Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Диафильм "Ереван, Театральная площадь - Кировабад"

Том 18. Закавказье. 1988 г.

Диафильм "Ереван, Театральная площадь - Кировабад"

Смотреть онлайн
Отдельные слайды

1.Гаджа-Эривань. 25.IX. - 30.IX.1988

2. Кировабад Только часами измеряется наше пребывание в двух ханских столицах: зато между ними три дня Карабаха и год жизни до и после.

3. Ереван. Театральная площадь Уже 8 месяцев здесь продолжаются митинги. Стихийно возникший армянский парламент. От событий Карабахской революционной недели берет он начало. Тогда миллион с лишним армян, почти весь взрослый народ собрался в Ереване - и не для того, чтобы менять власть, а для исполнения лишь одной национальной цели: спасти, вывести армянскую область из Азербайджана.

4. А вот на площади перед Кировабадским обкомом - тишина и "благолепие", правда, в любой момент готовое обернуться погромом армян. Там громкие, открытые слова, здесь - неожиданный, безмолвный

5. нож. Какая разность народных реакций на возмутившийся Карабах! И все же удержимся от сравнения типа: "свет-тьма", ведь речь идет о двух народах!!

6. Шоссе Тбилиси-Баку. Как только въехали в Азербайджан по этому древнему армянскому мосту, так меня и втравили в разговор два азербайджанских парня:

7. "Вы слышали, что армяне решили у нас Карабах отнять? А ведь когда их из Ирака-Турции выгнали, мы их спасли, приютили, а сейчас землю требуют... Погодите, потом они и у вас потребуют.

8. Такие люди хитрые, везде лезут, а потом права качают, хозяев выживают. Говорят, всеармянскую мировую державу желают, а иначе, мол, все в Америку уедем. Такой народ! - Нет, пока их всех в Магадан не вышлют, спокойной жизни никому не будет..."

9. А о чем говорят митингующие на площади армяне? Никто нам не переводит речи и надписи. Отмахиваются: "О Карабахе".

10. Из резолюций! Только в Москве мы прочитали: "Мы требуем уважать конституционное право на самоопределение! Избавить армян Карабаха от геноцида!

11. Мы требуем отдать под трибунал народов тех, кто уничтожил армянское население Нахичеванской АССР. Требуем восстановить Карабах и Нахичевань в составе Армянской ССР...

12. Жизнь 700 тысяч армян в Азербайджане в опасности, ибо лозунги "дружбы" не в состоянии гарантировать надежный заслон от тех, кто способен при малейшем конфликте в звериной злобе потянуть руку к ножу. Сумгаит показал, что ни одного армянского села нельзя оставить в составе Азербайджана.

13. Да, мы заинтересованы в сохранении советской империи, - сказал проректор ун-та Левон Мкртчян,- имея соседями Турцию и Азербайджан, независимость Армении означала бы для нее самоубийство.

14. Требуем беспощадной кары и смертной казни извергам Сумгаита! Требуем от ЦК Армении предъявить иск Азербайджану о компенсации имущества и материально-нравственного ущерба армянам Сумгаита!

14а. Войска на пл.Ленина в центре ЕреванаВнутри Союза вопрос о возвращении Армении Карабаха еще может быть разрешен... А вот каким образом освободить от турок Ван, Карс, Ардаган и другие захваченные армянские земли - вот в чем вопрос?.."

15. Игорь Мурадян - Горбачеву:"После ввода войск в Армению Россия потеряла 3 млн. союзников за рубежом - десятки зарубежных армянских общин, союзника, может, более важного, чем любая великая держава... И все-таки мы

16. не для того пережили Ассирию и Финикию, не для того 1700 лет несем Крест Спасителя, не для того были четвертой-пятой нацией в Российской революции, отдали 380 тысяч жизней на алтарь победы в Великой Отечественной войне, чтобы отказаться от Карабаха.

17. Волю армян Нагорного Карабаха сломить невозможно, их можно только уничтожить. Наше главное оружие - самоорганизованность, достоинство нашего народа, взаимопонимание, чувство долга. Карабах - маяк для всего армянского народа, и что бы там ни происходило, оно должно найти поддержку во всей Армении, во всех местах, где проживают армяне".

18. КировобадЭтот второй по величине город Азербайджана, кажется, существовал здесь всегда и назывался - Ганджа. В конце прошлого

19. века в нем жило 52% азербайджанцев, 42% - армян. Говорят, армянские кварталы сохранились до сих пор, но мы их так и не узнали. И только выезжая из Закавказья, познакомились

20. с супружеской парой армян из Кировабада, ищущих себе новое место жизни. Они-то и рассказали о том, что в феврале и в Кировабаде начинался погром, и все армянские семьи

21. вооружались - защищать-то детей надо! "Но ведь нельзя жить все время в страхе - потому и уезжаем"...

22. Кто же им угрожал? Неужели эти вот прохожие и есть погромщики? И за что?...Но обратимся к старой армянской пословице: "Турок проклят, но в словах его правда!"

23. Турецкий голос "Видя рост аппетитов армян,- пишет турецкая газета "Хуррриет", - мы, несомненно, думаем не о Каpaбахе и Нахичевани. Вопрос гораздо глубже и связан с армянскими притязаниями, острие которых направлено в сторону Турции. Что такое Советская Армения? - Это только часть бывшей турецкой земли, еще в недавнем прошлом заселенная в большинстве турками.

24. В начале XX века русские уничтожили большую часть турецкого населения или выселили его. Именно так эта царская провинция Реван получила впервые за время своего существования имя "Армения". Озеро, тысячелетиями считавшееся

25. турецким, звавшееся Гекчай, превратилось ныне в "армянское море" Севан, и о прошлом никто не вспоминает. Но ведь что было, то было... Так что пусть бы лучше помалкивали соседи-армяне, составившие ныне новое население нашей исторической провинции Реван, а не зарятся на землю Азербайджана и не обвиняют

26. Турецкую республику в "империализме".

27. Действительно, те вилайеты Восточной Турции, которые считались Великой Арменией, на деле и до геноцида не имели армянского большинства - не больше 40%, остальные - турки, азербайджанцы, греки, курды. А в тогдашнем городе Эривани азербайджанцев было даже больше, чем армян. Правда истории состоит в том, что столетиями народы Закавказья жили вместе, и лишь в последнее время их совместность сменилась ненавистью и убийствами, что и привело к разделению на Азербайджан и Армению.

28. В этом размежевании была сделана ошибка: армянский Карабах оставлен под властью Баку. И сколько бед за этим потянулось! И тянется, так что исправления ее не избежать.

29. Но еще более высокая правда состоит в том, что полное разведение народов невозможно. Не обойтись армянам и азербайджанцам без устроения совместной жизни на общей родине,

30. в условиях равенства и свободы.

31. Беды современной АрменииЕреван. Недолго мы ходили по ереванским улицам, вспоминали

32. увиденное 19 лет назад и подмечали новое. Честно скажем: торжественно-туфовый, сталинской постройки Ереван сегодня

33. сильно оевропеился, современными высотками обзавелся. Но, как утверждают некоторые, родовой сути ханской Эривани не потерял.

34. Из армянского самиздата. Статья Александра Собченко "Уроки Армении": "В республике Армении за годы так называемого "застоя" сложился весьма специфический и весьма характерный для азиатских республик Союза тип партийно-мафиозного правления, т.е. практически полная коррумпированность партийно-советского аппарата, фактическое слияние правоохранительных органов с преступниками,

35. повальное воровство, процветание черного рынка и нелегальной промышленности. А самое важное - создание во всем особой субкультуры, проникнутой духом цинизма, потребительства и

36. нигилизма. Олицетворением сложившего порядка стал первый секретарь Демирчян (снятый только весной этого года).

37. Множество невзгод сотрясает Армению и ее столицу (После так и не выигранной еще борьбы за спасение Севана, в стране появилось мощное экологическое движение против химзаводов и атомных станций в сейсмической зоне), потому что Армения

38. бьет всесоюзные рекорды по детской смертности и целому ряду других заболеваний. Осенью прошлого года в Ереване прошли внушительные манифестации и против хлоропрена химзаводов. Их возглавляли будущие

39. лидеры "совета старейшин" движения "Карабах" - поэтесса Сильва Капутикян и журналист Зорий Балаян. Но все изменилось с получением известия о просьбе облсовета НКАО. Демонстрации нескольких тысяч жителей г.Абовяна против химзаводов, начавшаяся 19 февраля, на следующий день

40. превратилась в миллионную демонстрацию всех армян в поддержку решения карабахского облсовета.

41. "Понимаете,- рассказывал мне Арам Саркис, руководитель комитета "Карабах" на одном из ереванских предприятий,- в те дни с людьми что-то произошло. Они как бы изменились изнутри, происходило какое-то массовое очищение. На демонстрациях я

42. видел вчерашние воров и проституток - их лица с трудом можно было узнать. "Подпольные" миллионеры, никогда прежде не имевшие склонности к благотворительности, начали финансировать помощь бастующему и изолированному от мира Карабаху,

43. а позже - сумгаитским беженцам... Владельцы кооперативных кафе бесплатно поили и кормили демонстрантов. В эти дни в Ереване, славящемся высокой преступностью, не было совершено ни одного ограбления, ни одного нарушения общественного. порядка. Милиция сняла униформу и примкнула к демонстрантам.

44. Впервые в своей жизни люди говорили на митингах все, что думали. Всякая фальшь звучала в эти дни особенно дико. Надоевшие речи заместителей Демирчяна тут же прерывали... Наши люди говорили: "Мы бы простили Демирчяну все его прежние прегрешения, если бы в эти дни он был с нами".

"Это была самая прекрасная неделя в моей жизни, боюсь, что такое уже никогда не сможет повториться,- заканчивает свой рассказ Арам".

45. Самое интересное в "карабахской революции" было, конечно, создание за несколько дней по всей Армении массовой дисциплинированной организации, которая охватила все лучшее, что есть в стране. Комитеты "Карабах" созданы почти в каждой деревне, на каждом предприятии. Руководителей выбирали из самых уважаемых людей, включая коммунистов, но обычно не из начальства.

46. Руководителями же движения "Карабах" по Армении стали экономист Игорь Мурадян и главный режиссер степанакертского театра Сарух. Оба - блестящие ораторы.

47. В Кировабаде нам не удалось порадоваться ни одному армянскому остроглавому храму. А ведь 6 их было по Брокгаузу.

48. 1000 лет назад Ганджа был христианским городом. Сейчас же мы видели только эту русскую православную церковь. В порядке поддерживают прихожане

49. свой краснокирпичный, старательно, с выдумкой сложенный и украшенный храм. И все-таки неестественным кажется это благополучие, когда собратья по вере, более ранние христиане подвергаются гонениям.

50. Но, конечно, мечети тут тоже изначальны. Ведь после разрушительного землетрясения в 12 веке город был перенесен сюда уже мусульманскими правителями.

51. С тех пор армяне играли в городе уже подчиненную роль, что, впрочем, не мешало им богатеть. В феодальном государстве им выпала роль городской буржуазии - третьего сословия. Очень опасная роль в периоды общественных переломов, когда

52. национальные различия совпадают с классовыми. Конечно, мы забыли, но и Европа подобное испытала в конце средневековья, когда погромами евреев утверждала собственную национальную буржуазность.

53. В 1804 году Ганджу покорил русский генерал из грузинских князей Цицианов, убив при штурме последнего ганджийского хана Джавала. Город потерял не только независимость и столичность,

54. но и само имя. Штрафами по рублю серебром этот "европеец" взамен Ганджи утверждал льстивое "Елизаветполь".

55. А позже русские управители снесли не только имя, но и саму крепость под европейские широкие улицы. Елизаветполь стал центром обширной губернии, обнимавшей нынешние раздельные земли западного Азербайджана и Восточной Армении, включая и спорные Зангезур и Карабах.

56. Русские губернаторы внешне равно управляли азербайджанцами и армянами. Но далеко не всегда им удавалось сохранить беспристрастность. Ведь армяне - и богаты, и культурны, и вообще христиане. Азербайджанцы же, потеряв ханскую власть, скатывались на роль батраков-бедняков, или даже попрошаек, как эти женщины

57. у автостанции. Стали третьестепенной нацией. И понятно, какие мстительные чувства такое положение растило.- Вот наш взгляд на главную причину возникновения погромов в революцию 1905 года, 15, 20 годов.

58. Только после размежевания в советское время азербайджанцы вернули себе руководящую роль в отошедшей к ним Гандже.

59. И оставшаяся от ханства Джума-мечеть, в сквере рядом, как бы вернула себе смысл центра города. Почтительно охраняется и бережется до сих пор.

60. Восторженные слова дореволюционного Брокгауза можно без изменений отнести к нашему времени: "Джаама-мечеть Ганджи построена знаменитым Шах-Аббасом в 1620-м году. Именно он перенес город на это место, перевел в него азербайджанцев и персов, и много заботился об украшении

61. и процветании города... Мечеть увенчана громадным куполом и окружена многими кельями и помещениями для учащихся мусульман.

62. Перед громадными воротами мечети обширная базарная площадь (восточные бани), окруженная лавками и окаймленная

63. великолепными платанами. Однако счастья нет и ныне. Томит зависть к нацеленным на образование, трудолюбие, и потому более богатой армянской

64. общине. И не только здесь. Нигде в мире разделение еще не приносит избавления от унижения национального достоинства.

65. Сколько примеров: Ольстер, Палестина, Ливан, ЮАР. Нигде и ничто не может заменить усилий к смешиваемой жизни равных и разных. Нельзя жалеть на это силы, как не жалеет их, например, сегодняшняя Америка.

66. Ереван. Мэри Юзбашян. Мартовское письмо московским друзьям

67. Я пишу эти строки второпях, потому что сегодня улетает в Москву честный армянский интеллигент. Я пишу с чувством вершины, на которой стою. Сегодня Армения - это лаборатория перестройки. Одно дело, когда "Огонек" или "ЛГ" публикуют статьи про преодоленный сталинизм, а другое в Армении

68. где речь идет о восстановлении конкретной исторической справедливости, покалечившей тысячи жизней. И самое-самое главное: это делается путем открытого волеизъявления тысяч жизней... Мы не спали ни одной ночи после 20 февраля.

69. Я помню: после январского пленума 87 года, весной свободы, мы начали cбop подписей за воссоединение Нагорного Карабаха с Арменией. Я собрала тогда 97 подписей всего за 2 часа, из них 2/3 - от незнакомых мне людей. Не приходилось ни объяснять, ни убеждать, так всем было самоочевидно. Это был первый урок гласности в моей жизни, когда действуешь с сознанием правоты и доверия к людям и к власти.

70. Но 22 февраля, как гром с ясного неба, пришло известие, что Москва считает нецелесообразным пересмотр принятых ранее границ, а центральное телевидение объявило наш народ кучкой экстремистов. На площади продолжался митинг, до нас

71. доносились голоса собравшихся. И когда в 11 часов вечера мы сидели, подавленные, униженные и отчаявшиеся, вдруг голоса зазвучали совсем рядом. Мы увидели, как по нашей улице "Саят-Нова" движется огромное шествие и голоса

72. скандируют: "Ка-ра-бах!" - "Поможем Карабаху, люди - объединяйтесь!" Увидели и сами спустились на улицу.

73. Это был свет, забрезживший во мраке. Мы прошли 12 км, прежде чем я смогла упросить свою беременную дочь вернуться домой (ее отвезли машиной...). Это была незабываемая ночь!

74. Никогда прежде я не видела нечего подобного. В многотысячное шествие вливались новые и новые люди, выбегая из домов и застегиваясь на ходу.

75. Мы прошли по проспекту Саят-Новы и направились в промышленные районы города. Было удивительно светлое, возвышенное, спокойное настроение. А ведь казалось - все кончено, перерезаны живые артерии народа, перекрыт путь к справедливости. Наши

76. земляки в этот час ночуют под открытым небом в Степанакерте, звонят по телефону из Баку про угрозу ввести в Карабах 100-тысячный мусульманский легион.

77. Мы шли по ночному городу, не чувствуя ни малейшей усталости. С головной части колонны по рядам передавались распоряжения.

78. Проходя мимо памятников и могил корифеев и мучеников армянской культуры, мы выдерживали минуту молчания, проходя мимо домов

79. скандировали: "Карабах!". Какие-то юноши и девушки пели народные песни, кто-то читал стихи. Мимо больниц шли молча, мимо домов скандировали: "Карабах!". В конце проспекта Орджоникидзе, где много заводов, нас ждало множество машин и

80. милиции. Они сопровождали шествие вдоль колонн. Это было совершенно необыкновенно. На лицах блюстителей порядка мы читали отражение тех же чувств, что испытывали и мы.

81. "Люди, объединяйтесь! Армяне, будем вместе!" ''Один народ - одна республика!"

82. По рядам передали кусок хлеба - и мы съели его кусочками, словно приняв причастие. По команде "отдых" - отдыхали. Вдоль улиц стояли дружинники, но и они в эту ночь были с нами.

83. Так прошли мы 20 км до просторной площади у Ленинградской улицы... Молча стояли под высоким небом. Мы забыли о нашей горечи,

84. обидном чувстве бессилия, не раз пережитом за эти годы, о постоянно кровоточащей ране памяти.

85. Сколько было споров, бесполезных усилий, сколько кофе за ночными разговорами! Сколько задушенных порывов! За правильными словами на тысячах бумаг, за всеми речениями об интернационализме и братстве народов все эти годы последовательно продолжалось уничтожение Армении... - разве мы не знали об этом?

86. Выступавшие за воссоединение Карабаха с Арменией попадали на разные сроки в тюрьму, бюрократический аппарат с мертвенным равнодушием возвращал письма людей на места о беззакониях в Нагорном Карабахе, и они подвергались гонениям, а через турецкую границу в Азербайджан безнаказанно проходили моллы с литературой, наркотиками, оружием.

87. В этом ночном шествии впервые чувство вины перед жертвами резни и насилия меня покинуло. Наконец-то все муки и усилия сложились во что-то согласное, и мы чувствовали себя частицей мира.

88. К 5-ти часам утра, пройдя 30 км, мы опять пришли на площадь и разошлись, чтобы собраться снова, когда настанет день.

89. На площади установили громкоговорители, зачитывали резолюции коллективов в поддержку. Машина с людьми из районов прибывали, как на праздник. Музыканты начинали песни и пляски на улицах. Когда милиция установила заслоны перед машинами в город, люди шли пешком всю ночь, чтобы утром придти на площадь перед Оперой.

91. Сильва Капутикян говорила: "Народ привела в столицу не только проблема Нагорного Карабаха... Гены исторической памяти забродили в душе каждого, в них была

92. боль и трагедия 1915 года, боль и гнев растерзанных 70 лет назад. Тоска по оставленным за Араксом местам, как свет далекой, давно погасшей звезды, зовущей к единению... В людях была и неудовлетворенность тем, что советское правительство в должной мере не стоит за армянский народ в защите его прав в ООН, где уже 20 лет обсуждается и не находит окончательного решения

93. вопрос о вине Турции в геноциде армян..."

94.И снова М.Юзбашян: "Всем ясно, что теперь... армян Нагорного Карабаха мало что ждет хорошего. И потому наша готовность стоять на своем - это единственный шанс во имя будущего Армении, достоинства и счастья наших детей.

95. А пока на ступенях Оперного театра перед тысячами людей выступали дети. Пели, читали стихи. А в это время головорезы в Азербайджане, поддерживаемые печатью, ее молчанием об истине,

96. готовили бойню Сумгаита...

97. Вы не представляете, как изменились отношения между людьми. Говорят, что даже КГБ ведет себя корректно и протестует, когда районные чиновники от их имени запугивают людей. Воистину, это были потрясающие дни! Город не работал 4 дня. Это не была забастовка. Мы просто не были в состоянии чем-то заниматься. Работа казалась посторонним занятием, на которое мы были неспособны. Отвлечься хотя бы на минуту от того, что происходило на площадях,

98. означало бы предать свой народ и лучшие идеалы человечества.За эти несколько дней мы как будто одним прыжком вышли на новый уровень человечности. Повторяю - это была вершина, на которой резкий разреженный чистый воздух, в котором исчезает накипь обыденности, будничности. Вершина, с которой раскрывается простор.

99. Спросите меня: а как живет город, который не работает? Я порой боялась: а вдруг будет, как в Польше? Ведь и там был всеобщий порыв Солидарности, и привел к всеобщим забастовкам, которые в конце концов их и доконали - началась хозяйственная разруха, очереди... нехватка продуктов... - и народ раскололся.

100. Но у нас было не так... Работали магазины, больницы, транспорт - и ни одного ЧП (а по призыву Оргкомитета все пошли на работу даже в воскресные дни).

101. Когда идет нарастание страстей, как-то трудно осознать все сразу. Были часы, когда казалось - вот-вот произойдет что-то непоправимое. Накал достиг предела, на площади полмиллиона людей - и все они, как один огромный разум, одна душа, один порыв. Нервы натянуты до предела, одно неверное слово, чей-то возглас - и лавина обрушится...

102. И тут проявил выдержку прежде всего Оргкомитет. За неделю они все охрипли, но в целом нормально управляли стихией. Речь шла не об обуздании, а именно об управлении. Вече Саруханян был как дирижер за своим пультом. Игорь Мурадян, наши ребята - это люди, доказавшие, что они могут быть лидерами в сложной обстановке... А ведь до сих пор у продолжающего свою работу Оргкомитета по Карабаху нет никакой официальной трибуны, кроме подиума перед Оперой, где изредка мы видим этих людей.

103. ...И еще - армянское телевидение сыграло огромную роль в успокоении бури. Только потому, что родилось взаимное доверие - мы сразу же, как по волшебной палочке, вернулись на работу. И сегодня, когда как будто намеренно делается все, чтобы вывести нас из равновесия, унизить, заставить страдать, я верю, что мы выдержим, мы продолжаем держать испытание на мужество, терпение, благородство..."

104. Причины Сумгаита Тихо в Кировабаде. Ни поезда, ни автобусы не шли в те дни в мятежный Степанакерт. Поневоле пришлось искать ночевку.

105. И мы, подумав, пошагали на место старого города, к мечети Имам-заде.

106. В устройстве палатки нам помогли колхозный сторож с взрослым сыном. Пригласили в свой вагончик, предложили попить чай. Тихая улыбка на лице отца, грустные глаза у сына. Нет, такие мусульмане не пошли бы с сумгаитскими погромщиками.

107. Утром, после доброго паломничества к Имам-заде, нам стала еще яснее вздорность обвинений всей веры ислама. Другое дело - национальные обиды на социальной почве в век техники и диктатуры...

108. Не сразу нашли мы стены и башни старого Ганджи среди промышленных свалок и заводских коммуникаций. Судя по разору,

109. слабы и малочисленны защитники памятников Ганджи. Сиюминутные страсти мучают потомков...

110. На горизонте зады химического комбината. Сзади, впритык к железной

111. дороге - унылый небогатый поселочек, а между свалок - садочки-огородики, где мотыжит землю молодой хозяин. Он охотно рассказал нам, что знал про раскопки,

112. расспросил о ценах в Москве на гранаты и пригласил, проходя мимо его сада, сорвать сколько захотим... И опять сверлит мысль: как бы этот парень, живя на таком же гнусном сумгаитском индустриально загаженном закутке, в какой-нибудь временной

113. халупе среди массы "химиков" по профессии и по уголовному наказанию, как бы он смотрел на благоустроенные армянские квартиры?

114. Ведь, как и евреи в России, так и армяне в Азербайджане - это образованные благополучные слои, те, с кем реально сравниваются азербайджанские бедняки и неудачники. Зато как удобно осознавать свою несложившуюся судьбу - "армянским (или еврейским у нас) засильем". - Вот, мол, в чем причина!

115. А если такие черносотенные настроения еще и поощряют, и провоцируют партийно-государственные верхи, то какой взрывчатый материал создается! В этой технической пустыне, среди... химиков достаточно какого-то слуха вроде: "Эти армяне не только у нас богато за наш счет устроились, но и в Карабахе нашу землю требуют".

116. Или: рассказов оскорбленных и напуганных азербайджанцев, 20 тысяч которых убежало из Армении во время карабахской недели. Или: сообщения Прокуратуры СССР, что в столкновении под Аскераном в Карабахе погибли два азербайджанца и значит: "Наших убивают".

117. Видно, так и было в страшном Сумгаите.

118. Армянский Самиздат. Из рассказов очевидцев"В Сумгаите три тысячи лачуг "нахалстроя", в каждой комнате десятками живут... Все это произошло, чтобы получить богатые

119. армянские квартиры. И.о. начальника милиции Сумгаита Джафаров заранее составил список армянских квартир, по которым ходили погромщики, вооруженные заточенной на заводах арматурой, топорами, длинными ножами.

120. Он же обеспечил бездействие милиции и дезинформацию вступивших в город войск: их посылали в спокойные

121. районы, а пойманных погромщиков выпускали опять на свободу.

122. ...Они врывались ночью: "Армяне, выходите, пришел ваш конец. Убивали и грабили. А на следующий день вывозили мебель, и какие-то люди специально стеклили окна, скрывали следы погромов,

123. а может, готовя квартиру к вселению.

124. "А что вы хотите,- объяснял безучастный милиционер, что вы там с нашими делали, то мы тут с вами делаем... Расчет! Ваши там наших убивали, наши здесь - ваших".

125. За день на митинге 2-й секретарь парткома Байрамова призывала бить армян. По словам ее и началось...В разгар же погромов вернулся из отпуска первый секретарь, бывший комсомольский вождь Азербайджана Муслим-заде, но, увидев толпу,

125а. понял свою судьбу, взял флаг и шел во главе банды погромщиков, а опомнился, лишь увидев горящие машины и разбитые витрины магазинов, где работали армяне.

126. И своих они тоже убивали. Если у какого турка армянина находили, то и своих убивали. Конечно, соседи прятали, ругали своих, но сопротивляться не могли и сами боялись...

127. Сколько убили? Я не знаю, но лично знаю из убитых человек 50. Много погибло. Хоронили их в братских могилах близ Баку. Некоторые сопротивлялись, их вырубали до одного.

128. "17 человек изнасиловали..." "А что? Наших девушек ваши ребята делали, наши ребята тут вас делают". А в ответ получали гордое: "Наших ребят от ваших девушек тошнит". - Тогда измывались, голыми заставляли бегать, плясать, вырезали груди...

129. "Так три дня грабили и убивали, а в Баку, что в получасе езды от Сумгаита, все Москву информировали: "Все успокаивается..." Что Москву. В те дни в Баку три члена Политбюро сидели... Так что они там делали?

130. На Театральной площади всегда много народа. С февраля 88 года здесь свободная территория, всеармянский Гайд-парк. Нет, гораздо больше, т.к. тут идут не только дискуссии-споры,

131. но и борьба в прямом смысле - за жизнь и насмерть. Памятники великим композиторам окружены навесами для голодающих. На ступенях Оперы и в скверах вокруг площади - постели

132. и палатки объявивших бессрочную сидячую забастовку. Они добиваются созыва Сессии и вывода войск.

133. Дежурят машины. Сразу за Оперой стоят продуктовые фургоны кооператоров, поддерживая физические силы бастующих патриотическими "карабахскими лепешками", довольно весомыми по цене.

134. К голодающим периодически наезжает медпомощь. Голодовка - дело смертное, и потому с ней рядом - Красный Крест.

135. А над ними всеми, с высоты грозит врагам Мать-Армения с мечом в руке. 20 лет назад армянам активно не нравился этот символ. У настоящей Армении в руках пальмовая ветвь мира и храм. Теперь же, видимо, меч ее не вызывает возражений.

136 "На стенах и у палаток много раз встречаются портреты двух знаменитых генералов-полководцев независимой Армении - Андроника и победителя турок в Сардарапатской битве.

137. Вот отзыв Каракосяна - министра иностранных дел Армении: "Сардарапатская битва в июне 1818 года - одна из самых немеркнущих страниц многовековой борьбы нашего народа. Армянские воины побили турок и отстояли существование независимой Армении.

138. Потомки тех армянских воинов ведут голодовку под генеральскими портретами. Не будем заблуждаться: это серьезно! Это очень серьезно. Это бой, который может увлечь за собой русских и всех советских, а значит, и весь мир.

139. Борется не одна лишь Театральная площадь. У расположенной по соседству Консерватории тоже стенды и плакаты, а на ступенях входа - сидячая забастовка студентов. И смотрит на них

140. с печалью и любовью сама музыка армянских страданий - Комитас. И кажется, что вся великая армянская культура к мужеству и стойкости их призывает.

141. Среди материалов стенда - вырезка из азербайджанской газеты о националистическом обществе, рядом - эстонский ксерокс о Народном фронте. О чем спорят эти программы? Чем насыщают души ереванцев? Во всяком случае, их спор много продуктивнее тех перебранок, которых мы наслушались и начитались. Пример.

142. Телеграмма 250-ти ученых АН АзССР..."Взываем к вашей совести. Третий раз за неполные 100 лет армяне являются зачинщиками жестоких столкновений между братскими народами. Обращаемся к вашей интеллигенции - остановите бесчинства Ваших сограждан. Как можно требовать землю соседа, Азербайджана. Это не пирог, от которого можно отрезать лакомый кусок. Если не Вы, то кто остановит разбушевавшуюся толпу. Это ведь на руку только зарубежным армянам-экстремистам. Наш интернациональный долг - предупредить Вас об этом". 250 сотруд. АНАзССР.

143. Однако ответом на этот пусть даже грубый и бестактный призыв к пониманию стали просто уничтожительные слова, намного более тяжелые и опасные, чем даже меч легендарного Давида Сасунского. Это не ответ, а тяжелейшее оскорбление. И в горечи мы взываем, вспомните, что даже цивилизованные европейцы на оскорбления отвечали смертью, дуэлью.

144. "Азербайджанские ученые! Даже не знаем, как к Вам обратиться, поскольку оба слова необходимо заключить в кавычки.

145. Сначала о "землях соседа". Потомки Тимур-Генга, турок-сельджуков и османов никогда своей земли не имели и не могли иметь. Являясь скотоводами-кочевниками, они в поисках пастбищ огнем, мечом проникали на чужие земли, а, осев и осмотревшись, стали понимать, что неплохо бы придумать и себе благородное прошлое. Но где его взять, если позади сплошные убийства, грабежи и насилия? - Конечно, позаимствовать у соседей. Вот и стали появляться опусы фальсификаторов типа Бунатова или Ахундова, которые, не моргнув глазом, с помощью "албанских махинаций" присваивают памятники армянского зодчества. Ну, а поэзию, миниатюру и ковры

146. вполне можно свистнуть у южных соседей-персов...Советуем Ваши усилия приложить к делу окультуривания своего народа, если, конечно, это возможно..." Свидетельствуем - это пример духовного геноцида азербайджанского народа!

147. В Кировабадском музее, большом и богато устроенном, нас поразили пристрастия азербайджанцев к албанцам, жившим на этих местах до XI века. Мы и раньше догадывались, что ислам к чужой религии терпимей - ведь он признает пророка Христа. Но чтобы вот так мусульмане

148. гордились христианскими крестами и церквями, как наследием своих албанских предков, мы увидели впервые. Может, это навеяно спорами с армянами о первородстве, и все равно не кажется нам столь дурным, как отрицание, уничтожение чужого.

149. Мы уверены: в прошлом армянские и албанские предки не только жили вместе, но и оставили во многом единую культуру, на которую имеют право оба братских, рассорившихся сейчас народа.

150. Арабский историк X века писал: "Город Ганджа - красивый, богатый, населенный. Жители его щедры, легкого нрава, благорасположены, любящие иностранцев и ученых".

152. В XI веке Ганджу выбирает своей резиденцией глава албанских христиан - католикос. А в следующем,

152. XII веке судьба избирает Ганджу родиной Низами Ганджеви. Он был не только главой восточных поэтов, но впервые отстоял право на простонародную тюркскую речь в поэзии, положил начало азербайджанской поэзии. Не только поэтами, но и албанскими корнями отличен азербайджанский народ от турок и персов, и языком, и верой. От турок он отделен шиитской верой, от персов - тюркским языком.

153. Из 13 мечетей дореволюционной Ганджи мы видели только 4, и все они в уходе и сохранности на радость туристам.

154. Эта мечеть занята библиотекой, устроенной под старину. Хорошо сидеть в таком читальном зале, особенно над дореволюционными изданиями.

155. Чеканные барельефы славят не только величайшего Низами, но и великих подвижников его, включая мусульманских поэтесс - Резия, Месхети, Натесан. И мы верим, что в этом чеканном ряду

156. со временем наряду с тюрко-албанскими появятся и армянские лики золотой, или, как сейчас говорят, многонациональной, плюралистичной

157. Ганджи. И только тогда дети смогут вернуть золотой век...

158. Ереван "Соотечественники! В эти дни..., когда мы поверили, что наша нация имеет большое будущее, что она может снова встать рядом с другими цивилизованными нациями,

159. все большее число армян начало понимать, что та ось, вокруг которой собрался наш народ, та нить, которая протянута из глубин тысячелетий и связывает нас всех друг с другом - это армянский язык! ...Армянин, который отдает детей не в армянские школы, отрывает частицу от своего народа и тем ослабляет его силу.

160. Армяне, которые не отдают своих детей в армянские школы - не верят в будущее народа и отделяет себя от его борьбы, а детей делают несчастными".

161. Совсем недалеко от Театральной площади - Матенадаран - главный памятник армянской книге.

162. Не переводятся паломники на этом месте. Не верим мы, что сами по себе хачкары и рукописные книги способны учить розни и унижать иные народы.

163. Не переводится молодая поросль на этом месте, а, значит, не умрут язык и нация, если не влагать в уста предков своей сегодняшней гордыни.

164. И понятно, что святой Месроп Маштоц, создатель не только армянской, но и албанской письменности, благословляет своих потомков не на брань, а на вечную совместную жизнь.

165. Посещение святыни.Из Брокгауза: "В окрестностях Елизаветполя, среди развалин Старой Ганджи, хорошо сохранилась зеленая мечеть Гек-Месджиннд, украшенная

166. изразцами и арабскими надписями. Мечеть имеет большие вакуфы, считается особо священной из-за похороненного там проповедника - (Имам-заде) и в известное время года посещается множеством

167. паломников. Другая достопримечательность города - мавзолей с куполом, под которым, по преданию, похоронен один из знаменитейших поэтов Шейх Низаметддин".

168. Переночевав напротив кладбищенских ворот, с первыми лучами солнца мы смиренно явились к уже раскрытым дверям и были ласково приняты, несмотря на неприкрыто гяурский наш вид.

169. Нас ввели в святая святых, где под синим куполом расположен куб надгробья Имам-заде, черный, с арабской вязью. У михраба со святой книгой сидел молла: "У нас молятся так" - показал провожатый, обошел куб и поцеловал угол. Но мы оказались не готовы к этому. Обойдя святыню, мы застыли перед ее зацелованным углом. Лиля находчиво перекрестилась, очередной раз усомнившись в своем атеизме. Я же тупо пытался вспомнить о вечности. Служитель постарался не обидеться нашей чужеродностью и быстро вывел вовне.

170. И до сих пор я со стыдом вспоминаю свое посещение Имам-заде. Ведь надо же: не смог поклониться святыне другого народа, и тем самым как бы проявил национальную или, скорее, атеистическую узость и, может, даже обидел хозяев. Нечаянно, одним лишь

171. своим предрассудком. Даже я - не смог. А сможет ли когда-нибудь ее почтить армянин?

172. Ереван. Не раз мы слышала от армян и читали в их самиздате про культурный геноцид - про уничтожение армянских церквей в Азербайджане. Видеть самим нам это не пришлось. А вот как относятся армяне к мусульманской старине - увидели-услышали.

173. Ереванский музей истории города открылся нам совершенно случайно. Нигде о нем не читали, и с улицы почти не увидишь, что еще остался, живет уголок мусульманской Эривани с мечетью и медресе, худжры которого занял музей.

174. За съемки минарета меня строго осудил прохожий: "Ты что? Не видишь, что это мусульманское?" Пытался я было возражать, что

175. ведь красиво и жаль, что разрушается - Это же ваше наследство, древняя часть вашего города". И натолкнулся на резкость: "Нет, это нам не нужно. Нашу церковь иди дальше смотри!". И стало грустно от такой нетерпимости, от которой ведь рукой подать и до культурного геноцида. Подумалось: недаром из 7-ми эриванских мечетей осталась в живых лишь одна.

176. Еще страшней стало от разговора со смотрителем. Вон он, в белом халате, приглашает Лилю приходить завтра к открытию. Когда я подошел и посочувствовал музейным работникам, как трудно им сейчас пропагандировать красоту столь замечательного исламского памятника, он отреагировал совершенно неожиданно:

178. "Да, сейчас нельзя,.. а раньше можно было бы все это разобрать. А сейчас нельзя - скандал будет". - Как? Разве это не Ваша история, не ваш город? -  "Нет, это мусульманское!"

179. Армянский храм на обрыве Занги не прячется, виден издали. Подстать Еревану, он теперь одет в парадно-туфовый мундир.

180. Сколь суровей кажется армянская душа, если этот храм - ее выразитель! Особая монофизитская армянская церковь наряду с польским католичеством, еврейским

181. иудаизмом - одна из самых древних организованных вер, вместе с языком и историей - прочнейшая духовная скрепа миллионов армян в Союзе и мире.

182. В нынешнем конфликте позицию католикоса Возгена I нельзя назвать примирительной. Он недвусмысленно выразился за Карабах в Армении. Но сдерживает, зовет к ненасилию и спокойной твердости свою паству.

183. И все же: как мало одного успокоительного голоса. Как хочется, чтобы высочайший авторитет, в конце концов, указал: как же армянам жить в мире с соседями.

184. Самой примечательной частью Театральной площади, на наш взгляд, является пресс-центр. Под летними зонтиками, за плакатами от лишних взглядов работает пресс-бюро движения "Карабах". Открыто, как раньше в Польше работала "Солидарность". И милиция не трогает ни одного плаката, ни одной машинки.

185. Bот где мы поняли, что дожили, наконец-то, до полной самиздатской свободы, хотя бы в Армении. За требованием Сессии, за карикатурами на оккупационные танки висит напоминание из неизвестного нам Пушкина: В России нет закона,/В России столб стоит,/К столбу закон прибит./А на столбу - корона.

186. Сзади - столики для подписания печатаемых обращений. Пытаюсь снять работу центра, но какой-то член Комитета поднимает протестующую руку, видимо, оберегая своих сотрудниц... и сам остается на кадре.

187. Зато человек, у которого мы с Лилей подписываем обращение, соглашается с легкостью: "Меня фотографируйте, я ничего не боюсь!" Нам понятны опасения, ведь наши бронетранспортеры с лихими десантниками - рядом, и сыщики, наверное, тоже.

188. Идет борьба: мирная и кровавая одновременно. Hа фотомонтажах не только массовые демонстрация Еревана, но и правда о сентябрьском побоище в Ходжалы - причине ввода войск и спецрежима.

189. На снимках разгромленные грузовики с имуществом армянских студентов.

190. Пострадавшие в больнице. Единственный погибший - армянин.

191. На плакатах - неожиданно острая критика Москвы и наших общих бед. В Карабахе мы такого не слышали. Плакат-схема ереванского метро, где занятая войсками площадь Ленина переименована в "Оккупационную". Hа следующем плакате - бандит, рвущий на части перестройку Армении рукой Азербайджана и рукой Москвы.

192. Перед советским танком на площади Ленина в ужасе поднял руки сам каменный "основатель".

193. Конституция, в действительности нашей, - не основной закон страны. В жизни она усекается постепенно через приписанное неприличное "про"-ституция - до неприкрытого культа последнего "Я".

194. Особое негодование на Площади вызывала московская пресса: - шут, клоун, весь из заголовков "Правды", "Комсомолки", "Литгазеты", "Известий" - вот, по их мнению, ее истинная роль.

195. Продажные члены Политбюро - Кунаев, Брежнев и, кажется, Рашидов или кто-то иной из "героев застоя", у которых взятками откупали право на угнетение Карабаха. Для выразительности рот Брежнева залеплен настоящей рублевкой.

196. И слышатся нам голоса армянского самиздата: "Соотечественники! противники перестройки, оклеветав наш народ, смогли добиться введения крупных войск в республику, народ которой волею судьбы встал в авангарде перестройки. Не Карабах их напугал, а народовластие. Линия раздела сегодня - честные люди с одной стороны, а с другой - взяточники, коррумпированные чиновники, бюрократы и их продажная челядь. Единый народ не победим, вот что для них страшнее всего!

197. Ни одного паразита и карьериста, ни одной марионетки на высокой должности, ни одного демагога в президиуме, ни одного пустозвона на трибуне! Не покидайте ни одного производственного, партийного или профсоюзного собрания, не убедившись в том, что приняты именно те резолюции, на которых вы настаиваете.

198. Не поддавайтесь диктату и нажиму властвующих консерваторов, защищайте от расправы тех, кто не боится поднять голос против несправедливости, беззакония, злоупотреблений. Любое такое происшествие - это веская причина для снятия с должности беззастенчивых чинуш, подсадных функционеров, для похода в ЦК, профсоюз, прокуратуру. Ваша активность - единственная гарантия демократии, гласности, свободы.

199. А этот талантливый плакат способен не только обидеть Горбачева, но и задеть нас. Ведь мы положительно относимся к факту первого на всю страну спора 18 июля, когда на Президиуме ВС открыто выступили армяне и азербайджанцы. Конечно, Горбачев вел заседание грубо, не столько слушал, сколько обрывал, не мирил, а давил, народное армянское движение сводил к экстремистам, заведенным, мол, коррумпированными кланами. Но ведь была и правда в его аргументах и самих призывах к компромиссу! - Но вот не дошла, не убедила. И самое легкое - винить в этом лишь

200. Горбачева и его советников. Сложнее винить себя. Особенно нам, московской интеллигенции - ведь решающее слово до сих пор остается за Москвой.

201. Одна русская женщина, голодающая на Театральной площади, не искупает вины всех нас. Ее воззвание гласит: "Голодовка! Стыжусь того, что я русская. Требую вывода войск из Армении, созыва Сессии Верховного Совета Арм.ССР и прямого телемоста Ереван-Москва". Нет, мы не можем сказать, что стыдимся быть русскими. Правильней сказать, что сегодня мы позорим русскую нацию, безучастно соглашаясь с неверными решениями Москвы. Мы солидарны с требованиями этой мужественной женщины, но голодовкой следует добиваться лишь истинного диалога с властями, а не исполнения ими конкретных ультиматумов.

202. К москвичам на Театральной площади проявляется неподдельный интерес. Да если они еще только что прилетели из бастующего Карабаха и даже мимолетно говорили с его правителями Погосяном и Вольским, то вопросы сыпятся один за другим.

203. Пожилой военный кается: "30 лет учил молодежь не тому. Но господин Горбачев ведет перестройку не так, как надо: Карабах оставляет Азербайджану, а кооперативы - ловкачам и жуликам. Разве так надо?"

204. Слабы наши слова, неубедительны аргументы, неясны предложения, и потому несостоятельны советы. Да мы их и не даем. И только будоражит ощущение опасности: если русские не договорят, не замирят, не устроят, то не миновать их детям-внукам нового, еще более жестокого "Афганистана".

205. Нет, мы должны допонять, договорить, дообъясниться, хотя бы в Москве с друзьями после этого диафильма. ...На исходе дня покидаем Ереван, уходя от Театральной, а потом и Ленина площади мимо памятника погибшим в войну, пока еще в ту войну...

206. Расширим кругозор, осветим видение, охладим огонь трагедии живой водой надежды будущего, а, уходя, задержим взгляд на

207. рядовой и случайной скульптуре армянского мальчишки с самым обыкновенным кувшином жизни. Сохраним его!

208. Конец.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.