В.и Л.Сокирко Белоруссия и другое

Том 12. Белоруссия и другое. 1982г.

Диафильм "Белая Русь"

(Рождение)

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

196-197.Часть 2. Рождение

198. 1. Мяркине - языческие времена Рассказ о белорусской истории мы начинаем с показа небольшого, но очень древнего литовского местечка.

199. С незапамятных времен здесь и южнее селились славяне, смешивались с местными литовцами.

200. Если не считать литовской речи и нескольких таких вот зданий нового национального стиля, то Мяркине очень похоже на западно-белорусские села

201. и глубокой историей, и крепкими домами,

202. и традиционным соседством православной церкви и

203. громадного костела.

204. A главное здесь - глубинное ощущение неотрывности белорусов от этой принеманской языческой земли, единой основы,

205. и католиков-литовцев, и православных-белорусов, почвы,

206. являющейся для них единственной на свете Родиной.

207.Констанция Буйле (1912г.)

Люблю наш край, сторонку эту,. / Где родилась я и росла,
Где первый раз познала счастье,./ Слезу неволи пролила.
Люблю народ наш белорусский,/ И зелень буйную садов,
И золотые наши сливы, / И голос рощиц и лесов.

208.И речки быстрое теченье, / Что в дали воды мчит свои,
Ее пески береговые / И волн прозрачные струи.
Люблю, когда в цветы и зелень / Украсит землю нам весна,
И в гнездах аисты клекочут, / И жаворонков трель слышна.

209.Мне все твое для сердца мило, / дорого, как край родной,
Где с первым счастьем я сроднилась / И с первой горькою слезой.

210. 2. Мядель - век XI Белорусский райцентр Мядель считается курортом на озерах,

211. а для историков искусства известен лишь своим замечательным, правда, довольно запущенным костелом св. Станислава, построенным в 1754 году

212. в стиле немодного уже тогда Ренессанса.

213. Но начало свое Мядель ведет от "Замка" на острове,

214 к которому. сейчас ведет деревянная мостовая по заросшей озерной части.

215. Эти валы - все, что сохранилось от пограничной крепости Полоцкой земли с незапамятных времен, от какого-то белорусского Тракая. Правда, история тогда еще не знала самих белорусов, как не знала украинцев и великорусов - только разные славянские племена под Великим Киевом.

216. Эти племена потом сильно перемешались в княжеских междоусобицах - как смешивается трава на запущенном поле. И все же племенные различия, наверное, сохранились и стали второй основой национальной особенности белорусов.

А завязался этот первый белорусский букет на полоцкой земле.

217. г. Новополоцк.

218. 3. Полоцк - X-XII века И свидетельствует об этом уже писаная история в полоцком музее, размещенном сейчас в бывшей протестантской кирхе, а начинается она так:

219. К дочери полоцкого князя Рогволода - гордой красавице Рогнеде посватался киевский князь Владимир. Только могучая Двина осталась свидетелем, как плыла дружина Владимира, озлобленного отказом Рогнеды, отдавшей предпочтение бpaтy его Изяславу.

220. Будущий равноапостольный святой проявил тогда в полной мере свой необузданный нрав: захватил Полоцк, убил отца и братьев, а саму Рогнеду насильно взял одной из своих жен и увез по Двине и Днепру в Киев.

221. Такими зафиксировала отечественная история первые отношения между великорусской властью и полоцкой чистотой и гордостью. Церковь, правда, утверждает, что с принятием христианства Владимир переродился. Но вспомним, с какой жестокостью он уничтожил в стране языческих богов и людей.

222. И потому лучше отождествлять его не со святой церковью, а с княжеским граничным камнем, что выволочен сейчас из Двины и установлен перед Софийским собором потомкам на удивление.

223. А спустя тысячу лет, Красная Россия, вернувшись к язычеству, громила христианские храмы. Не будем удивляться - ведь христианство у нас началось со "святого Владимира".

224. А Рогнеда для нас ассоциируется скорее с Софией (хотя и не была она тогда христианкой и пыталась мстить своему обидчику. За это была отправлена в ссылку.

225. Истинная месть Рогнеды оказалась в ином: она сумела воспитать сына Изяслава, вернувшегося в Полоцк. A правнук ее, великий Всеслав, закрепил самостоятельность Полоцкого княжества и его ведущую роль в Западной Руси. И тем самым подорвал насильственное единство славян - дедов завет.

226. Всеслав же построил Софийский храм, перестроенный в XVII веке униатами. Только эти апсидные выступы и остались древними, без изменений.

227. От времени Всеслава в Витебске, младшем брате Полоцка, выше по Двине стоит церковь Благовещения. Храм совсем недавно был сначала взорван, а потом законсервирован в виде руин, став памятником не только мудрости строителей XII века, но и дурости XX-го. Не будем снижать свой рассказ такими отвлечениями,

228. сдержим себя на памяти об основателе Белоруссии князе Всеславе, о его успехах даже в безнадежных ситуациях.

229. Например, из киевского поруба он был освобожден восставшим народом и вознесен на Киевский престол. Но, не желая участвовать в столичных интригах, через полгода Всеслав удалился в свою Полотчину.

230. Само "Слово о полку Игореве" рисует Всеслава необычным образом - князем-оборотнем, первым волком, колдуном и язычником:

Всеслав-князь людям суд правил,/ Князьям города рядил,
А сам ночью волком рыскал,/ Из Киева до петухов
Великому Хорсу волком путь перебегая

231. В Тмуратакань добирался./ Ему в Полоцке звонили заутреню
Рано у Святой Софии в колокола,/ А он звон тот в Киеве слышал

И вот мы верим, он таким и был. Сила его связи с родной землей, вот этой будущей Белоруссией.

232. Старый Полоцк хранит ещё имя одной замечательной женщины - первой русской святой Ефросиньи.

233. В основанном ею женском монастыре до сих пор хранятся ее нетленные мощи.

234. Среди поздних монастырских построек, великолепных даже в запустении, величавых - подстать княгине, внучке Всеслава, в миру - Предиславе, основательнице женского монашеского благочестия на Руси.

235. Выделяется скромными размерами и гармоничностью небольшая Спас-Преображенская церковь, выстроенная "хитроумно и надежно" мастером Иоанном еще при святой. Время пощадило этот лучший памятник древнерусской архитектуры в Белоруссии. Самое удивительное, что он - зачинатель шатровых храмов по России. Основание барабана стоит на шатре, скрытом крышей. Храм был, конечно, расписан. И в нем хранился крест филигранной работы местного мастера Лазаря.

236. Судя по описаниям, Предислава была столь же прекрасной и гордой, как и прабабка ее Рогнеда, но многочисленных женихов своих она отвергала, пожелав остаться невестой Христовой.

237. Предислава стала Ефросиньей в юном возрасте, а служение свое начала с переписки книг при Софийском соборе. И говорит житие: "Начала книги писать своими руками, благие мысли в сердце своем яко пчела сот собирать", а деньги за переписанные книги она раздавала бедным.

238. Умерла Ефросинья в преклонном возрасте, в Палестине, помолившись святым местам. Мощи ее вернулись в Полоцк много позже,

239. но народная память сделала свое дело и привила белорусскому христианству лучшие черты женского подвижничества: мягкость, чистоту, терпение, доброту, легшие первыми камнями в основание белорусской народности.

240. Внутри церкви тесно и темно. Чуть проглядывают, как из другой жизни, лики святых, Богоматери, Иисуса. Молятся прихожане перед серебряной ракой святой Ефросиньи.

240а. Разговаривают с нами светло и с достоинством. Да, женское христианство в Белоруссии еще не умерло.

241. Однако, вспомним наше знакомство с ныне действующим женским монастырем в Жировицах... Впечатление от этого дома престарелых осталось грустным.

242. Но мне все же кажется, что в ХХ веке истовость наших христианок переплавилась в энтузиазм комсомолок военных лет. А то, что Ефросиньи снова стали Предиславами - неважно. Важно, что остается вечной нравственная высота белорусских женщин.

243.От белого Спас-Преображенского собора в монастыре светлой Предиславы-Ефросиньи уходит аллея берез как бы в дали Белоруссии. И этот белый образ, эти белые стволы для нас служат главным символом смысла и назначения самоназвания у этой Руси - Белая, Чистая.

244. Еще я осмелюсь поделиться с Вами одним наблюдением, сделанным при чтении перечня икон. Оказалось, что чудотворных богородичных икон на территории дореволюционной Белоруссии почти столько же, как и во всей России, а, значит, интенсивность богородичного воздействия на маленькую страну куда больше.

245. Богородице Господь поручил род христианский, она соединяет земной мир и небесный. Она испила чашу скорби, пронзившую ее сердце, и потому глубоко понимает и людскую скорбь. К ней легче обратиться с молитвами-просьбами: "Подай нам силы, чтобы добрыми делами, честными мыслями, верою, добросовестным исполнением наших обязанностей могли мы приобрести право на твое материнское заступничество".

246. А какими поэтическими произведениями, насыщенными временем, становятся молитвы к ней: "Не имамы бо иныя помощи, не имамы иные надежды - разве Тебя, небесная Царица, Дева Пречистая, лествица к небеси, святое вместилище Слова Божия, прибежище верным и избавление".

247. А в белорусских церквах звучат еще и такие слова: "Имущая державу непобедимую, злую дерзость латинскую отмстила еси, иезуитское и униатское неправоверие в веру православную обратила еси, верою имя твое всехвальное призвавшим отцев наших спасла еси и покрыла их святым омофором". Она всех любит, но особенно тех, кто в ней наиболее нуждается, кому она может больше оказывать помощь. Видно, белорусам она нужнее и роднее всех. И потому, наверное, досоветский герб Минска включал в себя ее лик...

Может, Вы скажете, я не права, и дело во влиянии католичества и его широком, экзальтированном почитании Мадонны? Но, думаю, я все же когда-нибудь найду доказательства.

248.4. Новогрудок - XIII век

Новогрудок основан еще Ярославом Мудрым. Но, прежде чем касаться памятников и событий XIII века, поговорим о главной гордости горожан - ведь здесь родина Адама Мицкевича. По этой улочке можно быстро дойти

249. до музея - дома, в котором он провел детство и отрочество, где он воспитывался и учился любить Родину, вот эту Новогрудщину, милую Литву, как он называл тогда Белоруссию.

250. И вспомнилось, как этими местами
В былые дни я возвращался к маме,
У дома твоего, вот здесь, при этой школе
Я на дворе с детьми пересыпал песочек.
Купались в речке мы и бегали в лесочек.
Там птичьих гнезд раздобывали яйца,
И со студентами играли мы здесь в зайца.
И в рощице вон той сидели час за часом,
. Гомера слушая и рассуждая с Тассом.(А.Мицкевич)

251Адама Мицкевича ставят в ряд с зачинателями: Пушкиным в России и Шевченко на Украине... Но меня больше трогает, почему у Белоруссии нет своего Мицкевича? Может, это свидетельство, что белорусский народ еще не дорос до уровня культурной нации?

252. Впрочем, я не прав, и эти дети стоят перед основоположником белорусской поэзии Якубом Колосом, в детстве - Костей Мицкевичем... Но, правда, никому не приходит в голову ставить его в ряд с Пушкиным, и потому наш вопрос остается безответным.

253. Ответить на это может сам Новогрудок, зримо показывающий, что у Белоруссии всегда был Адам Мицкевич, что он не только польский, но и белорусский поет, и принадлежит этой земле всем существом, почти всеми своими произведениями.

254. На Замковой горе еще до войны в честь Адама Мицкевича насыпан "Холм бессмертной славы" со смотровой площадкой.

255. Отчизна, милая Литва! Ты, как здоровье,
Тот дорожит тобой, как собственною кровью,
Кто потерял тебя, и о тебе лишь ныне
Пою и плачу я, тоскуя на чужбине.
О, Матерь Божия, ты светишь в Острой Браме,
Твой чудотворный лик и в Ченстохове с нами,
И в Новогрудке ты хранишь народ от бедствий,
Не ты ли и меня спасла от смерти в детстве...

256. ...Ты нас на Родину вернешь, явив нам чудо.
Позволь душе моей перелететь отсюда,
К лесам задумчивым, к зеленым луговинам,
Бегущим к Неману по склонам и долинам.

Мицкевич написал про эту землю, про ее память и, значит - для ее прямых жителей и наследников - белорусов. И чем дальше, тем больше он будет чтиться белорусами как великий и национальный поэт.

257.Здесь жил Мицкевич, здесь ловлю я шум / Былых ветров, что давнею порою
Несли отсюда тучи смелых дум, / Шумели под окном его листвою.
Я в ночь поминок на горе стоял, / Где полз туман, дубравы застилая.
Он в край отцов приходит - я слыхал, / Приют свой вечный - Вавель - покидая.
Должно быть грустно там, среди гробниц, / Где усыпальницы и колоннады.

258. И он приходит при огне зарниц / Послушать Свитязи родной Баллады.(М.Танк)

259. Но вернемся к истории XIII века... Это время татарского погрома, и вместе с тем время создания первого литовского государства.

260. Здесь, в Новогрудке князь Миндовг держал одну из своих столиц. Но еще не было прочности в молодом государстве. Миндовга убили его собственные сыновья, потом передрались, а власть перешла к Гедемину, основателю династии литовских и русских князей.

261. Этот холм на окраине города издавна и до сих пор называют холмом Миндовга.

262. Мы взошли на него, но увидели только выпивающих белорусов среди польских надгробий. Хотелось бы нам истолковать это как тризну по Миндовгу на грузинский манер, но... не можем.

263. В те времена была выстроена Миндовгом и его преемниками Новогрудская крепость... Ведь Литва и ее Русь не признавали ни немецкой, ни татарской власти. Силы были неравны, эти стены не раз

264. разрушались, но столь же упрямо восстанавливались и становились еще крепче. И так было не только в Новогрудке. Так было и в Гродно, и в Вильнюсе, и в Полоцке, и в Смоленске - по всей Руси, соединившейся с храброй Литвой и ставшей Белоруссией.

265. Только эта часть Литвы не вняла призыву и примеру Александра Невского - покориться татарам ради спасения живота своего. Мечта Чаадаева о западном по духу русском народе - в истории была реализована на этой земле.

266. Мало того, Литовская Русь сама вторгалась в степные пределы и даже селила татарских воинов и их семьи в своих пределах, приохочивая их к православию, как в этом селении "Турец".

267. И по-видимому, именно от татар пошло название этой части Руси - Белая, т.е. вольная, независимая, благородная, чистая.

268. Мы верим авторитету Брокгауза и Ефрона и своей интуиции: именно так храбрая литовская Русь стала Белой.

269. Так она приобрела свой уникальный характер и судьбу.

Благовещенская церковь - XVI век

270.5. Мир - XIV-XV века

271.Давно мы стремились увидеть этот не столько мирский, сколько мирный, как и вся Белоруссия, замок.

272.Местечко Мир известно по летописи с 14-го века, а замок выстроен русским князем Юрием Ильиничем веком позже, в пору расцвета Литовской Руси.

273. Подавляющее большинство этого государства были русские, стоявшие на более высокой ступени развития в сравнении с язычниками-литовцами. На формировавшемся тогда белорусском "деловом" языке составлялись все государственные документы, судебники, писались книги, велись дипломатические переговоры. Белорусы обогащали державу всеми сокровищами греко-православной веры.

274. Но и сами росли на западной основе. Ведь, выбрав Литву вместо Москвы, русская знать выбирала свободу и открытость. И, пока она оставалась сама собой, выбор был верен и вел к созиданию таких замков.

275. В последующие века у замка в Мире появились ополяченные хозяева - магнаты Радзивиллы и иные, и замок в Мире начал терять память о своем белорусском происхождении.

276. Последний раз свою оборонную роль Мирский замок сыграл в войне 1812 года.

277. Крепость была сильно разрушена, да так и осталась не восстановленной по сей день.

278. Вряд ли из-за денежных затруднений, скорее, русское правительство не желало восстановления крепости в мятежном крае.

279. В конце концов, замок снова попадает во владение русских князей Святополк-Мирских. Им было под силу отремонтировать лишь одно крыло замка, где и жил последний его владелец вплоть до прихода Красной Армии в 1939 году.

280. Об этом нам рассказала женщина, сторож замка еще с княжеских времен, и продолжающая жить в сторожке при храме - усыпальнице Святополк-Мирских.

281. Храм создан в 1904 году и соединяет на своем фасаде православную мозаику с западным гербом. Но эта ненатуральная попытка русских князей исправить трагическую ошибку ополяченных предков уже не могла удаться.

282. Все выжжено, все умерло. Белорусскому самосознанию предстояло возродиться совсем в иных людях и формах.

283.Часть III. Умирание - XVI-XVIII века

284 .1. Несвиж - замок Радзивиллов

285. Больше всего в Белоруссии славится замок Несвижа, cреди озер и великолепных парков.

286. Замок со рвами и мощными валами до сих пор в прекрасном состоянии, но служит уже не обороне и феодальным причудам, а санаторному отдыху трудящихся.

287. Но отдадимся истории могущественного рода Радзивиллов - потомственных великих гетманов и маршалов Литвы.

288. О, это были славные вояки. Они содержали свои частные войска, арсеналы и военные училища, крепости, и даже вели свои "частные войны".

289. На прудах в Несвиже они держали школу флотских офицеров, может, готовя из Белоруссии морскую державу.

290. Вот - основатель рода - князь Юрий Радзивилл, польный гетман, прозванный литовским Геркулесом за 30 одержанных побед. Славными воителями были его потомки - Николай рыжий, Николай Черный, Кристофер Громобой... Эти суровые воины были равнодушны к удобствам и искусствам, и свой замок в Несвиже держали деревянным. В религии же они, следуя языческим преданиям и предпочтениям великого Витовта, перешли сразу к исповеданию новейшего кальвинизма-протестантизма, основы прогрессивного западного развития.

291. Строитель каменного Несвижского замка - Николай Криштоф Радзивилл, по прозвищу Сиротка - уже был иным, стал на переломе рода. Если Николай Черный Радзивилл относился к книгам с уважением, как к "мечу духовному", и ради распространения святой веры организовал перевод Библии на русский язык, отпечатал ее в Бресте, доказав тем свою угодность и Богу, и русскому народу,

292. то Николай Сиротка отрекся и просто перешел в "комфортное и высококультурное" католичество. Он оставил воинскую службу после ранения в Ливонской войне, в бою под Полоцком,

293. и занялся строительством этого замка-дворца с его 12-тью торжественными залами - королевским, гетманским, мраморным и прочими, богато украшенными лепкой, резьбой по дереву, кафелем каминов, тысячами великолепных полотен, десятками тысяч книг, рукописей, рыцарскими арсеналами и т.д. и т.п.

294. ...И шляхта пировала.
На хорах музыка играла неустанно,
Гром трубный заглушал мелодию органа,
Гремели здравницы, и громкие виваты
Сопровождали их под медные раскаты.
"За здравье короля!" - "За здравье королевы!"
"За здравье примаса! " - летело справа, слева.
"За здравье шляхты всей, простой и именитой!"
Потом: "За здравие всей Речи Посполитой!"

295. Станислав Казимир Радзивилл - тоже выдающийся представитель рода - последний маршал Литвы и участник войны Батория с Грозным. Но - уже не чета основателю. Регресс же наступил в ближайших и более молодых Радзивиллах - в упомянутом Коле - Сиротке - книгособирателе и, особенно, в Юре-книгосжигателе, самом подлом из Радзивиллов.

296. Портрет неизвестного кисти неизвестного. По виду - просто русский купец, раздобревший на привольных харчах - на деле белорусский князь времен упадка, ополяченный магнат.

297. Снова неизвестный портрет, но веком позже. А какие изменения! Невольно вспоминаешь одного из последних отпрысков Радзивиллов - "Пане-Кохану", любимца шляхты, забияку и авантюриста, дравшегося то с Чарторыйскими, то с русскими. То бежавшего в Турцию, то просившего прощения у Екатерины ради сохранения своих богатств, привольной жизни за счет крестьян. Типичнейший пан - от белоруса в нем, видно, ничего не осталось.

298. Достоянием белорусской истории стали Радзивиллы, владельцы замков, достоянием искусства - их портреты, но далеко не умерло и значение их отрицательного опыта.

299.2. Несвиж реформации и контрреформации

Русский город Несвиж, т.е. "невидимый, неизвестный", возник задолго до замка.

300. У него был даже свой князь. Один из них, князь Федор, участвовал еще в битве с монголами на Калке. Правили русские князья городом довольно долго - до конца XV века,

301. пока Радзивиллы не облюбовали город для своей резиденции - фактически белорусской столицы. Городу вначале это пошло на пользу. Он обзавелся мощными стенами и воротами.

302. В 1586 году Несвиж получает Магдебургские права и право на Городской Совет, по европейским понятиям - ратушу. И это европейское учреждение сразу пришлось по вкусу горожанам, привыкшим к вечевым порядкам.

303. Ратуша до сих пор окружена торговыми рядами магазинов и домов особой, рыночной архитектуры. И это тоже западный и старорусский обычай - стоять городской власти во главе рынка - главного общественного ристалища и сосредоточения народной воли. И так было по всей процветающей тогда Белоруссии.

304. Наука свидетельствует: "К середине XVI столетия белорусские города становятся центрами развитого ремесленного производства и оживленной торговли, сложной социально-политической и культурной жизни... К этому времени количество городов в Белоруссии увеличилось до 850-ти, из них 37 - крупных. По национальному составу 80% горожан были белорусы, остальные - выходцы из самых разных стран. (Подокшин "Скорина", с. 21).

305. Город жил здоровой, европейски-свободной и одновременно истинно-православной жизнью. И, конечно же, тяготел к развитию собственной культуры и просвещения, свидетелем которого до сих пор стоит в Несвиже это здание типографии 16-го века, в котором работали

306. Семен Будный, его ученики и сподвижники - Василий Тяпинский, Петр Мстиславец. Они печатали для народа на белорусском и польском языках Библию, Катехизис, иные духовные книги, собственные сочинения. Именно Белоруссия начала русское книгопечатание и просвещение. Как известно, попытка Ивана Федорова вместе с Петром Мстиславцем перенести книгопечатание в Москву не удалась, и они вернулись вновь на Белую Русь, название которой можно теперь объяснить и сходством с белой бумагой, и ролью родины русской печати и просвещения.

307. В Несвиже мы впервые узнали о Симеоне Будном, белорусском просветителе и стороннике Реформации. Ученик Краковской академии, Семен Будный питал отвращение к тогдашнему католичеству, стал сначала кальвинистским пастором, а потом, вместе с польской Реформацией, пошел дальше по пути проповеди еще более радикального социнианского учения, отрицал божественность Христа и возвеличивал человека.

308. Он глубоко разбирался во множестве духовных книг, сам писал, в спорах был неутомим, за ним шли люди, а католическое духовенство ненавидело и гнало, а после его ранней смерти неустанно сжигало его книги.

309. Книги все же сгорают, а вот дух бессмертен, он остался жить в людях Белой Руси, и, прежде всего, в талантливых учениках-первопечатниках, зачастую пошедших дальше учителя. Василий Тяпинский начал не только антикатолическую, но и национальную борьбу с полонизацией края.

310. Это было тяжелое время. Сжигали не только книги, сжигали за веру людей. Даже веком позже "вольнолюбивый" польский сейм сжег Казимира Лыщинского только за проявление им якобы атеистических взглядов. Жестокость проявляли и протестанты, но - не белорусы.

311. Ведь это Семен Будный писал: "Недостаточно выслушивать только одну сторону, должна быть выслушана и другая... я не вижу причины, почему противоположные мнения могут помешать сотрудничеству людей".

312. Белоруссия в тe годы была охвачена реформационным движением. Православное происхождение, оказывается, этому не препятствовало, а даже способствовало. Но, в отличие от остальной Европы, она оставалась веротерпимой, кроткой, не изменяя своей белой сути.

313. Но, может, именно веротерпимость и кротость и способствовали наглой победе Контрреформации, безжалостно растоптавшей белорусскую культуру.

314. И, как ни странно, свое черное дело Контрреформация сотворила, привлекая на помощь высокое искусство. Доказательством тому - великолепные костелы по всей Белоруссии.

315. И Несвиж украшен иезуитским костелом Божьего тела, возведенным итальянцем Бернардони в 1593 году по образцам римских храмов, и в роскоши им не уступающий.

316. Впервые в жизни попав в настоящий римский храм, обалдев от восхищения, я просто-таки поддалась завораживающей силе католицизма, его светлому искусству.

317. И потом мы многократно восхищались мажорными фресками, барельефами, скульптурами, обилием живых цветов,

318. гирляндами, свисающими с купола, сладостным, уносящим вверх пением, прекрасно сочетающимся с органными звуками.

319. Поражал интеллигентный облик ксендзов, отточенность движений помогавших им мальчиков, утонченная светоносность девушек, старательность детишек, готовящихся к конфирмации. Раз за разом мы убеждались, что католическая вера для белорусов не чужая, просто польская, а уже и своя.

320. Подвалы и стены собора служат усыпальницей Радзивиллов.

321. Храм - их общий памятник, данный нам для восхищений и раздумий. Много талантливых людей после смерти лишь телом ушло в землю, духом же они стали рядом с созданными им соборами и городами.

322. Радзивиллам же выпало в удел иное: они вогнали в соборные склепы не тела, но и душу, т.е. добрую память о них народа.

323. Прошли времена Контрреформации, и сегодня белорусы смотрят на Несвиж как на неотъемлемое достояние своей национальной культуры, ставшей, наконец-то, на собственные ноги.

324. И они правы в этом. И чем больше будут проявлять терпимости и внимания к своему католическому польскому наследству, тем будут богаче и лучше.

325. Полоцк - Белорусское Просвещение

На одной из центральных площадей Полоцка, рядом с фонтаном воздвигнут памятник великому сыну Белоруссии, уроженцу Полоцка - Франциску Скорине. Воспитав Скорину, Полоцк снова подтвердил свою исключительную роль в формировании белорусской нации.

326. Франциск Скорина родился в 1490 году в семье полоцкого купца кожами, конечно, православным. Но латынь изучал, наверное, при костеле,

327. и уже в 14 лет уехал учиться в Краковскую академию. Через два года кончил ее и отправился учиться в Европу. Там он стал доктором философии,

328. а в 1517 году в торжественном заседании докторов Падии был "провозглашен в установленном порядке доктором в области медицинских наук господин Франциск, сын покойного господина Луки Скорины из Полоцка, белорус".

329. Скорина был первым среди русских, удостоенный таких европейских почестей. Перед ним открывалось блестящее будущее, но вот его слова: "Понеже от прирождения звери, ходящие в пустыни, знают ямы своя; птици, летающие по воздуху, ведають гнезда своя; рыбы, плавающие по морю и в реках, чують выры своя;... - тако и люди, игде зродилися и ускормлены суть по бозе к тому месту великую ласку имають".

330. Вернувшись на родину, поддержанный богатыми купцами, он принимается за перевод на белорусский язык и печать Священного Писания - дело небывалое не только в Речи Посполитой, но и в Европе, еще не услышавшей проповеди Лютера.

331. Он едет в гуситскую Прагу - ведь она первой начала Реформацию в Европе и потому единственная среди славянских стран имела традиции книгопечатания. В Праге Скорина и начинает переводить Библию, пользуясь чешскими и иными текстами. Печатает вначале Псалтырь,

332. потом 22 книги Ветхого Завета - огромный труд, подвиг! И как только он смог его выполнить? А в 25-и предисловиях и послесловиях он не только откомментировал Библию, но и изложил свои философские убеждения. Он стал первым писателем, зачинателем белорусского литературного языка.В 1522 он устраивает в Вильно первую типографию. Задолго до Федорова печатает и "Апостол", и "Подорожную книжицу", а при составлении астрономического календаря проявил себя и астрономом-открывателем.

333. Больше историки ничего достоверного о нем не знают. Лишь легенды, например, что в 1525 году он ездил в Германию и встречался там и поддержал Лютера, начавшего Реформацию, а вместе с ней - Новую Европу. Другая же поездка Скорины - в Москву - для организации книгопечатания, окончилась неудачей.

334. Неудивительно, что в белорусском православии Скорина был фактически первым протестантом, и потому его Библию ортодоксы встретили настороженно. Зато на свободомыслящих людей она производила огромное впечатление. Свою главную жизненную задачу: "послужить людям посполитского русского языка" Франциск Скорина выполнил очень хорошо. Благодаря ему белорусы наряду с чехами, одним из первых европейских народов, получили Библию в национальном переводе.

335. От благотворного влияния Скорины пошли не только Будный, Тяпинский, Смотрицкий, но и просветители великорусского народа, как Симеон Полоцкий, который.много лет преподавал здесь в Богоявленском монастыре, а потом уехал в Москву.

336. Симеон Полоцкий жил веком позже и был уровнем ниже Скорины. Не мудрено. Взамен обучения в Европе он учился в Киево-Могилянской академии. Вместо встреч с Лютером и прусским курфюрстом служил воспитателем детей царя Алексея Михайловича. В его сочинениях вместо свободолюбия и глубины - схоластика и догматизм.

337. И все же, среди московских придворных он выделялся культурой. Предназначенные для царских детей его трактаты, своды наук, стихи, пьесы и т.д. - развивали мысль московских верхов, вызывали желание реформ.

338. И, глядя сегодня на домик Петра I в Полоцке, мы невольно вспоминаем и о его полоцком учителе - выходце с Белой Руси, белой, потому что она просвещала большого брата.

339.4. Мстиславль - Католическое знамя

Мстиславль у самой границы с Россией имеет богатое древнерусское прошлое.

340. Сын Владимира Мономаха сделал его когда-то центром сильного княжества. Но сейчас осталось от него только два костела да поздняя церковь Александра Невского в центре пустеющего города... Кто ж его погубил?

341. В 1654 году русские войска превратили Мстиславль в гигантское пепелище, вот в это пустое поле. Город так и не поднялся в прежних размерах: немногие решались вновь строиться вблизи страшной границы.

342. Сегодня Замковая, а за ней Девичья гора - лишь поле колхозников и поле историков, неустанно выкапывающих из давнего пожарища свидетельства жизни того страшного века, когда тотальное наступление папства и панства привели к всесокрушающей революции Хмельницкого, к потокам крови, гигантским разорениям, не сравнимым ни с какой татарщиной (хотя татары тут тоже приложили свою руку).

343. Наши книги неохотно говорят о жертвах революционного террора. Гораздо подробней они свидетельствуют о жертвах контрреволюционных усмирителей, всех этих Радзивиллов и Вишневецких: - отсечь руки, выколоть глаза, посадить на кол, четвертовать, сжечь живьем, убить, повесить, забить на смерть - казаков, мещан, гультяпов, быдло, их жен и детей...И горюет современник: "Везде, всюду на колах многие люди, а иншые четвертованы - и все то казнены мещане и бедные люди невинные".

344. В этой кровавой свалке хуже всего было Белоруссии, страдающей от Запада и все же его принимающей...

345. Через полгода после Переяславской Рады, 18 июля войско русского воеводы Трубецкого (кстати, потомок переметнувшихся из Литвы князей) перешло границу в помощь Хмельницкому и обложило Мстиславль. На пятый день русские штурмом сломили ожесточенную оборону, все здания снесли и разрушили, всех вырезали, сравняли с землей, начиная с укреплений. Потом двинулись дальше.

346. Чтобы через полгода таким же манером, "по-братски", занять всю Белоруссию. Чтобы вскорости потерять ее, встретив вспыхнувшую ненависть за насилия..Ярость войск Трубецкого объясняется не только местью за участие в Смуте полвека назад или за зверское усмирение повстанцев Хмельницкого, но и воспитанная веками стычек ненависть к "латыне поганой и гонористым ляхам", едва ли не врожденное убеждение подданного московского царя в своем превосходстве.

347. А в неистовом сопротивлении исконно русского Мстиславля, его верности католическому знамени, его: "Погибаю, но не сдаюсь" звучат воспитанные теми же веками презрение к москалям, "тупым рабам восточного деспота"! В ту войну Мстиславль удержался в составе Речи Посполитой и восстал из руин еще более католическим, знаменем, западным парадоксом в глубине России.

348. Был отстроен кармелитский костел, сегодня красивейший в городе. Реставраторы мечтают устроить в нем музей, но сколько лет еще продлится реставрация?

349. И что прикажете тогда делать со знаменитыми картинами-фресками в нем: "Резня Трубецкого", "Избиение ксендзов", где изображены расправы над католическим населением города? - Нет, надо их открыть народу. Недостойно скрывать и замазывать трагический опыт наших предков.

350. Мстиславль так не изменил ни Речи Посполитой, ни себе. Он был захвачен Россией только после раздела Речи Посполитой в царствование Екатерины Великой.

351. Говорят, что она останавливалась в этом доме.

352. Вместе с двумя другими немцами - прусским Фридрихом и австрийским Иосифом она, dhjlt ,s, разрешила больные белорусские и украинский вопросы, но оказалась не матушкой, а злой мачехой.

353. Взамен ополячивания и иезуитского засилья Белоруссия получила русификацию и мертвящее официальное православие, захолустное гниение. Из крупного, некогда стольного города Мстиславль к концу XIX века превратился в неприметный городок в 9 тыс. жителей.

354. Правда, громадный иезуитский костел в центре города еще долго сопротивлялся. Своей школой, а потом гимназией напротив, обучая детей в любви к Западу, пока русские власти не превратили его

355.в православный храм, а в советское время - в кинотеатр, доведя его

356. старые стены до форменного безобразия, а город - до упадка.

357.Католический Мстиславль умирает, но только очевидности вопреки

мы надеемся на Возрождение знамени русского католицизма.

358. 5. Поставы - Неудача Тизенгаузена

359. Всего лишь два с небольшим века продолжался эксперимент в Речи Посполитой, в переводе "Республики народной" - государства с выборным королем и широчайшей шляхетской свободой. Вначале Речь Посполита одержала победу в войне с Грозным, но через век испытала сокрушительный внутренний удар, после чего вступила в период затяжного упадка.

360. История вынесла свой приговор эксперименту: общественный порядок, превращающий людей в быдло, а шляхту - в господ, не имеет права на существование. Приговор этот непреложен, подтвержден гибелью Речи Посполитой. А, может, были пути спасения?

361. Поставы - ныне районный центр Витебской области, но начался он в 18-м веке с имения графа Антония Тизенгаузена, ведущего финансиста Речи Посполитой, попытавшегося реформами спасти страну.

362. Как и положено белорусскому городку, в Поставах проглядываются псевдорусский храм и псевдоготический костел. А два века назад на этих берегах кипела промышленная жизнь, крутились машины бумажных и полотняных фабрик, работали сотни и тысячи людей. Но довольно скоро они исчезли, как будто сгинули в этом пруду, как в болоте.

363. Готика поставского костела напоминает, что Антоний Тизенгаузен был выходцем из ливонских немцев. Его реформаторская деятельность имеет генетическое сходство и с усилиями ливонских немцев в России ввести Европу, а вернее, устроить немецкий порядок варварскими методами.

364. Поставский дворец, а ныне больницу, Тизенгаузен заложил еще в пору своего могущества, когда он стал виленским старостой, т.е. мером столицы, подскарбием, т.е. министром финансов и управляющим королевским имуществом, т.е. министром хозяйства.

365. Поставы были для Тизенгаузена не только личным имением, но b экспериментальным центром, откуда наиболее ценный промышленный опыт Европы должен был расходиться по всей стране - пока Речь Посполита не станет техничной и богатой, сильнее соседей. "Еще Польска не згинела" - вот что грело душу графа.

366. Шляхетская Речь Посполита, насквозь продажная и бездельная - и вдруг станет промышленной и сильной! - Каким же образом думал сотворить это чудо облитовившийся немецкий граф? Думал ли он о необходимости переделки нравов и обычаев этих господ и их придавленных хлопов?

367. Никак нет! Подобно множеству русских царей немецкого происхождения и духа, он имел простой план: ограбить население ради закупки иностранных заводов и заставить работать на них крепостных мужиков.

368. Талант Тизенгаузена бы в том, что, не обладая неограниченной властью Петра I или Сталина, он довольно далеко ушел в практическом осуществлении своей утопии. В анархической стране он не только нашел, выбил деньги, настроил мануфактур и заставил тысячи крепостных тянуть двойное ярмо, но и выстроил в Поставах оригинальный торговый центр.

369. Сейчас это обычная площадь-сквер перед райкомом партии взамен прежнего крытого рынка, где, на радость всей Польше, распродавалась задешево продукция первенцев крепостной индустрии.

370. По краям площади остались еще дома стандартной тизенгаузеновской архитектуры - деревянные в основе, но с европейскими фасадами - чтобы с площади все было, как надо.

371. Сохранились и более солидные, двухэтажные "каменницы" - тоже европейского вида и комфорта - для приезжающих со всей Польши. Граф хорошо продумал дело. В этих домах до сих пор работают тизенгаузеновские, тьфу, советские учреждения.

372. Но опыт Постав почти не нашел распространения... Правда, в Гродно до сих пор существует старинный район, называемый Городницей - в память мануфактур и домов все того же Тизенгаузена. Но иссякла его вера и энергия - и "дело рухнуло".

373. Не могло не рухнуть, раз вели его не свободные люди и их жизненные интересы, а утопии одного лишь человека... Машины ломались, продукция портилась, распродавалась за бесценок, производительность падала, затраты превышали доходы.

374. Сам же создатель этого "прогресса" заслужил лишь всеобщую ненависть, стал причиной ряда крестьянских восстаний, т.е. ускорил распадение и згинение Речи Посполитой.

Реформатор-спаситель страны на деле стал ее погубителем - вот судьба Антония Тизенгаузена! Вот чем поучительны поставские здания для всех реформаторов, нынешних и будущих.

375. Из всех его начинаний устоялся во времени только крепостной балет, ставший театром в Гродно. После соединения с театром Огинского в Слониме он был подарен польскому королю Станиславу Августу и стал гордостью Варшавы, а нам напоминанием, что и прославленная польская культура имела и белорусские корни. И только этим немного оправдалась в истории жизнь Антония Тизенгаузена.

376.6. Слоним - Бессилие магнатов

История этого города уходит чуть ли не в докиевские времена. Он стоит на реке Шаре, притоке Немана, и соединенный каналом с Днепром, он стал портом двух морей.

377. С 17-го века здесь стали заседать Генеральные сеймы Великого княжества Литовского. Русские же понизили статус города сначала до губернского, а потом и уездного.

378. Память о прошлом величии хранят слонимские костелы бернардинцев и этот - бернардинок,

379. и за рекой - фарный костел святого Андрея. Наверное, он помнит своих строителей, магнатов Огинских.

380. Но старый Слоним знает Огинских еще как русских потомков козельского князя Юрия Федоровича.

381. Слоним знает, что годы и века Огинские были верными гражданами Речи Посполитой, великими гетманами, маршалами, канцлерами литовскими - и, вместе с тем, верными сынами Белой Руси, противниками насильственной унии, старостами виленского православного братства и, как Богдан Матвеевич Огинский, строителями православных храмов, послами в переговорах с Москвой Грозного и 1612г.

382. Но с верными Огинскими случилась та же печальная история ополячивания, а свою последнюю энергию они употребили на меценатство, на эту вот музыку...

383. Костел святого Андрея, выстроенный в 1775 году - тому прямой, немой и гибнущий свидетель.

384. Другие свидетели - дворец Огинского в центре Слонима, манеж, оранжерея, собственная типография, даже театр в парке Огинских - погибли. Ничего не осталось и от заведенных фабрик Тизенгаузена.

385. Ничего не осталось и от попыток отвратить гибель Польши политическими средствами. Огинского так и не выбрали королем, восстание против обнаглевшего русского посла было неудачным.

386. Рокош - право на вооруженный мятеж шляхты против правительства, не спасал, а губил страну. И потому личным выходом

387. для этого Михаила-Казимира и других Огинских стали музыка, театр, искусство. Полонезы, сочиненные Михаилом-Клеофасом уже в эмиграции, прославили родину Огинских по всему миру. Посмотрим внимательнее на этот портрет. Изнеженная рука блестящего представителя вырождающегося магнатского рода еще держит саблю и будет восставать за "Ще польска не згинела" и свое господство...

388. Великолепная по размаху культура, может, единственная в мире. ...Но пухлая шляхетская рука лежит не только на эфесе шпаги, но и на горле своего народа. Схватилась судорожной хваткой и не отпустила, пока не оторвали ее чужие государства... Какой урок для поляков...

389. Урок и для белорусов, бывших слуг. Пытливо и добро всматривается он в мир и в будущее. Какое оно? Вглядимся повнимательнее в эти глаза, в облик нашего сородича. В чем его ошибки? И в чем заслуги?

390.7. Жировицы - Униатская Лавра

В 10 км от Слонима, у святого источника стоят поныне действующие монастыри мужской и женский - некогда главная для Белоруссии униатская святыня, почти Лавра...

391. Пять веков назад здесь в лесу нашли чудотворный образ Божьей матери и поставили монастырь. В 1613 году он принял Унию и долго был едва ли не основной опорой добровольного, живого униатства, привлекая по праздникам до 18 тысяч богомольцев, как в польском Ченстохове или в украинском Почаеве.

392. Русские власти и мытьем, и катаньем добились перехода монастыря снова в православие. Уж очень соблазнительным примеров для своих были униаты - православные по вере, западные - по связям с Римом.

393. И тогда народная популярность Жировиц резко упала. Сегодня полупусты храмы даже в праздничные дни. А ведь мы были в Ильин день.

394. Вспомним историю Унии... Все началось с того, что на эту землю стали приходить католики и строить вот такие храмы оборонного типа, как в Комаи. Костел-замок - место молитвы и место защиты всех, кто решился в белорусском православном мире исповедовать западную веру.

395. Католические миссионеры не могли добиться успеха в православной Белоруссии и, чтобы избегнуть поражения, была выдвинута идея союза, унии.

396. Сама идея добровольного согласия двух церквей принадлежит к благородному роду мыслей о терпимости, широте понимания, синтеза близких вер. Однако реальное осуществление ее обернулось ужасом и национальным предательством.

397. В Константинополе унию православная церковь принимала еще раньше, в ожидании помощи Запада в борьбе с турками. Но из России первого униатского митрополита Исидора выгнали сразу, как духовного капитулянта перед папой.

398. В Белоруссии унию приняла большая часть православных епископов, но зато отвергли простые прихожане, а на попытку заставить силой ответили ожесточенной борьбой. Почему?

399. Ведь униатство почти ничего не изменило в обрядах - только то, что прямо противоречило католицизму плюс признание духовного руководства папы. Но именно последнее и стало главной причиной неприятия Унии.

400. А понять причины легко. Духовная власть константинопольского патриарха далека и необременительна.

401. Власть же папы имела в Белоруссии своих прямых слуг - польскую шляхту и католических ксендзов. Папа не мог не отдавать предпочтения им, а те не могли не использовать подчинение униатов папе в своих корыстных интересах.

402. Потеряв свою самостоятельность, униат оказывался в положении второсортного католика. Поэтому-то белорусская знать сразу переходила в католическую веру господ, оставляя униатство подчиненным белорусам.

403. И, тем не менее, живое униатство кое-где пустило корни, благодаря подвижничеству базилианских монахов и действительных сторонников добровольного соединения. Как здесь, в Жировицах.

404. Время и терпение при исключении насилия могли бы развить эти нежные ростки. Но в Белоруссии из-за присоединения к России этого времени уже не было.

405. К концу прошлого века не только Жировицы, но и другие униатские храмы были закрыты, немногочисленные униаты оказались в положении полузапрещенной секты, а сейчас о них вообще ничего не слышно.

406. Но может, они до сих пор живут в тайне, храня про себя великую идею Унии до другого, более чистого времени.

407. Пока же белорусскому народу присуща двуверность: католичество для меньшинства, православие для остальных, не считая, конечно, атеистов.

408. И в этом разноверии тоже проявляется особый белорусский характер, залог его великого, может, всемирного будущего.

409. Пусть так будет!

410. 8. Дятлово - Опыт польских конфедераций

Обычный западно-русский райцентр. Панский дворец - больница. Действующий костел в центре, православная церковь на отшибе. А раньше он был владетельным городом русских князей Острожских. Бывали здесь владельцами и другие магнаты - и украинские Вишневецкие, и литовские Сапеги, и польские Ходкевичи.

411. Наши учебники говорят о них обличительно и сурово. Но не будем застревать на негативных оценках. На вас смотрит маршал Ходкевича, потомок Федора Ходкевича, в 17-м веке упорно отстаивающего Речь Посполиту от украинцев и русских. Тогда страна выстояла - не столько благодаря своей силе (ведь социальная болезнь так и не была вылечена), а благодаря неповоротливости России, тоже зашедшей в тупик перед петровскими реформами.

412. С началом XVIII века Польше пришлось воевать с намного более мобильным врагом - Швецией, главным защитником протестантизма в Европе. Это - знаменитый Флемминг, полководец шведов. Бороться со шведами в одиночку католическая Польша была не в состоянии - только в союзе с Петровской Россией.

413.Причины "союза" Польши и России

Но с чего бы это Петр, который взнуздал Россию и мечтал покорить Европу и весь мир, вдруг показался полякам лучшим другом и союзником. Не от того ли, что, по словам Мицкевича:

Умыл, побрил, одел в мундир холопа,/ Снабдил его оружьем, намуштровал.
И в удивленье ахнула Европа:/ Царь Петр Россию цивилизовал!

414. Сомнения рассеялись, и русские войска вступили в Польшу - конечно, временно, а оказалось: почти навсегда! Сошлемся на авторитетное мнение Маркса: "Фактически Россия правила Польшей с 1709 года на правах союзника... Русские войска непрерывно стояли в Польше. Слабость польских королей и продажность польской аристократии довели страну до такого жалкого состояния".

415. Итак, 5 веков жесточайшей борьбы с Россией за приверженность Западу и за свободу в славянском мире - и вдруг столь легкая сдача? Что же случилось? Разве можно было верить русским, даже когда они оделись в западные камзолы и стали утверждать, что защищают польские вольности? - Вновь сошлемся на слова Маркса:

416. "Московиты рассматривали малейшую попытку реформ шляхетских вольностей, как смертельную опасность для России и ее планов мирового господства. Выборность королей и либерум вето были теми двумя осями польской конституции, на которой держалась распродажа страны аристократией и оправдание русского присутствия в Польше.

417. Но дятловский костел помнит и о первых попытках спасти страну. В этот веке мысль о неизбежной гибели государства становится всеобщей и навязчивой. Конечно, большая часть аристократии продолжала "пир во время чумы", но иные все же пытались провести реформы. "Народовы патриоты" Потоцких хотели реформ ради освобождения от России, а партия Чарторыйских ратовала за реформы, опираясь на русских. К середине века Чарторыйские победили и провели в короли вместо Огинского своего родственника и бывшего любовника русской царицы Станислава Августа Понятовского.

418. Вот портрет этого последнего грустного короля, не правившего, а скорее лишь сидевшего на троне почти 30 лет, - зато счастливого в устройствах парков и искусств. Вначале он пытался уничтожить главную государственную язву - "либерум вето", по которому любой член сейма мог отклонить решение сейма и короля. Он попытался оградить и права горожан.

419. Но именно это и возмутило Екатерину. Ее посол Репин организовал из шляхты Радомскую конфедерацию ради борьбы с якобы "королевским абсолютизмом" и тут же двинул на Варшаву 30 тысяч русских войск в помощь конфедератам. Они-то и восстановили "польскую свободу" и "кардинальные права шляхты" - "золотые вольности". Короля привели к послушанию, а непокорных членов сейма "независимой страны" сослали в Сибирь.

420. Так что же это за фантом такой - "польская свобода", которую так рьяно защищали русские самодержцы? Однако в те годы Речь Посполита еще не совсем "згинела"...

421. В украинском местечке Бар против России и короля-изменника была организована Барская конфедерация. Маркс ее называет первой значительной попыткой возрождения Польши. Но эти конфедераты не могли опереться на крестьянское большинство, не могли дать им оружие - те их ненавидели, и, как гайдамаки на Украине, сразу же пускали в ход против панов же.

422. В реальной войне конфедераты могли рассчитывать лишь на собственные шляхетские силы и на помощь с Запада. Но, кажется, только одна Турция в эти годы вступила в войну с Россией за "польскую свободу" (какова ирония истории...) Но Турция была разбита, а барские конфедераты были вынуждены позорно просить русские войска защитить их самих от народного восстания - "резни Колиивщины". И кончилась эта попытка уже международным соглашением России, Пруссии и Австрии в 1772 году разделить большую часть Польши, а остаток ее сохранить при прежних негодных порядках и негодном короле. Так Речь Посполита вступила в эпоху разделов. Видимой всем агонии.

423. Дятловский дворец выстроен в 1751 году и был свидетелем не только веселья: "После нас хоть потоп!", но и мобилизационной энергии лучшей части граждан после 1-го раздела. Просветители и реформаторы настойчиво твердили о необходимости срочных и глубоких социальных перемен. Этого же неустанно добивался и самый ясный польский ум того времени - Станислав Сташиц - государственный советник и преподаватель Кременецкого лицея на Украине. Вместе с Гуго Коллонтаем и другими просветителями они создавали общественное мнение, как говорят сегодня - "прогрессивно-буржуазный блок" и готовили принятие Конституции 1791 года.

424. И вот в 1788 году берет верх объединенная партия Потоцких и Чарторыйских. Понадеявшись на провокационные обещания прусского короля, она разрывает отношения с Россией и объявляет сейм непрерывным. Принятая ими Конституция 1791 года, наконец, уничтожила "золотые вольности" - либерум вето и выборность короля, исключила из сейма магнатских прислужников и уравняла права буржуазии и шляхты, православных и католиков.

425. Маркс писал о ней с похвалой: "При всех ее недостатках, эта Конституция на фоне русско-прусско-австрийского варварства предстает перед нами как единственное, проникнутое духом свободы творение, которое когда-либо самостоятельно создавалось Восточной Европой. И она исходила исключительно от шляхты. Мировая история не знает примера подобного благородства благородного сословия".

426. Но тут же Маркс продолжает:"Конституция достаточно глубоко задела привилегии аристократии, чтобы побудить ее открыто предать Польшу России, и в то же время она слишком поверхностна, чтобы вдохновить громадное большинство населения - сельский люд на народную войну. Неизгладимо начертан на скрижалях мировой истории закон, что революция, совершающаяся в переделах, угодных господствующему классу, никогда не может победить."

Развязавшись с очередной турецкой войной, вновь сговорившись с католической Австрией и протестантской Пруссией, православная Россия в 1792 году вплотную занялась польскими делами:

427. Организовала новую, теперь уже Тарговицкую конфедерацию "борцов за золотые вольности", наводнила Польшу своими войсками, принудила короля в очередной раз отречься, а новую Конституцию отменить. Народ же ей не верил и безмолвствовал. А позорным сеймом в Гродно был утвержден второй раздел страны, уменьшивший ее до четвертой части прежнего и почти лишивший армии, но снова вернувший аристократам их "золотые вольности".

428. Последней судорогой Речи Посполитой было восстание 1794 года Костюшко и его разгром, после которого уже без всяких конфедераций и сеймов, при молчаливом одобрении аристократов, Польша была в третий раз, и теперь уже нацело, поделена между тремя абсолютными монархиями, ее прежними благодетелями и гарантами.

429. На место лобное возводят мой народ./ "Я жажду" стонет он, глотка воды он просит.
Но уксус Пруссия, желчь Австрия подносит.

430. У ног Свобода-Мать стоит, скорбя о нем./ Царев солдат пронзил Распятого копьем.
Но этот лютый враг исправится в грядущем./ Один из всех прощен он будет Всемогущим.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.