Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Испанский дневник. Север

В. и Л. Сокирко

Испанский (последний) дневник 2006 года

7. Север Испании - Бургос и баски

13 октября. Бургос - снова Испания и снова столица.

После «шведского» завтрака в гостинице мы опять готовы в путь. По дороге навсегда прощаемся с Португалией, а жадный Витя прощается с надеждой заглянуть в картинно красивый и старинный городок Браганса - родовое поместье герцогов брагантских, ставших португальскими королями с 17-го века, а я - увидеть одну из красивейших церквей мира -храм Христа недалеко от Браги. Ничего, утешимся. Сначала Ася и Тема планировали посещение Леона - одного из первых северо-испанских королевств, когда-то начавших Реконкисту. Но потом Леон заменили на Бургос, который они уже посещали 14 лет назад - ради того, чтобы облегчить послезавтрашний выезд во Францию. Зато Тема покажет нам красивейший собор , а Ася с Танечкой просто отдохнут на какой-нибудь детской площадке. Так и произошло. Мы очень хорошо походили.

Бургос - центр провинции, и как у всех испанских городов его история уходит вглубь веков. Мы походили лишь по его поверхности - по скверам вокруг вяло текущей речки с вычурно выстриженными кипарисами, по площадям и мостам со статуями неизвестных нам рыцарей, наверное, в память героев Реконкисты. Ходили вокруг огромного красивейшего бургосского кафедрала, разглядывая его стены. А потом по приглашению Темы еще и во внутрь вошли, видимо, это было для него прощанием с любимой Испанией.

Вечер, посетителей в соборе мало. Удивила женская пара: женщина в шортах и майке и ее юная спутница в длинной юбке. Кто они: мать и дочь? Удивляли еще дыры на красной майке. Но смотрела она все очень внимательно, заинтересованно, я даже сказала бы - жадно. Откуда она, в какой стране еще не перевелись хиппи? Не угнетает ли католиков их бесцеремонность? Не стесняет ли? Нам-то, туристам, легко: любуйся и все. Мы ходим по многочисленным пространствам собора, где размещены иконы и скульптуры, картины и утварь, рассматриваем огромный деревянный иконостас, надгробья, купола, колонны, стены. В зале главных меценатов, кроме их надгробий, среди роскошной церковной утвари картина Леонардо да Винча «Мария Магдалина» и много еще, бережно установленного. Свет через главный купол падает на могилу славного рыцаря Сида и его супруги Химены, а под потолком соседнего придела подвешен его знаменитый сундук.

Верующим в кафедрале оставлены только две часовни: одна для тихой молитвы у деревянного креста (самое намоленное тут место), а вторая устроена в виде маленькой церкви. В ней при нас венчались две пары. Наверное, и из испанских душ начинает уходить поклонение Богу, остаются только обычаи И наверное, это правильное решение вопроса о разделении храма на открытую для туристов часть (насыщайтесь красотой и через нее, может, Бог затронет ваши души) и более укромную, обрядовую часть для истово верующих. Ведь при обрядовых молитвах человеку не до разглядывания стен и куполов. Клоун перед кафедралом

Мы еще зашли в соседнюю церковь св. Николая, чтобы его деревянной, алтарной резьбой полюбоваться, хотя были уже переполнены кафедралом. Конечно, мы постояли почтительно и перед старинными, богато украшенными скульптурой городскими воротами. А вот к развалинам замка из-за начинающейся темноты уже не стали подниматься. Попетляв немного по нарядным улицам, чтобы хотя бы взглянуть на бесчисленные достопримечательности, в том числе на дворец, где Фердинанд и Изабелла торжественно принимали Колумба после его второго путешествия в Америку, мы пошагали в свой маленький отель, где нас ждали совсем не маленькие комнаты, и откуда Ася повела нас в соседний торговый центр с привычной для Тани игровой площадкой, рядом с которой мы и поужинали.

Прощальное настроение, действительно, чувствовалось в тот вечер. И разнообразный Бургос был для этого очень подходящей столицей. Ася и Тема его ценили прежде всего за красивый собор, признанный ЮНЕСКО мировым шедевром. Но и сам город - великая драматическая повесть. Каждая из скульптур в его парках и надписи на стенах и воротах - поучительные истории и легенды крестоносцев- славных героев и вместе с тем мрачных псов-уничтожителей мавров, из традиции почитания которых Испания выпутывается только сейчас. История родившегося и похороненного здесь рыцаря Сида - одна из самых показательных. Ведь он и вправду был славным витязем на службе у исламских властителей, потом, приобретя силу, много лет владел Валенсией ,прежде чем стал героем своего родного Бургоса. Но бургосцы помнят и чтят не столько его меч, сколько сундук, который он заполнил обычным речным песком, отдавая его еврейским ростовщикам в счет взятого в долг золота. Очень забавная на испанский взгляд история: рыцарь славен прежде всего тем, что смошенничал и сумел обмануль даже евреев. Эту историю можно посчитать даже милой шуткой в сравнении с последующими , устроенными Фердинандом и Изабеллой гонениями и геноцидом мавров и евреев или последующим уничтожением индейцев.

Но таких преданий в испанских храмах и душах немало.

В Севилье путеводитель рекомендует посетить улицу Сусанны , легендарной еврейской девушки, которая предупредила своего возлюбленного христианского рыцаря о том, что ее отец и друзья собираются убивать христиан. Предупрежденные рыцари устраивают погром, в котором погибает Сусанна и вся ее семья, а в память о предательстве над дверью дома был повешен ее череп, причем путеводитель утверждает, что « до 18 века ее череп и вправду там висел». Для меня этот повешенный за «предательство» на обозрение прохожих череп влюбленной девушки - самый жуткий образ трагической легенды и ее восприятия испанцами. Я, конечно, не верю во всю историю про то , что евреи собирались в Севилье кого-то резать и потом убивали мстительно свою дочку, но в вывешенный над чьим-то домом чей-то череп и непрерывно рассказываемые севильской улицей истории про то, как еврейка влюбилась, даже своих не пожалела, вот ей и отомстили , вон там ее череп висит...-верю, потому что эти легенды длятся и сейчас...

 Севилья, столица испанской любви, восславившая не только многочисленных изменщиц супружеству ради сексуальных чар Дон Жуана , но и «жрицу свободной любви» Кармен, избрала в качестве памятника еврейской девушке, по любви спасшей от смерти христиан, лишь ее череп, повешенный над воротами за «предательство своих». Поистине, какие жуткие люди эти «староиспанцы»!

После этой истории меня, казалось,  уже ничто не может удивить, и даже то, что над костелами возносится не просто святой, а «св.Иаков - уничтожитель мавров». Но пожалуй, рассказанное путеводителем о том, что в средневековом доме селенья Мурильо, примыкающем к монастырю Сан-Фернандо, висит мемориальная доска, повествующая «об известном чуде св.Винсента Феррера", жившем в XV веке, наиболее поразительно. Вот что написано на этой доске: «Хозяйка дома, у которой остановился святой, не знала, чем накормить его, и сварила ему суп из собственного сына.. Узнав об этом, св. Винсент оживил мальчика, только на руке у того не доставало пальчика, который съела мать, пробуя суп» Поразительно, что испанцы времени создания этой легенды, почти не делали различий между набожностью и сыноедством, что эта легенда, выходит, почитается и сегодня, как местными прихожанами, так и европейскими почитателями католических храмов. Остается только уточнить, что по времени недоеденный мальчик из времен губителей мавров и индейцев и вполне мог попасть в войска Фердинанда-Изабеллы или даже в матросы Колумба... Эту «легенду» Ася не позволила мне дочитать и, думаю, не из-за того, что ее невзначай могла услышать Танечка, а просто по обиде за великую испанскую и европейскую культуру. « Но ведь я только читаю..» - «Да, но причем тут людоедство?» В общем, я замолчал.

Про Франко

И еще одно. Бургос был столицей Испании в период Реконкисты. В последний раз военной столицей Испании он был объявлен генералом Франко в годы гражданской войны . Памятных досок о годах его правления на домах Бургоса мы не видели, да и не искали. Просто помнили об этом чисто испанском правителе , который по мнению многих спас Испанию как от власти карателей НКВ Д, так и от войны на стороне Гитлера , а перед уходом добровольно передав власть демократически воспитанному королю. По мнению других он был типичным испанским извергом, расстреливал поэтов хуже старого Альбы и недавно преставившегося Пиночета. Сам я склоняюсь, что в нелегкой истории Испании Франко был не самым худшим и заслуживает если не славы, то взвешенных памятных слов о совершенном им дурном и хорошем .

Ясно лишь одно: хотя у России схожая судьба, но испытания будут еще суровее.

14 октября. -Последний полный путевой день. Мимо басков

Еще в первой половине этого дня мы покинули Испанию, ее горные дороги и безостановочно вкатили во Францию, в юго-западный угол ее Бискайи.

  Как раз эта дорога в лесистых Пиренеях промышленных и сельских селений знаменитых свободолюбием басков была очень интересна. Ведь Страна басков, и правда, не Испания , как и Шотландия - не Англия. И те и другие -первоначальны. Впрочем для радости от этой встрече с нашей стороны нужна заведомая благожелательность. Поэтому когда после нашего въезда в пограничную курортную Францию, тоже заселенную басками, Лиля заметила, что, мол, наконец-то пошли менее неряшливые дома, мне стало обидно за трудолюбивых и небогатых басков-горцев.

А когда слева заголубел сам Океан, его Бискайский залив, Витя начал просить остановку для купания. Получил. Поплавал -порадовался. И снова мы двинулись в путь.

Удивительно кратко и завидуще умеет писать Лиля. Я действительно давно просил остановку у моря, хотя бы на 20 минут. Моя бы воля, ехал бы все время у моря, с остановками и ночевками у воды. Но мы были привязаны к хайвею из-за спешки и не выходили к морю ни в Испании, ни в Португалии Так, хотя бы один раз можно окунуться во Франции, пока неумолимый хайвей, вырвавшись из Пиренеев, не увлечет нас от моря совсем? Мою просьбу молча неожиданно удовлетворил Тема. Впереди у нас был длинный день и получасовая остановка не играла большой роли. Ася не возразила, и вот Тема решительно сворачивает в соседний курортный поселок. Достаточно быстро усматривает спуск к морю, запарковывает машину, забирает видеокамеру и собирается спускаться со мной. Я еще не верю в свою удачу, но уже готов. Перед спуском вспоминаю Лилю и оборачиваюсь к ней: «А может, ты тоже хочешь?» - Она отрицательно мотает головой. -  «Ну ладно, если захочешь, спускайся...» Но, наверное, у нее уже заколодило.

На песчаном пляже с хорошей волной было чудесно. Сильная волна на каменистых мысах и на ней периодически поднимаются серфингисты - может, местные баски или приезжие французы Занятый видео, Тема в воду не входил. У него нет ощущения единственности этого момента, и это меня торопит выходить. И только поднимаясь по лестнице, оглядываясь и любуясь на Океан. я начинаю понимать, что Лиля сверху видела и эти волны, и мое плавание в них и было ей жалко и завидно. Подходя к машине, спрашиваю: «Тебе хотелось туда?» Она отвечает кратким: «Да!» Я реагирую лишь виноватым молчанием.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.