчики, начавшие спуск, и мы, сфотографировавшись,

76. спешим за ними. Напряженный крутой спуск быстро согревает. Но еще два часа нам катить вниз под дождем, прежде чем покажется в разрыве

77. тумана белое Аккемское озеро...

78. Ровно 25 лет назад, мы, шестеро выпускников Бауманского, пришли сюда к Белухинскому зеркалу. И засела с тех пор в душе ностальгия по этому горно-озерному миру. Да, тогда мы были легконогие и думали только о том, чтоб залезть на перевал в Белухинском хребте, завидуя еще более сильным, способным залезть и на саму Белуху

Белуха=Сумеру-Будда

79. Да, старые алтайские люди создавали вокруг белоснежной от подножия до верхушки горы - героический ореол защитницы

80. Алтая против множества врагов. Но с героикой этой неизбежно связана суровость, безжалостность, даже погибель жизни...

81. Семидесятигранный меч /К луне и солнцу подняла,
Клыкастый конь ее заржал, /Как будто гром или обвал.
Как свет летит Очы-Бала /К войскам злодея Ак-Дьяла...

82. Как меч, как луч, Очы-Бала /Войска на склоне рассекла,
Великая Очы-Бала / Врагов, как молния, прожгла
Мечом сверкающим взмахнет - / Враз сорок тысяч полегло,

83. Тут кровь поверженных коней / Рекою длинной собралась.
Тут кровь растерзанных мужей, /Кипя, в долине растеклась.

84. Алеша: Вышли от озера мы только в половине второго... Прособирались.

85. Конечно, после перевала людям нужно отдохнуть.

86. По дороге запаслись дровами для ночевки под ледником и начали подъем по правой морене.

87. Вот стих грохот водного потока. Внизу потянулись ледовые разломы. Тропу среди камней нахожу по интуиции. Набираем высоту, чтобы назавтра осталось поменьше. В начале восьмого вечера вышли к боковому

88. ущелью, откуда завтра будем подниматься к снежному перевалу "Дружба". Внизу, в моренном кармане виднеется зеленая поляна и вода. Чтобы не было ошибки, я прошел вперед по моренной гряде почти до упора

89. ее в Белуху и убедился, что других таких площадок нет.

90. Времени, чтобы всем совершить экскурсию на ледник под Белухой, уже не было, и папа ограничился лишь портретными съемками участников

91. похода на фоне белухиной стены, которая так и не открыла нам своих

92. вершин...

Увидев это, не была /Угнетена Очы-Бала,
Улыбка тронула уста /Усмешка - уголочки рта,
Нe устрашась, стоит она, /Не смущена, глядит она...

93. Машенька: Вечер в высоких горах был холодным и немного тревожным. Быстро стало темнеть, но я успела сделать два эскиза и

94. познакомится с семьей куропаток (они не обратили на меня внимания и прошли, забавно переговариваясь, совсем рядом)...

95. Утром облаков на Белухе не оказалось, и она алела теми же ясными красками, что и вершина у Рериха. А по алтайским сказаниям так выходила из богатырского сна, забыв ужас проведенной ею битвы, великая Очы-Бала:

96. 7 дней спала Очы-Бала.../И семь ночей была она
В просторный сон погружена, /И отдыхал девичий ум
От тяжких, точно тучи, дум...

97. Вот новолунья третья ночь / Взошла над миром и прошла,
Алтая золотая дочь / Аила полог подняла.
Со златокаменных вершин /Стекает с грохотом, черна,

98. Лихая речка Кодютын, /Ласкает девушку она.
Становится Очы-Бала / Свежей, милее, чем была.
"Спала я много,- говорит,-/ Кой-что увидела во сне,
Какой дорогой,-говорит,- /Куда теперь поехать мне?"
И нет в душе ее вины, /И не боится никого,
И точно не было войны, /Играет в сердце озорство.

99. Машечка: Встали мы совсем рано, на рассвете и, чуть поев, полезли

100. круто вверх по крупной каменной осыпи. Долго лезли. Кто где мог.

101. Потом - по льду и снегу. В этом, собственно, и состоял перевальный подъем - не очень-то интересно.

102. В зоне вечных снегов никаких петроглифов, древних наскальных

103. рисунков, конечно, нет. Людям нечего было делать на такой высоте, да еще в вечной зиме, когда горы превращаются в страшные существа.

Отважная Очы-Бала, /Оглядываясь, поняла -

Окончен путь,- вокруг видна / Огненно-льдистая страна. Тут коротает дни свои, /Тут правит злобный Кан-Тадьи.

104. Темней камней его народ, /Тут получается живет.

Хрипят заливы черных вод, /Хребет стоит, страну храня, То застывая, точно лед, /То растекаясь от огня...

105. Каана дома не видать, /Каан охотится опять.

Алеша: Наш перевал "Дружба" не был трудным. Высота 3050 м, категория 1Б. Но все же это настоящий снежный перевал.

106. Конечно, дыхание на подъеме сбивалось. Главное, без кошек трудно было идти по тонкому фирну, почти по льду, но никто не сорвался

107. и в 12 часов я закричал: "Перевал! Вот она - Белуха!"

108. Высшая точка Алтая и всей Сибири - 4620 м. Первым на седло поднялся в 1898г. Сапожников. Вершины же требовали особой альпинистской техники, поэтому поднялись на первую вершину - в 14-м году, а

109. в 35-м году - на вторую.

110. Лида: Поднимаемся, прыгая с камешка на камешек, часто останавливаясь, отыскивая турики, поставленные чьими-то заботливыми

111. руками. Вскоре показался язык ледового гиганта. Стали искать путь, чтобы выбраться на него.

112. Сначала мне было страшновато вступать на лед. Но оказалось, что идти по нему приятней, чем прыгать по камням. А через полчаса вышли на снег... За Лилей виднелись цепочки следов наших предшественников, мы передвигались молча, каждый по-своему переживая напряжение пути.

113. Погода стояла отменная, кругом было тихо и невероятно красиво. Как завороженные, медленно двигались мы по снежному царству.

114. На перевальном взлете мы выпускаем рвущихся детей вперед, молодые крылья стремительно поднимают их легкие тела. Нашим же крыльям

115. досталась работа потяжелее.

116. Вслед за детьми и мы взбираемся на скальный гребешок и начинаем

117. радоваться открывшейся вдруг панораме... Ничто не сможет затмить

118. мне тогдашнего волнения.

119. Скоро началось перевальное пиршество. Все вдруг поздоровели и оживились: традиционное мороженое из вареной сгущенки - мечта поэта, шоколад, халва, вобла - пища богов! - И на все "коммунизм"!

120. В этот радостно-торжественный час нашей победы мне захотелось написать письмо Оленьке о красотах Алтая: "Здравствуй, моя дорогая доченька Оленька! Я пишу тебе письмо из далеких Алтайских

121. гор. На Алтае горы очень разные и многоцветные. Самая главная и высокая из них - Белуха. У нее две вершины - как у верблюда

122. горбики и вся она в снегу. Мы подходили к ее отвесной стенке.

122а. От белоснежного склона щурились глаза, т.к. солнышко горное очень жаркое. И ты знаешь, Оленька, здесь можно стоять на леднике, даже

123. шагать по колено в вязком снегу и совсем не замерзнуть, потому что солнце так обогревает все вокруг, что даже вечная мерзлота не выдерживает, и по ледниковому языку стекают веселыми серебряными змейками звонкие ручейки. Но по леднику хорошо идти только

124. в ясную погоду. В пасмурь, когда туман опускается низко, лучше не выходить на такие сложные маршруты, чтобы не сбиться с пути...

125. Лиля: Позади меня двоечный перевал Титова рядом с Белухой. Видна поперечная трещина на его снежно-ледовом склоне,

126. через которую мы перекидывали сначала рюкзаки, потом сами перелезали...

127. Спуск с "Дружбы" был проще. Бергшрундта, как боялась, не было - засыпан снегом, и потому крутой перевальный "слет" мы проехали на "пятой точке". Ах, если б можно было так скользить до самой

128. зеленой стоянки!

129. Лида: Крутой снежный спуск был для меня полной неожиданностью. Делать нечего. Дрожа от страха, я ринулась вслед за Витей и Алешей. Взвизгивая, то ли от восторга, то ли от холода всей нижней части тела, неслась с бешеной скоростью, пытаясь

130. тормозить рюкзаком. И уже снизу наблюдали за катанием Машеньки и Лили. Когда спустились все, то долго делились впечатлениями от лихой снежной гонки.

131. Передохнув, двинулись к тому месту, где ледник опоясывает скалы. Снег на одном участке стал таким глубоким, что мы стали передвигаться и на четвереньках, и по-пластунски, и перекатываясь.

132. Но и это кончилось: мы вышли к камням. Но идти по каменистым россыпям тоже нелегко, уставшие ноги не слушаются, и мы снова топчем ледовое брюхо.

134. Временами останавливаемся и оглядываемся на уже ставший своим перевал. Скалистый гребень окантовывал ледовые склоны и все

135. вокруг сверкало от солнечных бликов. Лиля с Витей улыбались, погруженные в воспоминания молодости, а мне было так хорошо рядом с ними - здоровыми, сильными и счастливыми.

136. .Машечка: Вот мы и добрались до окончания нашего ледника, до впадения его в основное ледовое течение - белухинский ледник Мен-су. Уже 4 часа дня. 8 часов хода. Все устали. На этом зеленом клочке земли над ледником можно было устроить

137. ночевку. Но нет дров. Да и как-то хочется выбраться из ледового дыхания, уйти от страшных его разломов, от глубоких воронок - в

138. одну из них чуть не загремела тетя Лида. В таких местах и

138а. Очы-Бала беспокойно:

Тревожится Очы-Бала, /Подзорную трубу взяла,
Глядела пристально она, / Гадала - что там впереди

139. Гора громадная видна, /Грохочет гром в ее груди,
Глаза стоят на лбу горы, / Глядят две темные дыры,
Грозящий и дымящий рот - /Гудящий в подземелье вход,
Огромные рога торчат - /От льдов заоблачных - белы,
И уши грозные торчат, /Как две морозные скалы...

140. Кто встал, прервав собою свет, /Как разобраться-угадать:
Коль человек - обличья нет, /Коль зверь - то шерсти не видать

141. Чтобы пролиться - крови нет. /Какой же страстью создан он?
Души, чтобы прерваться, нет, /Какою силой сотворен?

142. Такое, значит, существо /Тут водится у Кан-Тадьи,
Оно владения его /Оберегает как свои...

143. Машенька: Когда решились мы выйти на ледник Мен-су,

144. Алеша повел нас, петляя между трещинами. Шли долго и очень устали, но страха - не было. Была прозрачная горная тишина, прерываемая лишь говором ручьев и нашими шагами. Рисовать совсем не

145. было возможности и оставалось лишь надеяться, что хватит

146-147. сил все запомнить. Какой мир открылся!

148. Машенька: На следующий день - мы не спешили вставать.

149. Да и холодно было, пока солнце не пришло. Ведь до ледника рукой подать.

150. В 12 часов, наконец, вышли, но через пару км тропа так резко свернула к реке и пошла по крутой осыпи, что тетя Лиля ей не поверила. И мы полезли вверх. Это ползание было еще то: круто,

151. скользко, жарко. А в это время Алешка (он пошел по тропе) coвсем обсиделся, нас дожидаючись. Но мы зато с высоты еще раз

152. посмотрели на свой ледник...

153. Шли вдоль Иедыгема в тот день мы совсем недолго, лишь до 6 часов вечера и,

154. встретив на прекрасной поляне с грибами - охотничий чум-шалаш, мы остановились. Хоть рано, но и грибы пособирали, и пожарили, и почитал нам дядя Витя. Спать залегли пораньше...

155. И сияла над чумом луна, бывшая когда-то (как думают

156. алтайцы) Очы-Балой:

На новолунье, в третий день небесная Очы-бала

157. От белых вод, от горных стен, /Как птица в небо уплыла.
И стала молодой луной /На новолунье, в день восьмой...

158. Алеша: Почти весь следующий день мы спускались по Иедыгему к Аргуту. Было много горелого леса и тропа в нем почему-то

159. пропадала...

160. Но грибы, смородина, жимолость нас в утешение за плутания - вознаграждали...

161. Главное событие дня - встреча с двумя мощными тургруппами из Киева. С тяжеленными рюкзаками и на большой скорости они мчались

162. от Чуйских белков. И все же своего времени на нас не пожалели. Остановились и долго рисовали крок, как лучше взойти на Абыл-Оюк в Северо-Чуйских белках. Правда, потом оказалось, что

163. у этого парня мама списала еще и другое - дорогу вокруг Чуйских гор через легкий Карагемский перевал.

164. Тогда я этому не придал значения и спокойно себе шел, пока на

165. какой-то открытой осыпи мама не объявила, что снега у нас больше не будет, потому что пойдем мы через перевал Карагем взамен снежного Абыл-оюка, что, конечно, всех, и меня особенно, сильно

166. расстроило, так, что почернело все вокруг. (Съедаем тушенку протестующего Алеши).

167.

На черно-пепельной горе, /На белоснежном серебре,

Скакун могучий Кан-Дьерен, / Сверкая глыбами колен,

Став на дыбы, закрыл собой / Свет поднебесья голубой.

168. Кан-Тадьи-бей сидит в седле /Как черный беркут на скале,

Зловещий богатырь-старик /Закрыл затылком солнца лик.

169.Лиля: Водопад на реке Куркуре памятен мне от первого

170. похода, когда, пройдя с перевала Германа Титова по правой стороне

171. ледника и Иедыгема, мы недалеко от него свернули на новый

172. перевал...

173. Через три года Слава погиб на серьезной кавказской вершине.

174. Во второй алтайский поход из 6-ти "первопроходцев" пошло только трое, а в этот - и вовсе лишь мы с Витей. Да и то я какая-то

175. парализованная страхом. Годы, вместо того, чтобы приносить мастерство и выносливость - уносят силы и уверенность, что ноги устоят, что руки удержат. К тому же копятся поражения, от людей - ожидание обид. И, наконец, самая большая заноза - ответственность за спутников: детей и друзей.

176. Боже, как молоды мы были тогда, как смелы, сильны и бесшабашны, ну, почти как наши дети, рвущиеся к этому самому Абыл-Оюку...

177. Когда на том последнем перед спуском к Аргуту привале Алеша в знак протеста отказался от любимой тушенки, я разревелась и долго не могла успокоиться. Ведь за их же жизнь боюсь. Нет у

178. меня тройного запаса сил, чтоб подстраховать их, неопытных в альпинизме, на сложном перевале, где с рюкзаками надо лезть по

179. скалам, да еще на спуске... И я плачу, плачу...

180. Два жизненных начала: сила-доблесть и материнство-охрана жизни розданы Создателем разным людям. Первое в основном - мужчинам, второе - женщинам. А та алтайская легенда про Очы-балу, наверное, дошла к нам из времен матриархата, когда женщины несли на

181. себе всю тяжесть жизни: были среди них и воительницы под покровительством Очы-балы, и хранительницы очага, которых наставляла кроткая ее сестра Очыра. Но и тогда сила была у одних, охрана жизни у других... Что же мы - женщины XX века, дурнее своих прародительниц?

182. Зачем соединяем несоединимое в одном человеке? Зачем желаем походить на мужчин, стремясь быть сильными и бесстрашными, когда сердце разрывается от малейшей опасности для дорогих

183. людей, когда собственная жизнь нужна детям?...

184. Прошло немного, много ль дней /В покое мира и добра,
Сестре единственной своей /Сказала младшая сестра:
"Сестрица старшая, храни, /Пока не досчитаешь дни,
Благословенный мирный край - /Великий, золотой Алтай!

185. Пусть, умножаясь каждый год,/Пасется наш обильный скот,
Пусть светлоликий наш народ / Живет без горя и забот.
Ты будешь матерью земной, /А мой, сестрица, путь - иной,
Остаться не могу ни дня, /Опять в дорогу мне пора,
Не беспокойся за меня, /Не жди, любимая сестра!...

186. Спуск в долину Аргута

187. Машечка:

188. На мосту через Иедыгем при впадении его в Аргут у нас привал. На спуске жара от душного ущелья и тяжелого рюкзака, а здесь -

189. - свежесть от брызг холодной реки - привет от растаявших снегов и льдов Белухи. Мы тогда об этом, правда, не думали, только радовались и балдели. А потом

190. пошли по хорошей горной дороге древних кочевий. Эта избитая тропа вдоль Аргута то поднималась высоко, обходя очередной скальный обрыв-бом, то резко сбегала вниз к небольшим сенокосным лужкам.

191 Алтайцев мы еще не видели, но следов их работы и временного проживания много. Мы так втянулись в ходьбу, что остановились только в сумерки, прямо на склоне над гремящим Аргутом.

192. Места на склоне было немного и до воды добираться непросто, но - и купались-мылись, кто хотел, и костер был, и грибы, и компот из

193. иедыгемской ягоды - вволю. И почему-то хорошо нам было, уютно, тихо... Так прошел 8-й день похода, и мы еще не знали, что идти

194. осталось только 6 дней. А потом придется расставаться со сказкой об алтайской девушке...

195.

196. В густой траве у скальных круч,
Где белоствольная видна /Береза, стройная, как луч
Неспешно спешившись с коня, /Костер сестрица разожгла.

197. Седло с коня сняла она, /Уздечку в золоте сняла.
Ушел пастись усталый конь, /Траву срывая на ходу,
Сестрица ставит на огонь /Вариться сытную еду.

198. Откушала Очы-Бала - /Была усталость и прошла.
И на потник зеленый свой /В тени березы молодой
Легла - седло под головой, /Укрылась сталью боевой -
Своей кольчугою стальной.

199. Свежа, как солнце в небесах, /Сравнима с ясною звездой,
С улыбкой светлой на устах, /Спит точно камень золотой.
В день третий тающей луны /Сестрицу укачали сны.

200. 7 дней и 7 ночей она /В просторный сон погружена,
Но землю слушая, /Спала небесная Очы-Бала.
Ей сон провиденье явил - /Прибавил вдесятеро сил,

201. Ей сон грядущее открыл - /Красою новой наделил.
Три ночи новая луна /Обходит звездный небосвод,
И лунолика, и стройна, /Проснувшись, девушка встает.

202. Шумит залив молочных вод, /Волна студеная светла,
Веселой рыбою плывет, /Купается Очы-бала.

203. Ступила на берег она - /Свежа, красива и сильна.
Глаза ее цветут добром, /Уста - дыханьем молодым,
Грудь отливает серебром, /Колени - золотом литым...

204. Одну из нежно-лунных скал /Извечно матерью звала,
Огромный солнечный увал /Зовет отцом Очы-Бала.

205. Стоит бесстрашная она - /Простором вод окружена,
Мощнее стала в десять раз - /В бою никто не победит,

206. Красивей стала в девять раз - /В огонь поставишь - не сгорит.

207. Алеша: На другой день мы опять шли долиной Аргута -

208. то по сенокосным лугам, то по верхним сухим плоскогорьям мимо древних могильников и курганов.

209. К обеду погода стала портиться. Нас, наконец-то, догнала гроза с сильнейшим, просто сносящим с тропы ветром. Но в алтайскую деревню Аргут мы пришли уже при полном безветрии и на краю дождя.

210. Людей почти не видно. Только на выходе из деревни встретили возвращающихся с покоса женщин с детьми на конях - и их бригадира.

211. Было видно, что им привычно так передвигаться... С этой глубинной

212. деревни начинается полевой путь до большого села Джезатор, а оттуда - в районный центр Кош-Агач в приграничной с Монголией горной степи...

213. В веках приходили сюда множество племен, одни - на поклонение святыням Алтая, другие - на грозные и кровавые завоевания.

214. Тут солнца красный лик исчез /Перед лицом Кара-Кула,
И желтый лик луны с небес /Пропал в дыханье скакуна,
Как волны, катится орда, /Глотая целые стада,

215. Кара-Кула ее ведет; /Его бездонный черный рот,
Как пропасть мрачная, открыт, /Как валуны - клыки торчат,
Пожаром яростным горит /Налитый кровью дикий взгляд.

216. Сжирая сотнями людей, /Завоевал немало стран
Всепоглощающий злодей, /Всепожирающий каан.
Алтайских 60 племен /Заставил горько плакать он.
Свободных 70 племен /Поставил на колени он.

217. Исчадье темноты и зла, /Ведя орду, Кара-Кула -
Громадно-черный, как гора, /Рождал дыханием ветра,
От колыханья подола /Морозом лютым вьюга жгла,
Своей смердящей и злой, /Густой и жадною слюной,
Обрызгал склоны двух долин /Несущий горе исполин.

218. Рождая ветер и мороз /Бросает он слова угроз:
"Я съем на пастбищах стада, /Я не оставлю и следа

219. Oт этих стойбищ, и народ /Я превращу в рабочий скот!"

220. Машенька: Кончился этот длинный разнообразный день солнечным вечером. Мы как-то сложно искали мост через Аргут.

221. А, перейдя по нему, успели дойти до разливов Карагема.

222. На рисование времени часто не оставалось. Куда денешься от неизбежных забот у костра, ухода за собой и вещами... Иногда,

223. правда, удавалось посидеть утром. Люблю эти тихие часы, нет, минуты, когда сидишь одна, наедине с горами, а рука сама тянется за

224. нужной краской и остается на листе то, что греет душу, то, что чувствуешь и передать можешь лишь на бумаге, да и то не всегда.

225. Хорошо было здешней хозяйке Очы-Бале - она об этом просто пела:

226. Как свет над травами плывет, /Красавица в седле поет
И песня стелется - легка, /Как изумрудные шелка,
Напев горячий, неземной - /Расплавит камень ледяной.

227. Вослед словам - встают цветы, /Засохший лес растет опять.
"Алтай - отец могучий ты! /Алтай - ты ласковая мать!"
Напев благословенных слов /Вдаль рассыпается таков,
Что две кукушки золотых /За нею вслед спеша летят,
Что мир, заслушавшись, затих, /Внимает песне, не дыша.

228. Гнездовья бросивши свои, /За песней стаи птиц летят,
Оставив пастбища свои, /Олени вслед бросают взгляд,
Конь мчится, не сминая трав, /Цветка копытом не сломав.

229. Вглубь неба вбитая гора, /Тайгой покрытая гора,
Травой увитая гора, /Как лошадь сытая гора,
Тут на вершине золотой /Конь замер огненной скалой

230. Лида: Переходим не просто мост через Карагем, а из области Северо-Чуйских белков вступаем на территорию Южно-Чуйских. В 2 км отсюда, у впадения Карагема в Аргут - географический

221. центр высокого Алтая - место, где соединяются все три его высокогорные, ''белковые" области.

232. Тропа сперва идет по широкой и даже болотистой долине с облепихой, а потом мы вступаем в красивое лесистое ущелье.

233. Долина Карагема между Чуйскими белками, несмотря на подпорченность пожарами - одна из красивейших в Союзе и ждет ее в будущем,

234. наверное, популярность Домбайской поляны...

235. Но, слава Богу, пока не проведено шоссе и не поехали Икарусы, можно наслаждаться чистотой и первозданным безмолвием алтайской тайги, богатством грибов, ягод и лекарственных трав, за которыми сюда ездят даже издалека...

236. Из письма ОленькеВчера, когда шли по Аргутскому ущелью, поднялся такой ураганный ветер, что сбивал с ног, а на смену ветру пришел дождь с градом и

237. тут же все успокоилось, выглянуло из-за туч солнышко ласковое,

238. всепрощающее, осветило все вокруг, пригрело и высушило. И природа ожила, засверкала, цветы, которых здесь множество, подняли свои

239. головки и приветливо закивали нам.

240. Ты знаешь, Ольгуша, тут много цветов, которых я раньше никогда не видела. Маки лимонного цвета растут кустиками на альпийских лугах, колокольчики - самых разных размеров - от маленьких голубоглазых бубенчиков до сине-фиолетовых колоколов - чаще попадаются

241. на лесной тропе. А крупные сиренево-розовые ромашки лепятся на степных склонах, где солнце выжигает растительность, а им - хоть бы что,

242. цветут себе и радуют взгляд проходящего путника.

243. Все в горах, Оленька, необычно: на многих вершинах лежат вечные снега и с перевалов спускаются ледники. Здесь так много живописных

244. озер, рек и водопадов! Такое многоцветье черных горных склонов хребтов и скал причудливой формы, что долго хочется впитывать в себя эту красоту.

245. В этой сказочной горной стране можно витать в облаках, когда туман ложится на землю, а когда появляется радуга, то можно пройти под ней, как под аркой.

246. Я могла бы тебе еще много рассказать, моя славная доченька, но солнышко, закатившись за горку, ложится спать и становится совсем

247. темно.

248. Машенька: Весь вчерашний вечер продолжалась суматошная подготовка к переправе через Карагем. Особенно много спорили

249. между собой старшие Сокирки. Тетя Лиля пыталась предусмотреть все до одной ситуации: и если плыть вдруг придется, и если

250. рюкзаки вплавь, и если вброд. Готовили веревки, обвязки, пузыри, изолировали бумаги, продукты, мои эскизы тщательно упаковывали

251. в полиэтилены, в два, в три...

251а. Примерно через час хода мы подошли к тому месту, где Карагем

252. разливается на пять проток, и по бревну перешли первую из них.

253. Через 10 минут мы стояли перед главным в мой день рождения испытанием.

254. Там где десятки бурных рек /Сливают воедино бег,
В долине - лучшей из долин /Стоит великий бай-терек -
Стоствольный тополь-исполин...

255. Свершая черные дела /Свалить хотел Кара-Кула
Cтоствольный тополь бай-терек, /Стоящий у слиянья рек.

256. Он от натуги рухнул с ног, /Но тополь повалить не смог...
Тогда забравши все с собой, /Решив идти в обратный путь,
Реки священной голубой, /Хотел теченье повернуть.
Он от натуги рухнул с ног, /Но повернуть его не мог.

258. Алеша: Через первую протоку по бревну сначала шел я - у меня больше привычки к бревнам и камням. Для остальных же

259. выставил шест, как перила.

260. А вот через основную протоку путь отыскивал папа. Потом с ним и тетей Лидой переправился и я. Воды, конечно, многовато и сносит

261. здорово, даже рюкзак захлестнуло, но идти было совсем не так страшно, как боялась мама. А потом, конечно, мы с тетей Лидой

262. снимали переправу остальных.

263. Лида: Только на другом берегу я избавилась от страха, хотя бы за Машины рисунки - рюкзак с ними перешел через горную воду в сохранности.

264. Лилины переживания я очень хорошо понимаю: и тщательность контроля, и бессонницу от ответственности тоже. Это ведь только на спокойной Катуни у берега мы

265. могли с водой шутить и веселиться. Здесь же - один неверный шаг, и всех

266. сбивает с ног, а это не только мокрые вещи... Это и ледяная бешеная вода для девчонок: понесет, ударит, не выплывут, не встанут...

268. И когда пошли девчонки, страх снова на меня навалился: только

269. бы Маши выдержали, только бы Сокирки устояли.

270-272. Потом мы прошли с ходу еще три протоки, уже небольшие, но

273. все же холодные. И, наконец,

274. вот он, твердый берег. Здесь мы осознали, что главная опасность позади, что все целы, а переход Карагема оказался не таким уж трудным, как его описывали встречные туристы. И на этой общей

276. радости Лиля даже бухается на колени, чтобы просить прощения то ли у Вити, за то, что задергала его страхами переправы, то ли благодарить духов Алтая...

277. Машеньке 16 лет!

278. Лиля: "Машин юбилей"

279. Этот день был особый и совершенно праздничный. Ведь мы преодолели вторую и последнюю опасность похода и могли теперь отмечать день рождения Машеньки...

280. Весело занимаем удобную туристскую стоянку с обустроенной столовой и финской баней - все из алтайских камней и бревен.

281. Развешиваем мокрую одежду и обувь для просушки, заводим костер для всеобщей "помойки" и варки. И вот, чистые и готовые

282. дальше радоваться, уселись, наконец, перед пиршественным столом вокруг нашей именинницы - 16-летницы.

283. На клеенке - дары алтайские и московские из тайных рюкзачных запасов. И вот начинаются здравицы. Я свою заранее зарифмовала и назвала "одой":

284. Здесь, в стране Беловодья, в алтайских горах,

Средь туристских трудов и забот, на реке Карагеме,

285. В пенистом броде ты закончила детские годы.

286. Из девчушки смешливой и легкой
Станешь девушкой славной и строгой.
И как горная речка, ручьи собирая,
Потечет твоя жизнь, красотою играя.

287. В жизни будет немало преград-перевалов,
И ты смело иди к ним, бери,
Сила радости даст немало, /Силой духа с друзьями делись!

288. И еще раз - да здравствует Машенька!

Каждый пожелал Маше что-то на будущее. Она же благонравно и кротко поблагодарила всех, кто принял участие в устройстве стола, и вспомнила о своем братике,

289. путешествующем с папой по Северу... И такая она была милая, что про себя я пожелала ей - нет, не героики, а счастливой женской судьбы.

290.Свежа, красива и светла - /Такою девушка была.
Приблизившись учтиво к ней, /Промолвил славный Когюдей:
''Я в состязаньях первым был, /Я всех алыпов победил.
Скажи: поедешь ли со мной /И станешь ли моей женой?"

291. Ему навстречу сделав шаг, Алтын-Кюскю сказала так:
"Соболья легкая спина /С рожденья легкой создана.
Какая доля нам дана, /Такою быть она должна.

292. В морозы греющая шерсть /С рождения у зверя есть.
Aлыпу славному нужна подруга, / Верная жена.

293. Придется ехать мне с тобой, /Придется стать твоей женой.

294. Машечка: Мы часто встречали горелый лес.

295. Впечатление гнетущее - как будто после страшного нашествия мифических злодеев на солнечный Алтай. А ведь на деле это

296. всего лишь чья-то человеческая неосторожность.

297. Что же будет с алтайской природой, когда люди придут сюда во всемогуществе техники, с рудниками и плотинами, сносить горы и затоплять долины?

298. Будет, наверное, этот приход пострашнее азиатских нашествий...

299. Прошло немного, много ль дней, /Был мирным синий небосвод.
Вдруг толпы плачущих людей, /Ревущий, мечущийся скот -
У стойбищ сбились. Крики, стон, /Вой ветра с четырех сторон

300. На мир обрушился мороз, /Крошащий толстые стволы
Таежных кедров и берез, в логах /Кипенье серой мглы,

301. Вершины Чеметен-Туу /Покрылись мглою кровяной,
Дождь, каменея на лету, /Ударил в бубен ледяной.

302. Застыл в полете солнца свет, /Окаменела синь реки,
Гранит реки Чорет-Чемет /Промерз и треснул на куски.

303. Кукушкам золотым теперь /На тополе не куковать.
Двум черным беркутам теперь /Настало время клекотать.
Их клекот слышит весь Алтай /И черных псов тревожный лай.

304. Лида: После праздничного обеда и не менее праздничного ужина на уютной прибрежной полянке с долгими, заполночь песнями у костра, мы считали себя на следующий день

306. обязанными идти быстро, не давая себе особых поблажек.

307. Конечно, наблюдая за исчезающей тропой, я не забывала собирать грибы и ягоды. Но двигались мы так скоро, что к обеду

308. подошли к очередному речному разливу, вон перед тем скальным

309. склоном. Там мы еще раз переходили Карагем, чтобы отвернуть

310. от него и пойти на восток, в обход высоких снежных гор. Так решила Лиля, а я ее поддержала.

311. Конечно, мы не сразу нашли место брода. Хотя Карагем уменьшился, но в послеобеденное время он был снова страшен, да проток всего две, а не пять. Но

312. переправились благополучно. Я, правда, нервничала - ведь Машины рисунки не были упакованы тщательно. И вообще - неприятно. Как

313. понимаю страх Лили и алтайцев перед водой.

314.

У толстых пяток черных гор /Увидел он морской простор
Исходит паром, ядовит, /Смолою желтою кипит

315.

За 30 месяцев пути /Его вокруг не обойти
Так это море пролилось, /В небесный купол уперлось.
В подземном нижнем мире с ним /Соединился Тойбодым.

316. Лиля: Честно говоря, мы потеряли много сил и времени только из-за Витиных колебаний. Дойдя до брода, выходящего

317. на Карагемскую поляну, он почему-то в него не поверил, и мы пошли

318 бродить ниже, там, где Карагем принял в себя мощный приток Иолдо-Або.

319. Его нам пришлось переходить дважды: внутри Карагема и самого по себе.

320. Здесь же, на болотистой равнине обширной карагемской поляны, мы свернули с намеченного в Москве маршрута, предпочтя простой скотогонный перевал в причуйскую степь -

321. опасному снежно-скальному Обыл-оюку с прекрасными озерами после него.

322. Здесь Витя сделал последнюю попытку переменить наше решение. Сказал речь и высоким штилем описал красоты, которые мы отвергаем.

323. Но я остановилась и, не стесняясь его осудительного фотоаппарата, утвердила: "Туда мы не пойдем!"

324. Проходят мимо огорченные Маша с Алешей, надеявшиеся, что Витина сторона возьмет верх. Ничего, сходят они еще, и не раз. Когда подрастут... Нет, я не забыла Шавло и наше с Витей обещание

325. вернуться к нему. Но ведь не в этот год, а на пенсии. Сейчас же у меня один долг и желание: мимо этого Абыл-оюка, где бьются люди,

326. вернуть домой, к Ульянке и Оленьке - Лиду с Машенькой, в целости и сохранности. И так слишком много мы рисковали...

327. Шли в оставшийся вечер - как убегали от Абыл-оюка, до самого

328. позднего вечера. Только палатка дала покой и забвение.

Коня пустил и в тот же миг /Aлып улегся на потник.
Укрылся шубою своей /И беспробудно спал шесть дней.

329. А на седьмой увидел сон: /Отец и мать его вдвоем
В аиле каменном своем /Сидят добры и веселы,
Их лица ясные - светлы. /Как явь увидел этот сон,

330. Проснулся и поднялся он, /Невдалеке от страшных скал,
Где, оказалось, он лежал...

331. Машенька: На ночлег остановились у хорошего ручейка. Мамы при первой же возможности достали дневники, а я пыталась

332. рисовать. Остальные трое - спать. Им - проще, иди и иди. Может, потому они так и рвались на Абыл-оюк. Работать же со словами

333. и красками - сложнее. В нашей же гонке не хватает ни времени, ни сил.

334. Приходится добирать рано утром, до общего подъема

335. Сколько сказано об Алтае, сколько его рисовано, пропето, а все равно - мало. Нет, мне не хочется больше никуда идти. Мне хочется просто побыть, пожить в этом крае, понять и почувствовать Алтай поглубже, как это сделал Рерих в своем Тибете...

336-337.

338. Машечка: Предпоследний день. После схода с абыл-оюкской тропы мы еще два с лишним дня добирались по избитой тропе, а

339. потом и по дороге до Чуйского тракта на Бийск.

340. Перевал Карагем, как и было известно, оказался невысоким и нетрудным, и шли мы к нему размеренно, чуть ли не поплевывая.

341. Поели на склоне смородины. На плоскогорьи поделились припасами с голодными туристами, у которых кто-то подъел продуктовую заброску. Нам же. понятно, лишние продукты были ни к чему,

342. ведь мы прощались с алтайскими горами и со всей их романтикой.

343. На самом же "дамском перевале" кроме камней оказался, к удивлению, снег.

344.И в отличии от унылых детей взрослые могли вволю повеселиться с мороженным.

345. Впереди видны низкие горы, переходящие в Чуйскую горную степь, видную далеко-далеко до едва различимого в мареве -уже Монгольского Алтая. Но так далеко нам не надо.

346. А сзади виден пройденный нами путь вплдоть до Белухи.

347. Белуха... А ведь и вправду мы там были!

348. Спускаемся по разбитой овечьей дороге, мимо озер, прямо к юртам алтайцев...

349. Ночевали еще ниже кочевья, последний раз перебродив новую реку.

350. А горы грозово грохотали и страсти проходили в небесах, но на нас не упало ни капельки... И снились, наверное, тете Лиле отнятые у нас "Чуйки", в которых она-то уже побывала 15 лет назад.

351-356. (слайды Северо-чуйских белков)

357. Алеша: О последнем дне рассказывать не интересно- шли и шли по ровной дороге, с перерывами через 50 минут. Километров 30, не менее,

358. сперва до селения Бельтир, а потом за ним пришлось идни еще.

359. За 8 километров до Чуйского тракта нас, наконец-то, подобрала техническая летучка

360.и до заката доставила в в рудничный город Ахташ.

361. А ранним утром мы расстались. Тетя Лида купила 4 билета до Горно-Алтайска и Москвы, а папа с мамой продолжили свой поход по низким горам до Телецкого озера, 362. а затем по сибирским городам.

363. Им-то что, на озерах и перевалах Северо-Чуйских белков они уже бывали. 364. Нам же приходилось смотреть на них только через автобусные стекла.

365. Но, конечно, мы еще приедем сюда и сами пройдем Абыл-оюк, и увидим его озера и снега.

366-374.

375. На новолунье, в третий день /Небесная Ачы-Бала
От Белых вод, от горных стен /Как птица в небо уплыла
И стала молодой луной, /На новолунье, в день восьмой.

376.Смотрите, на небе луна /Сияньем заливает край,
Сестра великая, она /С небес взирает на Алтай.

377. Я долгл пел, но ничего /Не изменял, не добавлял,
Из песни деда своего /Ни слова я ни убавлял.

378. Судьбу девицы молодой /Узнает слушавший народ,

379-1.А молодежь из песни той /Свой неизменный смысл поймет.

379. Конец

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.