Виктор Сокирко и Лидия Ткаченко. Испанский дневник. Недолго во Франции

В. и Л. Сокирко

Испанский (последний) дневник 2006 года

8. Недолго во Франции

Теперь наш путь пролегал мимо французских городов и деревень, пустынных полей и виноградников. И снова я вспоминаю рассказы об искушенности французов в винах и начинаю беспокоиться о том, что же завтра дарить Лине и Леше в Париже.

Весь день мы были в пути, но до намеченного г.Тура в пойме Луары доехали все же засветло и ночевали в придорожной гостинице системы «Ибис», в которой номера в выходные дни почему-то дешевле, чем в рабочие (но все равно для нас были бы недоступны). После сытного вкусного ужина сразу потянуло на сон.

Своей равнинностью и огромностью западная Франция мне напоминает Россию, в которой как бы теряются все различия. И потому мы невзначай проехали огромный транспортный узел Бордо и стали втягиваться в бассейн Луары с ее замками, о которых чаще можно было узнавать по дорожным указателям. О приморской болотистой Вандее и погибшей от славных мушкетеров гугенотской крепости Ла-Рошель, оставшихся от нас слева, я еле успеваю вспомнить. А от красивого по названию город Тур (башня) у нас вообще никаких воспоминаний не осталось. Моя попытка вечером посмотреть на него хотя бы издали не удалась- мы ночевали в каком-то далеком от города торговом предместье. Бывшее многообразие Франции куда-то подевалось. После катков абсолютистских королей и всеобщих революций, как будто в небытие уплыл шанс существования федеративной и, значит, устойчивой Франции. Попытка де Голля ввести федеративное устройство страны сверху не удалась, что сильно мрачит ее будущее.

15 октября. Версаль и Париж.

Не успели мы, как договаривались, приехать к Калугиным к 10 часам, только в 11 подкатила наша машина к поджидающим нас Мусе (7 лет) и Андрею (8 или 9 лет) -детям Кати и Паши. О том, что Катя самая умная в их группе, Тема начал мне говорить почти с начала их студенчества. Эта умница сумела найти себе не менее умного спутника жизни, родила четверых детей и здесь во Франции растит из них счастливых, удачливых людей. Каждый из них должен получить образование, иметь интересную работу, необходимый минимум: жилье, достаточно денег для среднего уровня жизни и не стремиться стать богатым. Детей настраивают на инженерное будущее, хотя Муся (по мнению Аси) выпадает из общей настройки. Катя любит путешествия и скалолазание и не любит создавать уют в доме. Паша преподает и еще имеет денежную компьютерную работу. Кроме большой квартиры, в которой они живут, маленькой (сдают), они еще строят дом. Оказывается (Тема сказал), для Кати я пример: у меня четверо детей - все самостоятельные и удачливые (последнее определение я до сих пор кручу так и эдак, прикладываю к каждому своему ребенку и пытаюсь убедить себя, что так оно и есть, что со стороны видней). Удастся ли Кате, в отличие от меня, вырастить детей дружными? Удачи ей! Пусть ее хватит на всех и на все!

Наши гостевали у Калугиных до утра, а мы отправились в Версаль, где не были в свой первый приезд, предварительно договорившись с Линой и Лешей о встрече вечером. Паша подвез нас к станции и помог купить билеты, распечатав перед этим расписание двух электричек (предстояла пересадка). Все будет хорошо.

Ждать второго поезда пришлось 40 минут, так что к Версальскому парку мы подошли около 2 часов дня. Подошли сбоку, так что сперва долго смотрели парк, а потом уже расхотелось идти во дворец. Дело шло к вечеру, хотелось успеть хоть немного погулять по Парижу, да гостинец купить перед тем, как идти в гости. Погода летняя. Осень еще только начинает задевать парк, но клумбы еще в цветах, а деревья и кусты тщательно подстрижены. Фонтаны работают уже не все, но скульптуры на зиму еще не укрыты. Людей - масса (воскресный день), клумбы по-французски закручены, все постройки - королевские. В общем Версаль есть Версаль. Он -один.

Слава Богу, что теперь Версаль потерял свое мировое значение, как образец номер один красоты и могущества, которому пытались следовать очень многие самодержавные тираны и кровожадные любители красоты. Версалю подражал в Петергофе наш «реформатор» Петр 1, уморивший до смерти пятую часть своего народа, ему же подражал в Потсдаме философствующий на троне прусский король Фридрих Великий, изобретший шпицрутены и ими превративший в забитых солдат не только немалое количество своих немцев, но и русских мужиков через своих родственников на российском троне. Теперь, после посещения Марокко мы знаем, что Версалю подражали тираны даже в Африке. «Святой» султан Мулай-Идрис разорил древнеримскую столицу Волюбилис и угробил множество своих соплеменников на строительстве «своего Версаля», заслужив от современников прозвище «Кровожадного» - все ради желания превзойти великолепие парижского Версаля. Поистине, красота - страшная сила в самодержавных руках. И не дай Бог, чтобы она в таком качестве где-то вновь возродилась.

В Париже у знакомых

А вот по Парижу мы ходили совсем мало и не очень удачно. Вышли из электрички за Эйфелевой башней перед Нотр-Дамом, перешли Сену, чтобы пройти к Елисейским Полям (даже сейчас приятно произносить эти названия, а как было приятно во всё вглядываться и еще мельком взглядывать в лица французов). Мы даже немного заблудились в поисках магазина. В воскресенье магазины закрыты, и мы обнаружили открытым только один у Триумфальной Арки, в котором, слава Богу, и купили коробку конфет и вино. Бутылку мы взяли, видно, не с той полки(она оказалась дорогой), а получилось очень удачно - так славно хвалили «настоящее вино» наши «офранцуженные» хозяева. Как же удачно все получилось!

Прошло уже более 16 лет, как мы в первый раз гуляли с Линой по Парижу и заходили в ее крохотную квартирку под парижской крышей, общей площадью всего лишь в 20 квадратных метров, где она жила вместе с двумя дочками. Теперь они живут практически отдельно, Лина владеет небольшим домом, удачно вписавшимся между двумя многоэтажками на углу улиц недалеко от Сены. Теперь любимое занятие Лины в редкие свободные дни не спеша реконструировать и перестраивать свой двухэтажный дом (у него есть крохотный палисадник с машиной перед дверью и небольшой садик прямо за ним. И вся эта сказка - недалеко от центра Парижа и резиденции императрицы Жозефины.

Но конечно, в отличие от прежних лет, в глазах и на плечах Лины уже лежит печать усталости и желания уменьшить свою рабочую нагрузку. Это возможно, если Лешины доходы станут устойчивыми и достаточными.

У нас был приятный вечер в разговорах, в основном, о настоящем, но соединяющее нас прошлое было как бы фоном. Лешу мы по Москве не знали, но сразу расположились к нему, человек он добрейший. Они один другому -большая поддержка.

Постель для нас была приготовлена в гостевой половине второго этажа - даже халаты, но мы их сберегли, не воспользовались.

16 октября. Лина и Жозефина в Париже - Herkenrath

Осталось полдня до встречи с нашими у зоопарка и отъезда, Лина ушла на службу, а Леша ведет нас на экскурсию к Жозефине, по дороге показывая все достопримечательности и места своей работы, заводит на работу к Лине (она ведет бюллетень новинок в кампании «Тоталь», сейчас по теме хранение углекислого газа в подземных пластах). Слава Богу , у нее есть отдельный кабинет, это удобно и помогает работе. Ее положение устойчиво и ему не мешает даже положение профсоюзной активистки и политическая независимость. Такой стала наша Лина в Париже, и мы можем только радоваться за нее.

Леша договаривается о встрече в кафе в обеденный перерыв и ведет нас во дворец Жозефины, первой жены Наполеона. Судьба не дала ей детей в этом браке (в первом было двое, а внук потом даже стал Наполеоном III) и потому она была заменена «австриячкой».

Дворец Жозефины не очень велик, не больше Летнего Дворца в Петербурге, и является произведением ее вкуса и представлений об императорском достоинстве. Анфилады небольших, но очень нарядных и приятных комнат. Все тут: мебель, картины, посуда у меня связывается с обликом хозяйки. Умерла она 50-летней, уже после развода и поражения Наполеона в России. Считается, что именно после этого развода на Наполеона посыпались все несчастья. Но конечно, тут связь не прямая , просто не мог он кончить хорошо свою жизнь с такими амбициями.

Мне в этом дворце среди множества портретов Наполеона и его приближенных очень хотелось увидеть мать Наполеона - простую корсиканскую женщину, не потерявшую мудрость даже в годы высшей славы сына, когда вся Европа перед ним трепетала, а своих братьев и маршалов он просто назначал королями. Корсиканская же мама продолжала ругать своих сыновей бездельниками и предсказывать им дурную судьбу. И была права в этом гораздо больше, чем отставная императрица Жозефина. Жаль, что гениальный Наполеон не прислушался к материнским словам.

После музея мы встретились с Линой в кафе за вкуснейшим обедом и мороженым. Праздник закончился прощальным приглашением Лины приезжать еще. А почему бы и нет? Когда я рассказала об этом Асе, она сказала: «Мы тоже приглашаем». - Ну и замечательно!

Леша проводил нас до ворот Ботанического сада напротив Аустерлицкого вокзала, и уже через 5 часов после выезда из Парижа мы докатили до дверей Темы-Асиного дома. Ведь тут все так близко.

Краешком проехали Бельгию. Ее не спутаешь с другой страной: все дороги освещены. Проехали мимо окон Теминого офиса, Рейн и наконец-то мы разгружаемся дома.

Музей Гугенхайма в Бонне и про басков

Но путешествие этим не закончилось. На другой день Ася отвезла Танечку в детский сад, а потом нас всех четверых в Бонн, на сборную выставку музеев Гугенхайма, расположенных в мировых центрах цивилизации - Нью-Йорке и Берлине, Мельбурне в Австралии и Бильбао в Испании. Громадные и шикарные выставочные залы. Мы с Витей старательно все смотрели и даже получали удовольствие от встречи с родным Шагалом, с молодым Пикассо, и от других, ранее неизвестных нам художников ХХ века.. На архитектурной части выставки увидели, какие конструктивные разгулы дозволяются этим музеям, и еще... дурную стальную конструкцию.

Вот теперь все.

Когда в начале пути мы с Темой обсуждали испанский маршрут и возможность заезда к баскам в их неофициальную столицу Бильбао , то я сразу натолкнулся на его скептический отзыв: «Там нечего смотреть. Разве только новый музей Гугенхайма»... Больше вопрос о Бильбао не поднимался. А зачем? Тема прав. Великих соборов и великолепных дворцов у басков никогда не было и быть не могло, как и у чеченцев, швейцарцев или иных горцев-мужланов. Тем более, что нет интереса к баскам самим, дикарям и террористам - им лучше бы просто исчезнуть в мировом просвещении и культуре. А про мировую выставку в Бонне Ася знала заранее и приняла это правильное решение. Действительно, зачем нужно провинциальное Бильбао, если есть то же самое в Бонне?

Мне только немного жаль испанскую казну, выложившую немало миллионов на великую стройку и прием мирового шедевра в расчете на то, что теперь и бедное Бильбао будет вырвано из баскского захолустья и приобщено к мировой культуре и хотя бы этой щедростью упрямые баски станут почти культурными испанцами.

Думаю, что из этих надежд мало что получится.. Баски останутся басками, подобно евреям в имперском Риме или англичанам в католической Европе, а великий музей Гугенхайма будут естественно считать чужим и даже хуже - проявлением культурного империализма.

После Бонна мы опять засели за компьютеры в Темином доме. Изучали, как надо вносить знаки для ввода архивных текстов в Интернет, проверяли родословную, отбирали кадры из теминых видео для фотографий, и т.д.. Время у нас  занято с утра до вечера, но когда всплывают воспоминания о поездке и встречах, мы вместе переживаем и говорим-говорим...

Я впервые не рвусь домой - некогда, интересно. За пять здешних недель я прочла только две книги в Теминой библиотеке - «Аквариум» знаменитого разведчика В. Суворова  и «Повести-рассказы» С.Довлатова. Суворов вскрыл психологию разведчика высокого класса, бесспорно талантливого, вымуштрованного и абсолютно безнравственного - способного расстрелять даже своего друга-коллегу по приказу или в случае «нужды». После этого портрета (или автопортрета) становится ясно, что бывшим сотрудникам органов должен быть категорически запрещен доступ к важным общественным и государственным постам, ибо совесть у них просто задавлена. С. Довлатов оказался очень афористичен, хотя и не мудрствует, и мне стало понятно, почему с ним дружил Игорь Ефимов.

Утро 25 октября. Домой, в Россию...

Уложив наши рюкзаки на транспортер таможенника, Тема с нами прощается до вечернего звонка в Москву и отправляется на работу, Мы остаемся одни. Теперь уже вправду прощаемся с ясной осенью в Кельне, с Европой. Через несколько часов мы будем дома, в хмурой России.

Наше очередное путешествие благополучно закончилось. И может быть, навсегда. Всем спасибо. А нам пора и честь знать.

Пора больше сидеть дома за компьютером, а не бросаться за новыми впечатлениям. Не накапливать новые камни информации, а разбираться в уже полученном, осмысливая увиденное и делая возможным ее устроение и усвоение будущими людьми. Пора помнить о Боге, говоря языком прежних людей, и посвятить этому пониманию оставшееся годы - ведь их осталось мало. Мы затратили на это путешествие меньше трех недель, а только на комментарии к Лилиному дневнику я затратил уже скоро квартал и до желаемой ясности мне все также необозримо далеко.

И все равно будем стараться. И дай Бог удачи !

Январь 2007 г.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.