Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Испанский дневник. Гранада - часть южной Андалусии

 и Л. Сокирко

Испанский (последний) дневник 2006 года

2. Гранада - часть южной Андалусии.

Почти весь этот день прошел в поездке через пустынные плоскогорья Мурсии и Андалусии, конечно, с перерывом на обед.

К вечеру, завидев Гранаду в отрогах Съерры-Невады, Тема направил машину прямо наверх, к Альгамбре, крепости и дворцу гранадского эмира. Они уже бывали тут в своей первой испанской поездке и сейчас заехали, чтобы нам показать этот признанный ЮНЕСКО мировой шедевр. Но подъехав к автостоянке у ворот крепости и увидев какие-то объявления, Тема с досадой объявил, что мы все же опоздали, билетов уже нет. Потом выяснилось, что зря спешили, потому что билеты надо заказывать заранее, лучше по интернету. Нам с Витей досталась  только прогулка по ущелью вдоль высоченных крепостных стен, над которыми эмирские здания не возвышались. Сам город мы даже не просили показать, ведь нам нужно было до вечера добраться до моря, поэтому мы ограничились лишь самым необходимым: поплутав по окраинным улицам, нашли небольшой супермаркет и закупили на завтра продукты для Марокко.

Наши неудачи и удачи в Гранаде

Неинтересная пустынная дорога. Даже множество электроветряков на верхних скалах ее не сильно оживляло. Крепость Альгамбру мы не увидели даже со стороны. Сам город я смог увидеть только сверху. Надежда побывать в нем хотя бы в поиске продуктов для Марокко тоже не осуществилась, потому что вместо спуска прямо в город Тема выехал в объезд его на трассу и только спустя пару поворотов заехал в поселок-спутник за продуктами.

И тем не менее я не считаю этот день сплошной неудачей. Во-первых, он не был неудачей для Темы и Аси, потому что они удачно провели запланированную встречу с друзьями в Валенсии, в условленное ими время приехали в заказанную гостиницу для отдыха на море и при этом сделали все, чтобы обеспечить родителей культурной программой в Альгамбре. Правда, последняя не получилась, но старые и не очень-то огорчились. То же самое можно сказать и про пропущенный город. Когда я заранее Асю расспрашивал, можно ли нам походить по Гранаде, она удивлялась (как и в случае Валенсии): «Зачем? Ведь там ничего нет. Гранадские восточные дома? Так вы таких множество везде найдете, хотя бы в Марокко». И я легко соглашался, или как поется в шутливой туристской песенке «отставал понимающе». Скорей всего для Аси мир делится на достойные рассмотрения шедевры, утвержденные ЮНЕСКО или иными знатоками, и на остальную обыденщину. Для нас же интересно очень многое, даже неизвестно за что - просто так.

И в этот день мы тоже были едины в своей благодарности за уже увиденную утром светлую Валенсию и за раскрывающуюся перед нами мрачноватую страну Гранаду, за землю которой по песне Светлова был готов жизнь отдать в нашу гражданку , мечтательный украинский хлопец. - Да вот она, перед нами? Где эта пахотная земля? Ее совсем не видно. Пейзаж вокруг - что-то среднее межу скалистыми Кордильерами в штатах Юта и Невада и пустыней Негев в Израиле. Но именно эти горы изначально звались Съерра-Невадой, именно за них умирало множество людей, прежде всего - мавров, когда их убивали и изгоняли испанцы, а потом и сами испанцы, когда во имя Христа завоевывали Новый Свет и превращали его земли в новую Неваду, а потом уже наши советские «хлопцы-идеалисты» во имя Мирового Коммунизма и братской помощи дрались за «республиканскую Испанию» и «землю Гранады» и почти все гибли, не столько от франкистских пуль, сколько от чекистских сапог...

Может и к лучшему, что не по музейным дорожкам в этот вечер ходили наши ноги, не красотой украшений восхищались мы или, например, занимались бы сравниванием фонтанов с бахчисарайским «фонтаном слез», а была нам дана возможность постоять в тишине у древних, из камней сложенных крепостных стен, возведенных, чтоб защищать жизнь и арабскую культуру. Правда, не удалось забыть, что и она замешана на крови (так путеводитель рекомендовал посетить во дворце Альгамбры зал Абенсеррахов, где по легенде эмир обезглавил сто братьев в наказание за то, что один из них влюбился в одну из его наложниц). Но это легенда, а реальная история не сохранила и приблизительного числа последних защитников мавританского государства, погибших здесь в конце XV века, и изгнанных навсегда крестьян, миролюбивых и трудолюбивых мавров. Даже мечтателю Светлова не дано вернуть земли Гранады мужикам-маврам. Приют и землю они получили только в Марокко и, может, уже завтра мы увидим их потомков.

Сколь ни кратки были минуты нашей безмолвной печали под стенами Альгамбры, но, они вобрали в себя и мгновения скорби по судьбе их победителей -испанцев. Да, арагонский Фердинад и кастильская Изабелла под этими стенами, приняв капитуляцию последнего эмира, объединили под своей властью всю Испанию. Завершив успехом Реконкисту - эту европейскую часть крестовых походов против ислама и положив начало диктату инквизиции, изгнанию не только мусульман и евреев, но и любого иного многообразия и разномыслия, они обусловили все последующие беды и поражения Испании. Фердинанд и Изабелла, наверняка, сознавали значимость своей победы , потому и завещали похоронить себя в капелле гранадского собора, но, наверняка, они не догадывались, сколько бед принесла людям Испании и мира их победа.

Судьба именно Фердинанду и Изабелле вручила и еще большую «победу». Они профинансировали корабли Колумба, что позволило Испании овладеть сокровищами полумира и тем самым едва не погубило ее и всю католическую Европу. Здесь в Альгамбре эмирский дворец был перестроен под дворец их внука Карла V, короля и императора, «над владениями которого никогда не заходило солнце». Но к концу жизни он отрекся от престола в пользу своего жуткого сына Филиппа, почти исчадия ада и автора главных испанских поражений, ничем не меньших, чем в нашей России у таких мировых «авторов деспотизма», как Ивана Грозного или Петра Великого. Так что наше молчание у стен Гранадского замка в память о гибели наших народов от деяний их великих королей, царей и императоров, мне видится сегодня главной удачей этого дня.

Купанье в Средиземноморье

Дорога в курортный поселок Ньюда (не доезжая до Малаги) скоро пошла разными серпантинами по приморским горам, на которых разбросано множество недавно отстроенных селений, которым можно только радоваться и завидовать. Воочию видно, как Европа помогает Испании стать своей главной и дешевой приморской здравницей. Вот как следует осуществлять национальную идею делом и всем миром.

Когда совсем стемнело, машине приходилось серпантинить уже вдоль моря. Жутковато было порой, но Тема, хоть и устал, вел машину уверенно и в 10-м часу вечера мы подъехали к бензозаправке, на которой Асю поджидали ключи от снятой квартиры. Конечно, ее пришлось поискать, но зато она оказалась большой, удобной и прямо в ста метрах от моря. Как приятно было носить в нее из машины наши многочисленные узлы и кулечки. Витя, конечно, сразу же захотел купаться, несмотря на темноту - ведь мы еще ни разу не входили в испанское море. Волна была небольшой, но прохладной. Он все же сделал три заплыва. Мне хватило и одного захода - я сразу оказалась схваченной тисками холодной воды и от страха рванула обратно на берег с Витиной помощью.

За поздним ужином я узнала с огорчением, что Тема нас не повезет к парому, поскольку устал и хочет начать свой отдых с утра. Но к поселковой стоянке на автобус в Малагу он нас все же подвез.

4 октября. Дорога в Малагу и Тарифу

Ночь у меня прошла беспокойно. Я вскочила в 2 часа ночи, приняв двойку на часах за 7, хотя на улице было темно. Подняла Витю, мы позавтракали, уложили рюкзаки, и наконец, разглядев истинное время, легли досыпать.

Ну, а потом началось наше автобусное передвижение к парому. Оно было очень комфортабельным. С высоких передних кресел перед огромными стеклами было далеко видно, так что моя обида на Тему быстро улетучилась, тем более что стало ясно - путь до парома довольно далекий, и он потерял бы на наши проводы целый день.

В Малаге у нас оказалось три часа времени до следующего автобуса и потому мы отправились осматривать город, хотя заранее на это и не рассчитывали. Нормальный приморский испанский город, основанный еще финикинянами и римлянами, сейчас стал центром всей этой прибрежной провинции. Пляжей, правда, мы не видели, но мимо гавани с парусниками прошли дважды. Хорош там бронзовой памятник рыбаку с грузом в обеих руках. Конечно, мы задерживались у костелов. К приделу костела св.Павла, где стоит украшенная Мадонна - покровительница Малаги - постоянно подходит народ. Хотя на соседнем базаре, тоже по-восточному украшенном, народу много больше, что нас не удивляет.

Прошло время и мы покатили в Тарифу. Это на 20 км дальше английского Гибралтара, лежащего скалой у очень оживленного испанского порта Альхесирас, но Испанией как бы в упор не замечаемый (на положении полублокады). Отсюда тоже ходят паромы до Танжера, но от Тарифы путь короче (всего 14 км), дешевле, быстрее и удобней по расписанию. Катили мы по вполне горной дороге с сумасшедшим количеством электроветряков, наверное, улавливающих ветра пролива. Вот бы Танечка наудивлялась...

От автобусной остановки к порту надо было идти через небольшой, но длинный город, и этот путь мы проделали довольно споро вслед за сошедшими из нашего автобуса двумя парнями с рюкзаками. Потом мы с ними как-то разошлись, а перед паромными кассами оказались раньше их. Наверное, их старый город увлек, а мы в него не заходили.

Кто помнит об бербере Тарифе и его маврах? - Пока лишь марокканцы с парома!

Мы решили, что детально будем смотреть город на обратном пути, когда не будет опасности опоздать. Тем не менее и краем глаза нетрудно было заметить, что городок носит подчеркнуто католический, испанский характер. О соседней Африке здесь ничто не напоминает. Хотя Брокгауз всего сто лет назад утверждал, что Тарифа, получившая свое название от имени предводителя берберов Тарифа ибн-Малика, который первым переплыл из Африки в Испанию, полнее всего сохранила мавританский характер. Сейчас взамен бербера Тарифа в порту воздвигнут какой-то христианский рыцарь. Сам же небольшой порт Тарифы в тени старого форта и под статуей Мадонны на входе в море видится укреплением Европы против африканских варваров, хотя на деле все укрепления были выстроены маврами в защиту от христиан, так же как у нас под Ростовом, стены Азова были созданы турками именно в защиту от донских казаков-разбойников.

Сколько столетий прошло с того первого прихода на испанский берег бербера Тарифа, сколько было обратных завоеваний у арабов, сколько потерь(ведь часть африканской земли до сих пор считается испанской), сколько кораблей и людей (миллионы!) с миром пересекло пролив в Африку и обратно, а окончательного примирения так и не наступает. Зримой приязни и добрососедства между испанцами и марокканцами, как не было, так и нет. Как нет и действующих мечетей. Первых мавров-берберов мы увидели только на марокканском пароме под их красным флагом с большой пятиконечной звездой.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.