Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Испанский дневник

В. и Л. Сокирко

Испанский (последний) дневник 2006 года

Первая фраза дневника всегда дается мне с трудом. Никак не могу решить: писать ли с начала или излагать сегодняшние свежие впечатления?.. Ладно, начну по порядку.

Наши планы

Еще весной Тема с Асей пригласили нас в гости и в поездку по Испании на полном пансионе. Все это было для нас очень добрым знаком. Но Витя «ухватился за палец» и выпросил еще Португалию и Марокко. Неоднократные телефонные переговоры привели к варианту: туда до Гибралтара -по Испании, обратно на север - по Португалии, а на юге Испании молодая семья будет отдыхать на пляже, пока мы с Витей будем посещать Марокко.

В декабре позапрошлого года. Тема и Ася уже возили нас на своей машине на Лазурное побережье Франции. Подозреваю, что и эта очень дорогая по нашим понятиям и привычкам поездка была вызвана не только желанием сделать родителям приятное, но и показать в назидание нам, как следует «правильно жить в Европе». Приходилось с благодарностью принимать уроки и лишь иногда, очень редко, сбегать в «бродяжничество». Ведь свобода бывает и в Германии .

Помню последнюю нашу ночь того года в Европе .

Уже оплаченный обратный самолет в Москву вылетал из Гамбурга рано утром и потому были запланированы: вечерний поезд туда из Кельна, автобус до аэропорта и остаток ночи в гостинице. Мы же на привокзальную площадь с возможными автобусами и не взглянули. Имея карту Гамбурга и сверяясь с направлением на Полярную звезду, мы полночи шли по немецким пригородным улочкам и скверам, наслаждаясь их разнообразием в фантастическом свете Луны и фонарей в подмороженной рождественской ночи и, еще больше - своей свободой. В четвертом часу ночи вошли в аэропорт и до часа посадки возлежали на удобных, свободных и, конечно, бесплатных скамьях, ощущая естественную благодарность к великой европейской цивилизации. Но еще больше эта ночь запомнилась мне полным и не сговоренным единодушием с Лилей, что случается теперь не часто, чувством, что мы - прежние «дикари» и потому еще молоды.

Переговоры с детьми об Испании, Португалии и Марокко

За прошедшие два года, несмотря на расстояние, разногласия между нами и Темой-Асей увеличились в связи с возвращением Алеши-Поли из Берлина в Москву, началом стройки их дома, спора и обмена резкостями. Потом у них возобладало желание «мириться». Ася и Тема вспомнили мои слова о том, что в Европе мы не видели только Испанию с Португалией, для которых остались три десятка старых слайдовских пленок,(«вот отсниму их, и можно будет выкинуть фотоаппараты с бачками и никуда больше не ездить») и решились. Их приглашение, конечно же, с радостью мы приняли.

   Упомянутые Лилей переговоры со мной, действительно, были долгими. Тема начинал с настоятельной просьбы изучить все путеводители и высказать все свои желания. Я отвечал, что если мы поедем из Кельна машиной, то лучше двигаться по восточному, а потом по западному, португальскому побережью с длительной остановкой на купание у Гибралтара или на поездку в Марокко, причем я сразу соглашался ехать в «ужасную Африку» один и всего на несколько дней. В ответ я получил извещение, что «предложение поехать в Марокко» принято, предполагается лететь туда самолетом, причем Ася с Танечкой забронируют себе квартиру на пляже у Рабата, а я с остальными могу ездить по Марокко сколько угодно, но лучше поездом. Однако, когда выяснилось, что Асе и Теме хочется побывать в Барселоне, Валенсии, Севилье, Португалии и чуть-чуть в Париже, был принят машинный вариант. Лиля изъявила твердое решение сопровождать меня в Марокко дней на 6, не больше (значит, без Марракеша и Высокого Атласа). Так и обозначился итоговый маршрут.

20 сентября

Солнечным днем из Внуково мы вылетели в Кельн, где через три с половиной часа нас встретил улыбающийся Тема и повез домой, т.е. в свой, уже третий год арендуемый на краю небольшой немецкой деревни Herkenrath двухэтажный дом, с огромным во всю переднюю стену (и даже больше) панорамным окном, из которого открывается замечательный вид на окрестные поля, леса, шпиль церкви в окружном Neunkirchen и склоны речной долины...

Хорошо и уютно живется здесь нашему старшему сыну с любимыми женой и дочкой. Они встретили нас очень приветливо. Танечка, правда, спряталась за Асю, но не надолго. В их доме всегда чисто: пылесос, стиральная машина, посудомойка не бездельничают. Три компьютера включены постоянно (один из них принадлежит пятилетней Танечке и лишь на нем приклеены русские буквы, чтобы она могла читать и набирать русские слова). Удивительно, но она на самом деле умеет читать - из простых слогов складывать слова.

И как же ей хорошо живется с любящими внимательными родителями, массой игрушек-книжек на двух языках в собственной огромной детской комнате, с песочницей в садике у дома, с праздниками в детском саду ( Тема показывал нам на видео), с поездками по миру (не только по Европе, но и в США к бабушке, деду и другим родственникам). Она - как радостно распускающийся цветочек, нежный, ранимый, но не капризный. Ведь мама Ася для нее надежный поводырь: работает с переводами дома и часто забирает из садика сразу после обеда, так что ребенок даже не успевает устать от ее отсутствия. Вот Алешин Филя растет в более суровых условиях - жаль, конечно. Правда, когда у Аси скапливаются заказы и ее работа идет сплошняком, Тане мамы не хватает, но зато она учится уважать время работающего (за компьютером) человека. И ко мне, работающей с Витей в компьютерной комнате, она подходит только к вечеру: «Бабушка Лиля, я хочу с тобой поиграть», получая в ответ мое: «И я хочу!».

У меня же отношения с внучкой не сложились. И конечно, виноват в этом только я. Лишь с трудом можно было уговорить Танечку с подобными словами обратиться к деду Вите, но почти невозможно рассчитывать, чтобы я ответил ей искренним согласием: «И я хочу!». Искренне врать не получалось, а быть «как дети», играть и фантазировать с ними вместе, я просто не умел и не хотел учиться, мне было это неинтересно. Не только с Таней, но и с остальными внуками и детьми - тоже. Когда-то, еще в молодости, Лиля огорошила меня неприятной правдой: «Ты на деле плохой отец!». Слова эти мне сначала казались несправедливыми, потому что я старался делать все нужное для своих детей. Но со временем успокоился, а сейчас не только н а 100%, а на 200%, и может, даже на 300% согласен с правотой ее упрека. Потому что в понятие «хороший отец» сегодня входит не только долг «кормить-оберегать», но и быть другом и советником своих детей и внуков. Но если изначально в душе нет способности «быть как дети (играть и радоваться)», то не следует ее фальшиво придумывать и подделывать. Не правильней ли честно признать: «Да ,был плохим отцом, сейчас стал плохим дедом, не умеющим играть и дружить с детьми и еще шире - для людей был плохим собеседником и другом». И только сопоставление с собственными нелюдимым дедом Митрофаном и не играюшим ни с кем отцом Владимиром меня успокаивает, ибо несмотря на это, они были неплохими людьми. Может, и Таня, когда вырастет, сможет простить неиграющего деда и помянуть его добрым словом.

В Темином доме мы первую неделю были заняты сканированием нашего диссидентского архива - с утра до ночи... Но, конечно, это не точно. Солнце и тепло выманивали нас наружу, к видимым ориентирам. Сначала сами сходили к церкви в Neunkirchen, в субботу, уже впятером, гуляли по окрестным «полям и лесам», а в воскресенье ездили даже за Бонн, в видимое отсюда на горизонте заповедное Семигорье, где есть настоящие скалы с крючьями и кратер давно потухшего вулкана, но и можно посмотреть римско-католический монастырь и всякие достопримечательности Бонна.

Было празднично отмечено 21 сентября - день нашей семьи, начавшейся в Коломне, в которой спустя год появился Тема... И как приятно, что эта память была принята ребятами с охотой и желанием добра, Тема и Ася подарили цветы - лилии и розы.

27 сентября Ася повезла нас в Кельн, чтобы мы могли поставить свечи в православном храме за здравие Зои Боярской, которой в этот день должны были делать в Москве очень рисковую операцию: удалять рак 4-й степени. Зоя - истовая христианка, много людей молятся за ее выздоровление. И хоть мы не верующие, но тоже желаем ей этого чуда. Зоя, конечно, просила, чтобы свеча ей была поставлена в православном храме. В Кельне их два: промосковский и зарубежный. Ася привезла нас к промосковскому - маленькому, симпатичному, но закрытому до субботы храму из бывшей капеллы. Мы поставили зажженные свечи прямо на пороге закрытого храма, и просили за Зою, ее детей и Фиму... А потом с этим же настроением надежды на непрерываемость нити жизни мы ходили по старому милому городу и по Римско-германскому музею древнего города Колониа, за века трансформировавшегося в Кельн. Витя был в нем первый раз и смотрел все с интересоми. И мне с ним интересно - ведь он хорошо знает историю. Он, например, заметил изображение Мантры на одном из камней, и мои знания на крупицу увеличились

Впервые мы так долго гостевали в доме Темы-Аси, без всяких попыток помогать им либо прогулками с Танечкой, либо работами по дому. Просто стало ясно ,что устроенный порядок в доме не нуждается в нашей помощи. Нам надо было только благодарить судьбу за их благополучие и Асино благородство, не очень надоедать своими советами и просьбами ,и конечно, вовремя «честь знать» - возвращаться домой согласно купленным билетам. 9+8 дней - никогда так долго и беззаботно мы не жили в Германии, да еще на одном месте, имея, правда, при этом большое поле архивной работы по оцифровке собственных самиздатских текстов. Нельзя сказать, что мы многое успели сделать, но дома сделано было бы меньше. И за это Herkenrath еще одно спасибо.

30 сентября -первый день пути в Испанию.

Тема разбудил нас около пяти утра. Даже Танечка встала легко - мы ведь ехали в Испанию. Целых 16 часов катили мы до гостиницы в Барселоне. Ребята менялись за рулем, оба устали жутко. Я-то сидела в большом комфорте на переднем кресле, а на заднем сиденье трое. Ребенок терпеливо сносил свою привязанность к креслицу. Лишь под конец она захныкала, но все признали ее неудовольствие справедливым и бросились утешать.

В начале пути, еще в темных по утру Германии и Люксембурге я старалась не спать, чтобы не усыплять Тему, ну а Францию практически проспала. Лишь к позднему вечеру мы пересекли границу с Испанией и засерпантинили с Пиренеев вниз. До Барселоны осталось 167 км. Остановились на ужин. На скоростных платных дорогах примерно через 40км устроены стоянки (плазами зовут их Ася и Тема) с заправками, кафе-ресторанами, где и посидеть, и поесть приятно, и для Танечки есть детский уголок..

В Барселону въехали уже в темноте и при большой тревоге: удастся ли сразу найти уже заказанную гостиницу. Тема громогласно объявляет «военное положение», при котором разговаривать разрешается лишь ему и Асе-штурману с картой и компьютером в руках. И действительно, четкие указания Аси приводят машину к «пристани». Молодцы! У нас двухкомнатный номер, в коридоре гомонят русские подростки спортивного вида, но спим мы крепко-крепко. Правда, утром я почему-то вскакиваю ни свет ни заря и берусь за дневник...

Путешествуя на удобной машине по быстрым платным «хайвеям», страну почти не видишь за путевыми ограждениями, ее можно только угадывать по прежним автобусным или поездным впечатлениям, всплывающим в памяти от меняющихся на указателях названий - Люксембург, Мец, Седан, Нанси , Дижон, Лион, Прованс, Авиньон ... - вся восточная Франция уже не видится , а только помнится... помнится...Но вот свернула наша машина с направления на юг к Марселю, и замелькали незнакомые названия городов Гасконии, перед испанскими Пиренеями. Мы все- таки не дотягиваем до ее столицы Тулузы, в окрестностях которой когда-то свершились массовые расправы католиков над альбигойцами - первыми протестантами (давнее место моей памяти). А ведь еще раньше начались религиозные войны с нападения крестоносцев на мусульман. Потом они обратили оружие против православных «схизматиков» в Византии и России. И естественно, не остановились, а лишь «вошли во вкус», убивая французских альбигойцев, всех., раз папский легат разрешил: «Убивайте их всех, Господь на том свете разберется в их вине». Через три века доблестные королевские мушкетеры добивали несчастных гугенотов в Ла-Рошели , а предтечами их и образцами служили еще более ранние рыцари-разбойники из «героев» крестовых походов испанской Реконкисты, изгнания инакомыслящих морисков и мавров. Правда, до центральной Испании с ее замками вокруг Толедо-Мадрида, мы так и не доедем, заменив столицу на окраины. И начнем свой обзор уже завтра с экскурсии по столице самой богатой автономной области Испании.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.