Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Тобольск

Том 17. Алтай-Сибирь 1987 г.

Тобольск

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

0. Исторический вывод: Самодержавный, монополистический капитал - вечная причина рабства и крепостничества.

1. Тобольск (1587-1987)

2. Алмазный фонд

3. Песня "Ермак" - Тобольску, старой столице Сибири,

4. страны огромных богатств и страшных лагерей.

5. Ермак, как рыцарь царской наживы, калитизма.

6. Памятник Ермаку (1838) от царя, главного русского капиталиста

7. Святая Русь царю покорена, покорна...

8.

9. Антикапитализм - для нас это антикалитизм

10. Вокзал г.ТюмениНе зная здешних порядков, в Тобольск отправились по недавно проложенной железной дороге "Тюмень-Уренгой". Но оказалось, что роскошный современный вокзал - совсем не гарантия хорошего обслуживания.

11. А тобольчане предпочитают добираться до своего облцентра автобусом или самолетом, но не поездом. Уже с вокзала он вышел с опозданием на полтора часа, потом часами стоял на полустанках и приполз в Тобольск глубокой ночью, потратив вместо 5 ч. по расписанию 16!

12. Из окна раздраженного тягомотиной вагона мы видели оскорбленную бесхозяйственной техникой землю - что-то заброшенное, разрытое,

13. проржавевшее и порыжевшее, засохшее, убитое, замурзанное - взамен прежней величественной природы:

14. Ревела буря, гром гремел, /Во мраке молнии летали

И беспрерывно гром гремел,/ И ветры в дебрях бушевали...

15. Тобольский кошмарный поезд, как вернувший нас в эпоху гражданской разрухи и военного коммунизма, порождал убеждение: все сибирские

16. беды от всевластия техники, от этих взбесившихся капиталовложений. Это они, в своих грузовых тысячетонных составах постоянно загоняют наш пассажирский куцый поезд на обочины, это они уродуют и засоряют землю. (всевластие капитала над Сибирью)

17. Это они, нефтяные и газовые капиталы делают из нас, из людей, придатки к себе. Да ведь это и есть настоящий капитализм, наглый и откровенный! И как только он утвердился на нашей земле?

18. "Кто жизни не щадил своей,/В разбоях злато добывая?

Тот думать будет ли о ней, /За Русь святую погибая?

19. Ревела буря, дождь шумел,/Во мраке молнии блистали,

И беспрерывно гром гремел,/И ветры в дебрях бушевали...

20. В нашей поездке тоже бушевала непогода. Холодный ветер с севера за день сменил августовское лето лютой, едва ли не минусовой моросящей осенью. (Утро в Тобольске) На ночь, правда, нас приютила вагонная

21. попутчица, жена тобольского химика, в своей пустой квартире. Ее семья сбегала из нового Тобольска, уже перевезла мебель в областную Тюмень - то ли деньгами сманили, то ли просто приказали ее мужу.

22. А рано утром и мы покинули этот новый, большой, но уже грустный дом. Да, бурное нефтяное освоение Зап.Сибири, наконец-то, дало Тобольску и

23. железную дорогу, и мощный нефтекомбинат с современной жилищной базой, сразу увеличившей городскую численность чуть ли не втрое. Но наполнило ли оно жизнь тобольчан силой и энергией? Переломило ли падающую судьбу провинциальных людей?

24. Нет, не в многоэтажках, не в технике спасение. Может быть, даже наоборот... и меня томит желание не только увидеть заповедный старый город, но и догадаться по его истории, откуда на этой земле набрал такую силу капитал?

25. (Лиля) Что нам понравилось в Тобольске - так это заповедность старого города. Сейчас, кажется, его никто не ломает. Но ведь почти

26. не ремонтируют. Спасать его от разрушительного времени наше поколение не может, потому что сами мы еще себе не принадлежим - сами еще еле живые.

27. На своем пути к церковным маковкам древнего Кремля мы пересекаем поперечные улицы, служившие раньше линиями острожьих стен - от обрыва

28. к обрыву. И чем дальше, тем древнее... Здесь проходила стена земляного вала 1688г. Сегодня по валовым остаткам проложена милая прогулочная дорожка со скамейками, приглашающими присесть в тени деревьев и подумать: от каких таких врагов надо было защищаться Тобольску? Ведь известно, что за свою историю он не испытал ни одного штурма?

29. А может, они своих боялись? Может, против своих нужна была вся та крепостная и шатровая мощь, которой мы идем любоваться. Может,

30. это и не Кремль вовсе, а тюрьма? А сибирские дали наполнены не людьми, а заняты чем-то враждебным? Людям смертельным?

31. "Ревела буря..."

32. (Лиля): Первым церковным зданием, с которым мы поздоровались, был верхнепосадский храм Петра и Павла 1769 года постройки - сразу за гостиницей "Турист". Жуткий холод не дал нам много времени на любование.

33. И потому, обойдя храм кругом, мы двинулись было дальше, как вдруг были остановлены странным вопросом: "Простите, а Вы по-русски разговариваете?" Еще пара слов, и стало ясно, что стоящий перед нами ясноглазый молодой человек, с тщательно убранными под берет длинными волосами - тобольский священнослужитель, видно, недавний выпускник семинарии, ждущий от нас сочувствия и общения: "Сколько мы

34. ни уговариваем райисполком отдать приходу эту пустующую церковь под зал собраний - не соглашаются никак. А то ведь смотрите, в каком запущении стоит, интуристов пугает, страну позорит, а мы бы его своими средствами привели в порядок. Разве мы не правы?" - Нет, он не собирался

35. уговаривать нас подписать какое-либо заявление-протест, только искал сочувствие. И мы его, конечно, выразили. Пусть сами атеисты, но сочувствуем искренней вере, считаем, что верующим надо отдавать на попечение все церковные здания, если они смогут их использовать для людей. Бог Вам в помощь, в таком благородном деле - пожелали мы тобольскому энтузиасту и распрощались.

36. Сознаемся: нам понравился этот молодой священник. Святая Русь как бы ожила в этом лице, стала реальностью. Может, тогда не зря погибали наши предки, "в разбоях злато добывая", раз были и есть у русских такие светлые люди? Вот только почему райисполком не идет им навстречу, отказывает даже в такой, совершенно естественной просьбе на пользу всем?

37. Конечно, вряд ли мы найдем убедительные ответы на все эти недоуменные вопросы, и только в тобольском кремле, в его старом богатом музее мы можем надеяться узнать поближе тобольскую историю, в ней угадать ответы:

38. "Ко славе страстию дыша,/В стране суровой и угрюмой,

На диком бреге Иртыша, /Сидел Ермак, объятый думой"...

39. Верхний Тобольск был выстроен на буграх Алафесской горы над Иртышом, где еще до прихода русских теснились татарские деревни, среди них Бицик-Тура, где, по преданию, жила жена царя Кучума.

40. Так что год основания Тобольска, это лишь год его окончательного завоевания русскими. Сегодня ничего не слышно о сибирских татарах, хотя, оказывается, их потомки еще живут в этих места, но как этнос они фактически уничтожены. Но мало того: их роль в жизни Сибири мы предаем забвению.

40а. Если наши предки ермаковцы убивали их физически, то мы как бы уничтожаем их в духе, когда гремим во славу своих разбойных и златолюбивых предков:

"Ревела буря..."

41.Иртыш у Чувашского мыса: Сегодня у восточных склонов тобольских гор, называемых Чувашским мысом, располагается паромная переправа. 400 лет назад эти холмы стали последней преградой перед татарской

42. столицей. И потому хан Кучум здесь был вынужден дать бой бесстрашному Ермакову воинству. Он приказал устроить засеку, а на горе установить казанские пушки. Но главные военные дружины ханства ушли

43. на Урал, на оборону были мобилизованы самые разношерстные и непривычные к боям местные команды, а казанские пушки не стреляли. Так что закаленным в боях с турками русским "рыцарям наживы" не составило труда даже малым числом устрашить огненным боем и жестокостью массы

44. сибирских ополченцев и после ранения царевича Маметкула обратить в бегство - и ханты, и манси, и самих татар, и, наконец, верховного хана Кучума.

44-1Из летописи"Казаки же их погнаша и вслед их сечаху бессчисленно, многое множество нечестивых погибло. Вся земля кровию обагрилася, и от засеки их далече отогнаша, и знамяна свои поставили казаки... Тако бо всех бесермян победиша за их беззаконие, да за идолослужение и за кумиропоклонение, яко не ведуще Бога, сотворившего их".

45. В опустевшей столице казаки нашли то, что искали с не меньшим вожделением, чем испанские завоеватели в Америке: драгоценные собольи меха, чернобурые лисицы, шкурки куниц и белок. В общем, "мягкого злата" казаки добыли много. Осталось только удержать столицу Сибири и саму Сибирь с верой в святую Русь и помощь православного царя.

46. Ныне Иртыш здесь хмур и бесприютен, замусорен техническими отбросами, как будто главный и безмолвный свидетель "покорения Сибири" знает, что от него-то и пошел счет и золоту Колымы, и ужасам сибирских лагерей.

47. По Иртышу мы плавали только на пароме поперек, а не вдоль, как хотелось бы и не только мне, но и множеству искателей кратчайших путей из Европы в Китай и Индию. А ведь великая Обь и Иртыш являются прямым водным путем от приуральского Карского моря наискось через Зап.Сибирь - в Монголию и Китай, огибая все воинственные мусульманские племена. Известно, что именно для проведывания новых путей, в устье Оби появились английские корабли, но опоздали: казаки Ермака уже появились на Иртыше и Оби и преградили им путь.

48. История тарского протеста 1722г.Еще сильнее мне хотелось по Иртышу проплыть к небольшому казачьему, а теперь районному городку Тара, известному давним диссидентским протестом, тем, что отказался присягать наследнику самого Петра I, не названному по имени. "Значит, самому Антихристу присягать зовут" - решили тарчане - раз даже имени его произнести невозможно. Все отказались присягать, а 228 человек подписали о том "Противное письмо". А когда из Тобольска явились неизбежные каратели, то 20 казаков во главе с полковником Немчиновым предпочли взорвать себя, чем сдаться!

49. "Ревела буря, дождь шумел..."

50. Через три года после гибели Ермака русская команда Чулкова вновь овладела разоренной татарской столицей, но жить на разорище, видно, было несподручно и потому срубили они себе новое жилье... на полюбившейся "навелице горе и красно вельми... и на сем же прекрасном месте поставиша град... и наречаша имя ему Тобольск вместо

51. царствующего града Сибири"... Через 9 лет городок получает печать Сибирского царства и становится официальной столицей Сибири, что позволило ему к нашим дням сконцентрировать в себе громадную историческую память...

52. (Лиля): Единственный в Сибири каменный кремль был выстроен на смену уже пяти прежним сгоревшим или сгнившим деревянным острогам.

53. Строили его уже в царствование Петра, конечно, по московским образцам, правда, с участием пленных шведов... да и когда в России обходились без иноземцев? Без европейской техники и умений? Без них невозможно представить Российскую империю, нельзя понять причину ее могущества на Востоке.

54. С высоты кремлевского холма, нет, скорее митрополичьего монастыря, отлично проглядывается панорама нижнего торгового города с его деревянными и каменными домами вокруг многочисленных церквей. Мы сами насчитали их 8, а было - 25, да еще Знаменский мужской, ныне перестроенный.

55. Нижний город с его пристанями, хоть и затоплялся по весне, но был всегда густо заселен, ибо торговля и транспортировка богатств были главным делом сибирской столицы. Жили тут не только русские. Ближе к реке располагались татарская и бухарская слободы со своими мечетями и складами. Здесь жили потомки прежних владетелей Сибири - ведь татарский хан Кучум был на деле бухарцем.

56. Справа же, сразу под кремлевской горой и под соседним "Панским бугром", веком позже стали жить немецкие умельцы и пленно-ссыльные поляки вокруг католического костела и не сохранившейся лютеранской кирхи.

57. Под сенью русского Кремля митрополии сживались в Сибири и Восток, и Запад. И прежние бухарские покорители, искатели золота, и западные несостоявшиеся колонизаторы. Но только русские оказались способными соединить мощь западной техники и азиатскую властность. И потому азиатов русские превратили из сибирских владетелей в подчиненных купцов, а европейцев - в своих прислужников или ссыльных.

58. Но, конечно, основным населением были русские: промышленники и барышники, землепроходцы и ремесленники. Они жили тоже слободами вокруг своих приходских храмов, сначала деревянных, а с XVIII в. - каменных. Последние- то и дожили частью до наших времен.

59. Как писал историк Кочедамов: "Тобольск в XVII в. стал не только самым большим, но, пожалуй, и самым красивым городом края... Напротив гостиного двора стояли мясные, рыбные ряды и торг с дровами и сеном... Но основная рыночная площадь

60. сложилась у подножия горы при взвозе. Там, вокруг Богоявленской церкви группировались ряды, харчевни, базары". Сегодня нет Богоявленской

61. церкви, а базар сместился к соседней церкви Захария и Елизаветы

62. Размышления о русском капитализме Среди домов и храмов старого Тобольска мне пришла пора объясниться. Уместно ли употреблять слова "капитал", "капитализм", объясняя деяния Ермака, царей и прочих владетелей Сибири? Да, мы привыкли рассуждать о капитализме лишь за западными рубежами. Но почему?

63. Если под капиталом мы понимаем просто богатство, выраженное в золоте или иных всевластных ценностях, а под капитализмом - строй жизни, подчиненный лишь одной наживе и приумножению владений, то, конечно, нашим властителям он был присущ в гораздо большей степени, чем где бы то ни было.

64. Сам родоначальник русских царей, глава великой российской державы Иван I был главным татарским фискалом, коварным их пособником и величайшим русским капиталистом. Недаром народ и история обозвали его денежным мешком - Калитой.

65. А оставленный им в наследство образ жизни можно назвать калитизмом (это русский капитализм). Но важна ли разница в буквах, если суть та же? А может, термин "калитизм" для обозначения голой наживы и точнее. Ведь известный нам западный капитализм - это еще и технический прогресс, и благоденствие, свободы людей и протестантская твердая этика.

66. Да, в капитализме, конечно, есть и та пагубная страсть, которой боялся Маркс: "при 10% прибыли капитал оживляется, за 20% он бежит, сломя голову, ради 50% прибыли готов продать отца и мать родную. Ради 100% нет такого преступления, на которое капитал ни рискнул бы даже под угрозой виселицы".

67. Но в еще большей степени такая пагубная страсть относилась к русским самодержцам, обуянным погоней за приумножением собственных владений. Ею объясняется коварство и жестокость Ивана, Петра и Сталина. Так что давайте на будущее условимся безудержную погоню за

68. наживой обозначать русским словом "калитизм" - (-"зло. Чего нам бояться?)"

А тем, кто в сегодняшней перестройке боится потерять социалистические цели, надо наконец-то понять, что бояться надо не западного, цивилизованного и технического капитализма, а только безнравственной и безудержной погони за наживой,

69. т.е. родного калитизма, собственных, преступных корней. По Марксу нет такого преступления, на какое не пошел бы капитал ради 100% прибыли, а по сибирской истории известно, что русские землепроходцы получали 300-400% дохода, не говоря уже о неимоверных прибылях самого царя. Вот, кстати,

70. в чем причина быстрого овладения русскими Сибири. Громадный континент - всего за полвека! Русские наши "землепроходимцы" - это отряды калитистов, всего за несколько десятилетий - ограбивших величайший континент. Изъяв пушнину в виде

71. дани-ясака для царя у одних племен, они наперегонки спешили объясачить

72. следующие племена. Повыбив соболя в одной землице, спешно перебрались в другую. И таким образом, уничтожая зверей и убивая

73. сопротивляющихся аборигенов, они и дошли до Тихого океана! В следующем веке таким же хищническим напором они выбирали

74. из Сибири золото и серебро, рыбу и лес, а в наше время зерно целины и нефть Приобья. - нахрапом, до исчерпания-исчезновения.

75. И дальше..., и больше..., превращая мировую кладовую в выбитую, выбранную, замусоренную страну - без соболя и рыбы,

76. без леса и земли, без золота и серебра, без зерна и нефти... И не видно конца этому нашему калитическому златолюбию и

77. разбою. - Как, вам не нравятся эти слова? ...Да, Пушкин прав: славными деяниями предков гордиться надо и помнить их.

78. Но не меньше надо стыдиться и их преступлений, иначе мы будем просто обречены на вечное холопство, хищничество и разбой, на конечную гибель.

79. Да, конечно, так бывало не только у н ас. Подобные деяния Маркс называл первоначальным накоплением капитала. Он полагал, что полученные богатства шли на строительство заводов и фабрик, на техническую основу западных стран. С Марксом в этом трудно согласиться. Его неправота подтверждается и историей нашей Сибири. Куда пошли добываемые в ней несметные капиталы?

80. Ответ известен: царю! Историк Скрынников пишет: "В ближайшие после гибели Ермака годы государственная казна пополнилась неслыханным количеством мехов. Европа была поражена, когда через 10 лет московский царь послал другу Габсбургу вспомоществованьем 40 тысяч соболей, 20 тысяч куниц, 300 тысяч белок, по пражским ценам - на 8 бочек золота.

81. А, зная, что в последующем веке русские вывозили ежегодно более 145 тысяч соболей, т.е. на десятки бочек звонкого золота, понимаем, что за эти деньги можно было купить всех своих противников, всю Европу. И покупали!

82. А если не купили целиком и навсегда, то только потому, что на деле Европа в своей основе далеко не продажна, не калитична, а напротив: нажива в ней подчинена высшим ценностям: христианским, социалистическим, демократическим, нравственным.

83. Зато вот у нас, с нашими традициями самодержавного, т.е. ничем не ограниченного капитализма, который мы назвали калитизмом - безудержного хищничества на деле гораздо больше, чем в Европе. И я повторяю все снова и снова: "В сегодняшней перестройке надо ясно видеть

84. главного врага - и не где-то за кордоном, а у себя, в своем роду, в своей крови, своей Сибири!!" (Грабить Сибирь, чтобы купить Европу).

85. "Кто жизни не щадил своей,/В разбоях злато добывая
Тот думать будет ли о ней /За Русь святую погибая?

86. Нам смерть не может быть страшна,/Свое мы дело совершили.
Сибирь царю покорена,/И мы не праздно в мире жили!

87. Ревела буря, дождь шумел..."

( Лиля): Тяжело, но приходится соглашаться с тем, что славные дела - преступны. Ну, а сами люди, начиная с Ермака, тоже?

88. Взойдем к его памятнику, поставленному по соседству с кремлевской горой еще при Николае I, и если не поклонимся, то хотя бы задумаемся:

89. Да, конечно, не бессеребренниками были русские землепроходцы. Добывали царю пушнину и земли, себе - прощение и покой на старости лет, детям - жизнь и богатство. Да, действовали они насилием, и часто жестоким, но ведь так поступали и сами татары, когда покоряли местных ханты-манси, или крестоносцы, несшие, мол, веру Христову/

90. А разве казаки не знали товарищества? Разве не были бесстрашными. Там, в Тобольске, я просто верила своим глазам и чувствам при взгляде на кварталы богатых резной выдумкой домов, собирающихся

91. вокруг церквей, как цыплята вокруг матери-наседки. И чувствовала правоту молодого священника, и проникалась его приязнью к "чудесному городку Тобольску".

92. И, наверное, жизнь прихожан от его любящей улыбки также светлеет.

93. Конечно, много жесткого было в Сибири и тобольской истории, иначе не было бы у Сибири столь мрачной мировой славы. Да, конечно, в этих домах жило много царских слуг, а потом и императорских чиновников -

94. Но ведь жили здесь и прямые противники самодержавия. И духовные, как, к примеру, тайные раскольники, и светские, как ссыльные декабристы, и, наконец, просто самостоятельные люди, которые самой своей жизнью отменяли самодержавную хищническую систему, внешне ей подчиняясь,

95. а на деле выстраивая живую культурную жизнь - нам в наследство. Так давайте на это богатство взглянем, своих предков добром вспомним. О судьбе оставленного нам и гибнущего от времени и небрежения наследства опечалимся, озаботимся.

96. Ц.Михаила Архангела, 1759г.

97. Пока только эту церковь смог отреставрировать город, и опять красуется

98. она в своем барочном наряде в окружении архангельских вензелей ограды на основной улице города.

99. Дома декабристов А.М.Фонвизина, А.М.Муравьева, П.И.Свистунова.

100. А жили здесь еще декабристы А.П.Барятинский, С.Г.Краснокутский, В.К.Кюхельбекер, В.В.Вольф, Ф.М.Башмаков.

101. Эта церковь доставила нам наибольшую радость - так стремительно

102. рвется вверх ее колокольня и благородно убранство основного здания

(ц.Воздвижения креста, 1771г.)

103. Нынешний институт им.Менделеева у кремлевского холма прежде был мужской гимназией. В старом же здании по соседству жили губернатор и отец знаменитого композитора Алябьева. Управлял гимназией

104. автор великой сказки Петр Павлович Ершов и учился великий химик Менделеев.

105. И хотя в начале XIX в. Тобольск перестает быть всесибирской столицей (генерал-губернаторство у него перенял Омск, а экономическое значение его падало), в нем постоянно живут и работают немало

106. значительных для страны людей. (ц.Рождества Богородицы, 1774) Кроме уже названных, путеводитель поминает историка Сибири Словцова, поэта Грабовского. А сколько других талантливых людей жило в этих домах?!

107. Оставшись в стороне от жел.дороги, Тобольск стал как бы ненужным империи, и может именно это позволило ему сосредоточить свои силы на обустройстве своей человеческой жизни. Наконец-то решается главная проблема нагорной части - для нее строится водопровод.

108. Проводятся электричество, возводятся красивые дома, театр.

109. Дом купца Корнилова, 1916г.

110. К этому времени в городе уже 48 фабрик и заводов работают на местных материалах.

111. Город сохранил для нас с 1899г. этот чудесный терем - единственный в стране деревянный театр. Но наша радость от встречи с ним быстро перешла в сочувствие. Теремок казался покинутым.

112. Покосились детали фасада, свесились незакрытые форточки. Просто не сезон - убеждали мы себя. Вот вернутся из отпусков артисты, растопят для них печи, придет благодарный зритель, зажгутся огни, найдутся и

113. умелые плотники. А пока мы сделаем, что можем: прикроем форточки и пожелаем театру продолжать свою нелегкую, но такую человеческую жизнь!

114. Конечно, разрушает не только время. Революция 17 года не миновала и Тобольск. Прежде всего, она окончательно отменила губернаторское

115. его звание, но зато в губернаторский дом на полгода поселила самого российского царя, ставшего уже простым ссыльным Романовым. Ц. Ап.Андрея 1759г.

116. Ирония судьбы, но именно в Тобольске, этом воплощении сибирской казны, последний представитель великокняжеского калитизма получил

117. весть о победе большевиков, смертоносных для него и его семьи, но не для калитизма, несмотря на их антикапиталистические лозунги.

118. Сталин намного превзошел русских царей и в самодержавии, и в капитализме. Поистине, не было такого преступления, на которое он не рискнул бы во имя приращения своей власти, богатств своей империи.

119. Сталин - последний Калита

120. Бывший Знаменский монастырь в нижнем Тобольске в XIX веке был центром духовного образования. Ныне он отдан какой-то фабрике

121. и перестроен до безобразия. Понятное дело: фабрика сталинского времени съела монастырь.

122. Рядовое преступление наглого капитала против духа.

123. А вот эту часовню рядом с монастырем не тронули, но взамен креста на ней водрузили модель самолета, чтобы видели потомки дурость оголтелых 30-40 годов.

124.(Витя): Деревянный Тобольск дряхлеет и умирает, неизбежно и непоправимо. Правда, в последнее время городу доставалось немало нефтегазовых денег, на них и вырос лес многоэтажек. Но, может, деревянному Тобольску стало еще хуже. Ведь сманиваются его хозяева.

125. Кто станет гробиться в заботах о жизни деревянного дома, находясь в очереди на бесплатную квартиру? А без частных хозяев заповедный город проживет недолго.

126. Единственная надежда, пусть слабая, что Перестройка Горбачева успеет: и взамен бесплатности и бездельности утвердит в обществе уважение и к индивидуальному труду, и к собственному дому, взамен чиновника-калитиста главным лицом в Сибири станет самостоятельный человек -

127. как хозяин этого нового сруба. Да! Нового сруба в старом Тобольске! Бог ему в помощь!

128.(Лиля): И вот, дорогой зритель, мы и добрались до главной красы и святыни Тобольска, да, наверное, и всей Сибири - до митрополичьего Кремля... Не раз Тобольск горел, прежде чем началось в нем

129. каменное строительство. Духовный владыка всея Сибири митрополит Павел в 1674г. выстроил первый каменный дом в Сибири - собственные палаты - нынешний богатейший столетний тобольский музей.

130. А в 1686г. он перестраивает в камне городской кафедральный Софийский собор. В форме сложных глав собора видны вкусы тобольских владык, по большей части выходцев с образованной Украины.

131. С прибытием сюда первого архиепископа Киприана имя Ермака и его сподвижников было занесено в синодик Софийского собора, и ежегодно в первую неделю великого поста с амвона поминались его ратные подвиги.

132. Из летописи: "Избра Бог и посла не от славных мужей... и победиша бессерменского царя Кучума и разорити богомерзкие их и нечистые капища... Но от простых людей избра Бог и всеоружи славою и ратоборством и волгостию атамана Ермака Тимофеева сына Поволского со единомысленою и предоблею дружиной храбовавшею... И воспримше щит истынныя веры и показавши храбрость пред нечестивыми, и смерть на живот преложища... И вся сия совершися Божиим Промыслом... И на том деле убиенным, Ермаку, иж изволением живот ежи свой скончати, вечная память болшая. А имена их написаны в синодики, где которые убиени..."

133.Под покровительством св.Софии создавались первые сибирские летописи, закладывались основы духовного и светского просвещения. В соборе происходили многие общественно важные церемонии при большом стечении народа, вершились "дела" Сибири...

134. К святой Софии примыкает соборная ризница - богатейшая дарохранительница архиерейского дома. Здесь была и библиотека церковных и светских книг на многих языках. Тобольские митрополиты отличались просвещенностью, сами были большими книголюбами. И каждый из них привозил и оставлял здесь свои книги.

135. Храм не оставался неизменным. В 1746г. около него построили низкий Покровский собор (зимний), а еще через полвека, в 1797г., было завершено строительство самой высокой в городе колокольни - 75 м.

136. Это с нее Витя снимал все обзорные тобольские виды.

137. В Покровском соборе и сегодня идет служба. И как хорошо нам было окунуться в его тепло и сердечную приязнь служителей в этот сумрачный холодный день!

138. Митрополиту Павлу принадлежит честь выполнить петровский наказ - поставить каменные стены Софийского двора. Поручено это было тобольчанину

139. Семену Ремезову. И наказано, чтоб ставил Кремль по примеру московского, по фряжским книгам. Потом стены не раз перестраивались,

140. вплоть до ХХ века. И вот что там получилось!

141.(Витя): Но история, к сожалению, описывается не одними восторженными словами. В ней есть место и трезвой, часто горькой правде.(Суд истории должен состояться)

142. Если к верхнему городу подниматься по Софийскому взвозу, то после сотен лестничных ступенек мы оказываемся перед аркой в Рентерее, задуманной при Петре, как гигантском монументе в честь Ермака, вроде как Дворец Советов был задуман в честь Ленина при Сталине. И при этом соединять митрополичий Кремль с губернаторскими присутственными местами, власть духовную и власть светскую. Но из этого, конечно, ничего не получилось - только сама Рентерея, т.е. сибирское казнохранилище,

143. защищающее собранные с Сибири богатства - толстыми стенами от

144. собственных людей!

145. Проходя под аркой Рентереи, попадаешь как будто в западноевропейское мрачное средневековье, так что поневоле вспомнишь другое название Рентереи - "Шведская палата". А ведь ее и вправду строили пленные

146. шведы во главе с уставщиком по каменному делу Иоганом Индрике Бекком. Строили в Тобольске они еще и крепостные башни, и православные церкви, эти форпосты калитизма. Так что труд европейцев лег весомым вкладом в царское капиталохранилище. Мы привыкли обвинять Запад в империализме,

147. а вот, вглядываясь в свидетелей собственной истории, видишь, что в России Европа чаще оказывалась побежденной пленницей имперского калитизма.

148. Пройдя после Софийского взвоза тобольскую Красную площадь, через одни из святых ворот, мы вступаем на Софийский двор. Как ни странно,

149. в XVIII вольтерьяновском веке именно он стал идеологической столицей Сибири. Губерний в ней стало много, а митрополит оставался один. На нем одном лежало бремя сохранения духовной диктатуры православия... В хозяйственных и политических заботах губернаторы часто соглашались на союз с духовно независимыми людьми - раскольниками, а вот митрополит - никогда!

150. Консистория - здание церковного управления расположено рядом со Святыми воротами. Через них-то изливались церковные указы. Но это только на свету. Темной же правдой было то, что от мрачных подвалов

151. консистории рассылались по православным монастырям захваченные раскольники, чтобы держать их там "в тягчайших работах без послабления, пока не обратятся в православие". Пересылочная и следственная тюрьма - у Святых ворот. Били, пытали и убивали.

152. И все же свободный дух превозмогал даже тобольские твердыни. С помощью верных людей разбегались раскольники. Легендой стал случай, когда на глазах потрясенного конвоира исчез со стены 60-летний раскольничий старец Ефрем! Диссидентский дух!

153. Совсем не однозначно расценивает история и деятельность просвещенных сибирских митрополитов. Особенно "книголюбителей" из украинцев. Вот Сильвестр Гловацкий - умелый ритор, проповедник среди язычников-инородцев, но для убеждения своих раскольников требовавший

154. только воинской силы. (Ссыльный угличский колокол) Или митрополит Павел Конюскевич: гордый мечтатель, наломавший в Сибири столько дров-людей, что сама Екатерина возмущенно называла его гонителем, фанатиком, изувером. Он даже своих священников наказывал шпицрутенами.

155. Последний взгляд с Софийской колокольни. В упор рассматриваю территорию прежнего светского Кремля. Как быстро его превратили из военного укрепления в обычный тюремный замок! Да так, кажется, им и оставили. Служит по сей день одним из островков Архипелага ГУЛАГ. А значит, до сих пор тобольчане и мы с ними вместе,

156. живем в традициях калитизма, когда капитал и власть давят людей, да еще клянутся демагогически святой верой!

157. Если старый город - это встреча с предками в их домах и церквях, то старое кладбище - это встреча с чистой памятью о них.

158. Не сразу она у нас состоялась. Уж очень беспокойно искали мы могилу любимого Пушкиным Кюхли, пропустив ее в общей группе декабристов и петрашевцев. Но, гостя у умерших тобольских горожан,

159. свое отношение к ним проясняли. Наверное, Витя прав, ругая Калиту и Ермака: "И неча нам других в капитализме винить, коли своя рожа крива". Наверное, это вообще наша главная трудность - не имеем права отбирать из прошлого любое, без разбора, добро и славу предков. Приходится соглашаться: все, что крепило мрачную

160. Российскую империю, страшный калитизм - нам не подходит! Верность конституционной власти - да, а самодержцу - нет! Развитию русской нации - да, а народу-охраннику империи-сверхдержавы - нет!

161. Православию, как исторической и свободной народной вере - да, но любой претензии на одномыслие и одноверие - нет! И как ни больно собственному сердцу, а приходится расставаться с понятием "Святая Русь". Сколько у меня с ним связано: дружба безоглядная, любовь бескрайняя, милосердие безмерное, бескорыстие абсолютное, душевные порывы запредельные. Все, что в годины испытаний давало силы выстоять.

162. Подвижники Святой Руси аккумулировали в себе эти высоты: Феодосий Печерский - милосердие, черниговские князья-мученики - величие духа, Сергий Радонежский - братскую любовь и учительство, Ефросинья Полоцкая - бескорыстие, Нил Сорский - подвижничество и нестяжательство.Вот что такое Святая Русь!!! - Но куда мне деться от знания, что именем Святой Руси зверствовали тобольские митрополиты, что этой идеей держался и русский калитизм!

163. Старое правило: "О мертвых только хорошее" сегодня не годится. Для будущего надо отбирать не хорошее из плохого, а разные способы жизни, в которых неразрывно сплетались хорошее и плохое. Я теперь понимаю, что в храбром и благоверном Ермаке неразрывно впаяны разбой и златолюбие Калиты. А неуклюжее упрямство раскольника неразрывно с его духовной свободой. А что же мы выберем?

Сегодня мы понимаем, что выбирать надо людей независимых, собственной веры, что в свои исторические синодики и поминальники заносить надо не Ермака, а раскольника. Но вот, как проголосуют наши чувства, душа и сердце, как поступят - мы не знаем.

164. Уходя с кладбища и прощаясь с Тобольском, мы попрощались и с молодым священником, что встретил нас рано утром вопросом у первого храма. Замечательная улыбка отличает этого человека. Безыскусная, почти младенческая простота, о силе которой, наверное, и сам не подозревает. И сердца наши потянулись к улыбке "Святой Руси", к свету православной церкви.

165-166. Но головы наши принуждают нас к поспешному прощанию, к обрыву уже готовой завязаться близости. И до сих пор мучаемся, правильно ли сделали, смирив свои сердца и настояв на собственном атеистическом расколе. Уходим, уходим, уходим...

169-176. "Ревела буря..."

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.