предыдущая оглавление следующая

Приложения №3. Отзывы специалистов и юридические документы.

3.1. Отзывы специалистов на “Поиски” и ЗЭСы

3.1.1.Справка о серии самиздатской литературы “В защиту экономических свобод” из 8 выпусков

(общим объёмом 1832страницы двухинтервального машинописного текста).

Структура первых семи сборников включает разделы с названиями, подчеркивающими претензию составителя на научность концепции («Наука»), историческую преемственность её («Истоки»), видимость широкого обсуждения («Дискуссии и письма»), а также разделы, долженствующие по замыслу составителя (К.Б.) подтвердить объективность его позиции («Право и судебные преследования», «Книги и рецензии»). Все разделы и материалы в них помещённые даются с комментариями составителя (К.Б.) и во вполне определённом направлении…

Все выпуски состоят из тенденциозно подобранных, опубликованных в печати, в том числе и зарубежных статей, рецензий на них К.Б., а также сочинений составителей сборников и лиц, принявших участие в дискуссии по статье К.Б. “Я обвиняю…» в первом выпуске, где излагается его концепция «экономических свобод». Подобранные К.Б. статьи и его комментарии имеют целью аргументировать выдвинутые в 1-м выпуске положения о необходимости свободного предпринимательства, как более эффективного с его точки зрения вида деятельности и отказа от важнейшего преимущества и закономерности развития социалистической экономики – планомерности, оправдать спекуляцию, подпольный бизнес, что объективно направлено на дискредитацию советской власти, а предлагаемые меры вообще означают по существу ликвидацию завоеваний социализма.

В.Грин фигурирует, как автор выпусков, в т.ч. первых двух, где определяется «теоретическая концепция» и политическое кредо составителей выпусков. Последний, 8-й выпуск, составленный В.Грином, в общем, не отходит от сложившейся схемы, но более определённо раскрывает тот политический подтекст, который звучит во всех выпусках…

«Теоретическая концепция» К. Буржуадемова и В. Грина. Она вырисовывается из всего комплекса статей и комментариев к статьям и выдержкам из публикаций других авторов, хотя заявка на особую концепцию делается в первом же выпуске (статья «Я обвиняю…» и предшествующая ей статья В.Грина, позиции которого полностью разделяет К.Б.).

К.Б. утверждает, что с исчезновением темы свободного рынка из советской экономической науки исчезла и сама наука. Этот тезис не нов, ибо ещё в 20-ых годах науку политэкономии пытались свести к проблематике товарного производства, а грядущее отмирание его отождествляли с отмиранием политэкономии как науки (вып.2 - «Чёрный рынок и экономическая наука» К.Б.)

Даётся лженаучная, тенденциозная интерпретация ряда теоретических положений политэкономии, которые противопоставляются трудовой теории стоимости К.Маркса с позиции давно раскритикованной теории «предельной полезности», взятой на вооружение вульгарной буржуазной политэкономией. Марксистская политэкономия неоднократно давала научно-обоснованную критику предельной полезности, представители которой пытались определить цену товара, исходя из потребительских оценок, из отношения субъекта и вещи.

К.Б. и В.Г., используя метод тенденциозной обработки фактов, опираются на мелкобуржуазные экономические теории. В.Грин соединяет потребительскую стоимость и меновую (по В.Г. – ценность), хотя, претендуя на знание марксистской политэкономии, не может не знать о качественном их различии. Однако К.Б. В.Г. устраивают именно извращение азов учения К.Маркса, дабы дать нужное им толкование денег, цены, якобы определяющих развитие производства, преувеличивая роль обмена и т.д. Замена категории «стоимость» на «ценность» понадобилась для того, чтобы поставить в один ряд с создаваемыми общественным трудом благами такие «ценности», как насилие, нетворческий труд и т.д. К.Б. и В.Г. исходят из примата обмена, рынка в вульгарном его значении, утверждая таким образом второстепенную роль производства. С научных позиций «концепция” К.Б. и В.Г. не выдерживает критики. С то же время она содержит сознательное искажение сути производственных отношений социализма, попытку теоретического оправдания спекуляции (спекулянт, якобы, тоже затрачивает труд – см. статью «Юридические основы экономического насилия в СССР», вып. №2). Доказывать, что спекулянты – паразиты на теле общества, присваивающие себе часть труда в виде спекулятивной добавки - значит, ломиться в открытую дверь. Ещё абсурднее тезис К.Б. о том, что спекулянты участвуют в создании национального дохода – они его только потребляют.

К.Б. и В.Г. утверждают, что главная роль в экономике принадлежит рынку. Только свободная игра рыночных сил, возрождение элементов капиталистического хозяйства могут обеспечить прогрессивное развитие экономики. Эти лженаучные теоретические посылки составителей выпусков подводят читателя к антисоветским выводам. В условиях социализма планомерность и товарно-денежные отношения не выступают как антиподы по отношению друг к другу. Перед обществом не стоит проблема выбора: план или рынок. В социалистической экономике рыночные инструменты используются для планомерного и гармоничного сбалансированного развития производства в целях повышения жизненного уровня членов общества и утверждения социалистического образа жизни.

Советская экономическая наука в этих целях активно занимается изучением спроса. Для этого нет необходимости (как думают К.Б. и В.Г.) опрашивать каждого. Наукой установлена довольно чёткая зависимость изменения спроса от дохода, размера семьи, изменения ассортимента и т.д. Достижения экономической науки в этом вопросе значительны, что не снимает проблемы дальнейшего совершенствования методов изучения спроса. Существуют экономические проблемы возникновения спекуляции, в том числе, связанные с уровнем сбалансированности спроса и предложения. Социалистическое государство через планирование, хозяйственный механизм принимает меры по обеспечению последнего, экономическими мерами ведёт борьбу со спекуляцией.

К.Б. и В.Г. отождествляют спекулянта и мелкого товаропроизводителя, хотя первый занимается перераспределением созданного продукта, второй производит и реализует продукт своего труда. Если предположить, что у спекулянта есть возможность вложить заработанные деньги в производство, он превращается в мелкого товаропроизводителя, а далее путь развития истории хорошо знаком. Мелкое товарное производство «ежедневно и ежечасно» рождает капитализм. По К.Б. вывод один – социализм, как экономическая система не может решать проблемы очереди, спекуляции. Они суть следствие «тоталитарной экономики». По их мнению, надо заменить эту систему свободной конкуренцией, рынком. Появление спекулянта рассматривается как начало новой эпохи.

Все эти «теоретические» посылки нашли отражение в статье К.Буржуадемова «Я обвиняю интеллигентов – служащих и потребителей в противостоянии экономическим свободам и прогрессу Родины». К.Б. считает, что человек только тогда не зависит экономически от государства, когда не связан с ним получением доходов и бесплатных благ и услуг бесплатного или «полубесплатного» характера и не может организовать свою деятельность самостоятельно, а значит, терпит «гнёт государства».

Что означает «организовать свою деятельность самостоятельно», «быть экономически независимым от общества»? Человек всегда связан с обществом, «до» и «после» появления государства. При капитализме экономически свободны те, кто обладает значительным капиталом для организации самостоятельной деятельности. Но эта экономическая свобода, заманчивая видимость для обывателя, есть ограниченная свобода для ограниченного круга людей, для класса капиталистов. Для всех остальных – зависимость в получении работы, самого существования, т.е. экономическое неравенство. Спекулянты и шабашники – это не «экономически свободные люди», а люди, паразитирующие на несовершенстве хозяйственного механизма социализма. Экономическая наука разрабатывает мероприятия, которые приведут к ликвидации этих явлений. Устранение социальной неоднородности общества является программной задачей строительства нового общества. В условиях социализма она решается – в бесплатном удовлетворении части потребностей трудящихся, и, прежде всего, в части просвещения и здравоохранения.

Лозунг «экономических свобод» равнозначен лозунгу «обеспечения охраны частной собственности, возврата на рельсы капиталистического пути развития», ибо логика исторического прогресса известна – от мелкой частной собственности к крупной, от крупной к капиталистической монополии, к засилью финансовой олигархии.

Составители выпусков вопреки марксистскому пониманию собственности на средства производства, структуры капиталистической собственности, форм социалистической собственности предлагают и пропагандируют своё понимание, отождествляющее частную собственность и личное подсобное хозяйство колхозников, а в вып.8 прямо даётся антимарксистская классификация форм собственности. Считая «эпицентром насилия» неравноправную форму реальной собственности на «общественные ценности», составитель выделяет три надклассовых формы собственности (формирующие в соответствии с правом наследования) и общественную равноправную форму собственности (когда каждый член общества реально распоряжается своей долей собственности, т.е. может либо использовать её непосредственно, либо сдать в аренду, либо использовать в качестве акционерного капитала (см. «От составителя»). Из всех рассуждений составителей следует как вывод – отказ от социалистической собственности, которая по их представлениям превратилась в собственность то ли государственной монополии (вып.8, с. 68), то ли в собственность «нового класса» - партийной бюрократии, опирающейся на безраздельное господство государства над всеми производственными средствами. «Остальная же часть населения, - пишет автор (вып.8 с. 81), - бесправна, неимуща и эксплуатируема, находится в положении полукрепостных».

О планировании. Через все выпуски красной нитью проходит противопоставление плана и рынка, общества свободной конкуренции и планового хозяйства, даётся соответствующая подборка статей, выдержек из книг, опубликованных в 20-ые годы, либо зарубежных буржуазных экономистов, порочащих планирование, рассматривающих его как мощный инструмент военной экономики, ведущей к разрушению экономики, ибо перестаёт действовать «закон экономической целесообразности», нарастает дезорганизация, катастрофа (вып.5, с.27).

Так, публикуются выдержки из книги Ясперса «Истоки истории и её цель» под названием «Тотальное планирование». На с.33 сопоставляются рыночное и плановое хозяйства:
Рыночное хозяйство Плановое хозяйство
Разум всех, реализующийся в игре свободной инициативы, в конкуренции Разум нескольких специалистов в области техники, осуществляющих в тотальном планировании счастье для всех(?)
Риск, связь с рынком, конкуренция Управление бюрократии, распределяющей трудовые обязанности и прибыль
Успех и неудача Односторонние права облечённых властью людей, приводящих в движение бюрократический аппарат – воздействие тотального планирования на всю человеческую жизнь вплоть до духовного творчества, которое гибнет при всяком запланированном руководстве

«Средством» планирования, утверждает автор, является господство чиновников, на основе правил и предписаний… Бюрократический аппарат, который должен служить интересам населения, служит самому себе, он требует стабилизации и надёжности для себя, недосягаем для критики. Вывод К.Ясперса: «тотальное планирование несёт гибель» (вып.5, с. 44). Автор цитируемой работы извращает суть социалистического планирования. В условиях общественной собственности на средства производства планирование выступает как средство реализации закона планомерного развития. Это означает, что планирование имеет научный характер. Оно основано на данных науки, на всестороннем познании экономических законов социализма (а не на господстве чиновников). В разработке планов принимают участие не только планирующие органы, но, прежде всего, коллективы предприятий, примером являются встречные планы. Составление плана начинается «снизу», с предприятия, производственного объединения. Использования принципа демократического централизма обеспечивает сочетание централизованного планового руководства с инициативой и широким участием трудящихся масс.

О характере труда при социализме и правах человека. Одним из краеугольных камней концепции К.Б. и В.Г. является тезис о принудительном характере труда при социализме. Вопреки общеизвестным фактам, документам (в частности, все существовавшие у нас Конституции, в том числе и новая Конституция СССР), теории политэкономии, авторы и составители выпусков утверждают, что в СССР якобы нет права на свободный труд. Правда, под этим, как ни странно, К.Б. понимает деятельность под началом частного предпринимателя. Однако ясно, что частное предпринимательство без юридических и финансовых ограничений приводит к возникновению капиталистических форм хозяйства с отношениями эксплуатации и всеми присущими капитализму противоречиями (вып.2). В вып.8, в статье В.Кувакина «О праве на труд в СССР» приводятся доказательства нарушения в СССР прав человека на труд (ряд фамилий людей, якобы не имеющих работы по специальности) и многочисленные ссылки на международные конвенции, запрещающие принудительный и обязательный труд. Автор пишет: «Обязанность участия в общественно-полезном труде под угрозой возможного наказания представляет собой классический образец обязательного и принудительного труда (с.70), а положения, прямо противоречащие международному законодательству, официально закреплены во внутреннем советском законодательстве (с.71).

К.Б. и другие «экономически свободными» признают только спекулянтов, шабашников, частников, «приусадебников», т.е. как раз людей, уклоняющихся от участия в общественно-необходимом труде. На страницах выпусков содержатся призывы к расширению различных видов частной практики, как формы обретения экономической свободы и независимости, а, следовательно, по мысли авторов, и политической независимости от государства (читай: от общества).

В выпусках систематически ведётся раздел «Судебные преследования», где помещаются выдержки из Бюллетеня Верховного Суда СССР (из обзоров судебной практики), в котором обращается внимание, с одной стороны, на чрезмерную снисходительность судов к преступлениям, связанным с приписками, хищением, злоупотреблением служебным положением, а с другой стороны – притеснением частнопрактикующих, домовладельцев, спекулянтов и прочих «экономически свободных» деятелей. Такая подборка материалов свидетельствует о распространении клеветнических материалов, порочащих государственный и общественный строй.

В вып.8 В.Г. публикует свою статью «Юридические основы экономического насилия в СССР» (с.60-65) с разбором ст.162 УК РСФСР («Занятия запрещёнными промыслами») с позиции «свободной экономической деятельности»: складские операции с полученными товарами для последующей их перепродажи (государству можно, а мне нельзя?), перевозка пассажиров на автомобилях и мотоциклах, содержание постоялых дворов, организация каруселей и прочих объектов отдыха, занятия кустарными и ремесленными промыслами – таков перечень видов деятельности, к которым не допускается, по выражению В.Г., человек с высокими организационными и деловыми качествами, способный эффективно использовать капитал и давать высокую норму прибыли. Комментируя ст. 162 УК РСФСР, В.Грин – ведущий «теоретик» всей серии выпусков – рассматривает зарплату как форму прибыли, а саму прибыль сопоставляет с количеством и качеством труда, что означает доведение до читателей заведомо не соответствующих действительности сведений, дезинформация их.

Выводы составителей выпусков:

- Социалистическое тоталитарное государство запрещает практически все виды общественно полезной экономической деятельности за пределами государственно-монополистических предприятий.

- Глубинная цель законодателей: абсолютное закрепощение своих граждан для получения фантастической сверхприбыли, распоряжение которой всецело и монопольно принадлежит партийно-государственной элите. И не случайно самой секретной является информация о реальных доходах знати (с.69).

- Существующий паспортный режим рассматривается, во-первых, как содержащий в себе остатки российского крепостного права, элементы сталинского режима, всеобщего административного надзора над населением страны, во-вторых, как режим, находящийся в вопиющем противоречии с подписанными правительством СССР международными правовыми договорами (с.47).

Социализм уничтожил эксплуатацию труда, обобществив средства производства, превратил труд во всеобщий, создал условия, при которых только личный труд каждого члена общества является источником его доходов, ликвидировав саму возможность эксплуатации человека человеком. Но социализм – это ещё не коммунизм, принципом которого станет «от каждого по способностям, каждому по потребностям». При известной ограниченности ресурсов социалистическое общество не только реально гарантирует всей социально-экономической системой право на труд, но и обязывает трудиться. Труд – единственный источник всех материальных и духовных благ. Социалистическое общество, обобществив средства производства, берёт на себя и функцию планомерного руководства развитием, в том числе и экономическим, а, следовательно, планомерно использовать все трудовые ресурсы в различных сферах хозяйства, чтобы обеспечить сбалансированность производства и потребления, о которых, кстати, так пекутся составители выпусков. Но эта сбалансированность производства и потребления достигается не свободной (читай: стихийной) игрой цен на рынке, а учётом потребностей общества, их удовлетворением за счёт планомерного роста производства при ограниченных ещё материальных, трудовых, финансовых ресурсах. Это обуславливает необходимость вовлечения всех трудоспособных граждан в общественное производство, направление имеющихся ресурсов, прежде всего на развитие жизненно необходимых отраслей и видов трудовой деятельности. Вместе с тем социализм обеспечивает членам общества выбор разнообразных видов трудовой деятельности, соответственно способностям, наклонностям и вкусам их.

Составители сборников не могут не знать всех этих очевидных фактов. Поэтому их позиция о принудительном характере труда при социализме, стремление апеллировать к практике международных органов буржуазных государств, выполняющих классовые функции и направленные в ряде случаев против социалистических стран, есть ни что иное, как стремление опорочить советский государственный и общественный строй, привлечь внимание антисоциалистических сил, ослабить значение и роль социализма на международной арене, вызвать недоверие к нему, посеять сомнение в правоте и преимуществах социализма.

О личном подсобном хозяйстве. Комментируя очерк советского журналиста Ю.Черниченко «Про картошку» о роли личного подсобного хозяйства в снабжении населения страны некоторыми сельхозпродуктами, в том числе и картофелем, К.Б. предлагает взять курс на расширение высокоэффективного частного хозяйства (вып.2, с.86), на свободное развитие частного сектора. Но личное подсобное хозяйство является разновидностью личной собственности при социализме, а не частным хозяйством, т.е. социально-экономическая природа его отлична от частного хозяйства.

К.Б. отождествляет практически частное и личное подсобное хозяйство, не различая их социально-экономической природы. Предлагаемый К.Б. курс развития сельского хозяйства (свободная покупка сельхозмашин и орудий, свобода частной торговли и т.д.) есть подрыв экономических основ социализма и неминуемо приведёт к возрождению капиталистических форм хозяйства. К проблеме личного подсобного хозяйства возвращаются составители и в 8-ом выпуске, где публикуется Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 14сентября 1977г. «О личном подсобном хозяйстве» с комментариями: «В условиях полного развала экономики до них, очевидно, дошло, что экономику страны, в частности, сельское хозяйство они завели в тупик, выход из которого, на наш взгляд, был бы возможен на путях веками испытанной частнопредпринимательской деятельности. Такого глобального выхода они, конечно, не видят, а если и видят, то не смеют в этом признаться, ибо это означало бы отказ от незыблемого и единственно правильного марксистско-ленинского учения, открывающему дорогу всему человечеству к «светлому счастливому будущему» (с. 37).

Приведённый отрывок достаточно ясно иллюстрирует антисоветскую направленность составителей сборников, а равно и их клеветнический характер.

Составители сборников используют для доказательства своих идей известные научные авторитеты в экономической науке. Так, в третьем выпуске помещены две ранние работы крупного советского экономиста Новожилова с комментариями К.Б. и реферат К.Б. по книге Лапидуса.

Работы Новожилова «Пределы инфляции» и «Недостаток товаров» написаны в переходный период. В первой работе анализируются процессы инфляции в капиталистическом обществе. Поэтому интерпретация К.Б. статьи в качестве доказательства своей концепции – лишена основания. Вторая статья посвящена причинам дефицита товаров в переходный период в условиях многоукладной экономики и НЭПа и мерам преодоления товарного голода. К.Б. ухватился за название, пытается и эту статью использовать для доказательства своей концепции «введения равновесных цен» и т.п., не принимая во внимание, что существующий сейчас дефицит ряда товаров имеет другие причины, т.к. само хозяйство находится принципиально на другом уровне развития, и требуются другие меры балансирования экономики.

Учебник политэкономии Лапидуса был издан в 1931г, когда ещё не был разработан вопрос об объективном характере экономических законов социализма о соотношениях между плановым хозяйством и рынком. Это был период раннего становления политэкономии социализма как науки, когда ещё существовало ошибочное представление об отсутствии политэкономии социализма как науки вне связи с товарно-денежными отношениями. Вместе с тем в этой книге даётся критика немарксистской концепции построения социализма. К.Б. эта работа понадобилась для того, чтобы ещё раз связать политэкономию как науку с товарным производством и на этом «основании» отрицать научный характер политэкономии социализма. Вывод К.Б. – политэкономия социализма родилась в период НЭПа, в период перехода от рынка к государственному социализму, планированию – «изнасилованию» народного хозяйства, родилась в качестве необходимой наукообразной дисциплины, оправдывающей и прикрывающей все эти насилия. При своём росте она затоптала в грязь настоящую экономическую науку. Такой, по существу воинствующей идеологической, антинаучной она остаётся и поныне, извращая предмет изучения политэкономии социализма. «Неоклассик» К.Б. отрицает её научный характер.

Для обоснования своих «теорий» не обходят своим вниманием составители и христианское учение. В частности, в выпуске 6 помещены выдержки из книги Зейпеля «Хозяйственно-экономические взгляды отцов церкви», в которых приводятся аналогии между Римской империей периода её распада и возникновения христианства и нашей страной. К.Б. утверждает, что страницы книги, описывающие, как система привилегий развращает целый народ, подрывает его способность к самостоятельному труду и жизни и, в конечном счёте, губит, представляют большой интерес и для нашей страны, где также очень развита система государственных привилегий и для отдельных групп руководства (номенклатуры) и для целых классов (например, рабочих) или регионов (вроде жителей столиц). И так неоднократно по ходу всей работы.

«Мы видим также, что в необходимых аспектах можно найти большое сходство с нашим собственным положением, а именно: презрение к свободному, независимому от государства труду, всеобщая служба государству, система привилегий бесплатных и полубесплатных: выдача подданным жилищ и санаториев, больниц, школы, низкие цены на продукты и тому подобное (с.35).

В вып.6 помещена статья эмигранта А. Канцелейбогена «Разноцветные рынки», опубликованная в одном из западных журналов. В статье сделана попытка доказать, что существование планового нерыночного хозяйства – «это миф», что на деле всегда существует ряд рынков, в частности и главным образом, полу– и неофициальные. Даётся их квалификация по степени легальности. В качестве рынка рассматриваются: частная практика врачей, подготовка абитуриентов, взятки в государственных учреждениях, производственных и непроизводственных сферах (имеются в виду так называемые «толкачи», «выбивающие» различные фонды – оборудование, сырьё, материалы, финансовые средства, а также в больницах санитарам, врачам и т.д.). Понятно, что как автор, так и составитель выпуска К.Б., не располагают для обоснования какими-то своими конкретными материалами, а опираются на публикации советской печати, в которых подвергаются критике имеющиеся злоупотребления. Комментарий К.Б к статье ещё раз отражает его точку зрения о необходимости замены плана рынком, об объективной необходимости расширения в перспективе нелегальных и полулегальных рынков. Таким образом, использование в выпуске выдержек из публикаций различных авторов не зависит от времени публикаций, имеет ту же антисоветскую направленность и преследует ту же цель.

О состоянии советской экономики и социалистическом образе жизни. Отрицательные высказывания и характеристика состояния советской экономики и образа жизни «рассыпаны» по всем выпускам серии. В вып.1 этой проблеме в разделе «Экономические письма» посвящена рецензия К.Б. на книгу А. Кузнецова «Бедность народов». И псевдоним автора книги, и её название, и структура («Кисельные берега победившего социализма», «Как работать руками» - о работниках физического труда, особенное внимание уделено шабашникам, «Как работать головой», «Есть ли выход?»), и содержание – всё имеет ярко выраженную антисоветскую направленность. «Если состояние национальной экономики так плачевно, если все части государственного организма поражены столь тяжким недугом, как вообще может существовать великая сверхдержава – Советский Союз?.. В исторических анналах можно найти много примеров весьма долговечных и устойчивых империй, сочетавших бедность и хозяйственную отсталость с известной политической прочностью и военной мощью. Как пример - Персидская держава: “Если размеры государства и численность населения достаточно велики, то жёстко централизованная тотальная власть всегда сумеет извлечь из народа нужный ей избыток труда и использовать их для своих нужд (с.228)”. В качестве выхода из «тупика» анализируются предложения разных группировок среди диссидентского движения (неортодоксальные марксисты, либерально-демократическое направление – академик Сахаров и др., традиционно православное, представленное Солженицыным и др., славянофильское – самиздатский журнал «Вече» В. Осипова и др.). Всё это преподносится, как «политическая оппозиция в Советском Союзе, оформившаяся в середине 70-х годов».

В вып.2 (в целом проникнутом антисоветскими настроениями) публикуются отрывки из книги И.Земцова «Разворованная республика». Замысел составителя – доказать существование подпольного бизнеса в СССР на примере Азербайджана (причём для доказательства необходимости его приводится тезис, что «в России хорошо жить на зарплату невозможно» - с.100), показать связь подпольного бизнеса с советским руководством республики и сделать вывод – не капиталистическое ли это перерождение, за которое ратует К.Б.? Если сам Земцов, рассматривает подпольный бизнес, как преступление, то К.Б. считает преступниками тех, кто делает его нелегальным (с.106 - 107). В целом книга Земцова порочит наш советский строй, многие положения этой книги необходимо расценивать, как клеветнические (с.89, 100, 104). Комментарии К.Б. к этой книге изобилуют антисоветскими высказываниями вроде следующих: «Вот они паразиты на шее не только народа, но и подпольного бизнеса. Вот они, кто извращает частное предпринимательство и превращает его представителей в сборщиков федеральных платежей» (с.107). «Наш симбиозный строй – смесь деспотической рабской формы и капиталистического продажного содержания, т.е. феодализм в чистом виде « (с. 108). К.Б. рассматривает коллектив как государственное крепостничество (с.107), искажает при этом и природу феодализма, и причины отмены крепостничества в 1861голду, и ряд других вопросов (в частности, природу НЭПа), о которых он пытается судить как профессионал. Выступая за признание «нынешнего левого бизнеса законным и моральным, за экономическую реформу типа НЭПа», К.Б. извращает суть НЭПа, сводя её лишь к широкому использованию товарно-денежных отношений, к свободе рыночного предпринимательства.

В вып.4 в реферате на книгу Комарова подчёркивается мысль, что при социализме идёт варварское истребление природы, что гибнет уникальное озеро Байкал, что Азовское, Аральское моря уже погибли. Комментарий К.Б. сводится к тому, что главный виновник – социалистическое государство. При капитализме, отмечает К.Б., тоже загрязняют реки, моря и воздух, но уровень промышленного производства там много выше, чем у нас, а степень загрязнения ниже.

Тенденциозность в подборе доказательств, используемых К.Б., очевидна. Игнорируя многочисленные свидетельства даже буржуазной печати, не говоря уже о советской, о систематическом загрязнении окружающей среды в капиталистических странах, что связано с корыстным стремлением капиталистов к обогащению при использовании достижений современного научно-технического прогресса, К.Б. в своих выводах опирается, прежде всего, на приводимые в нашей печати факты бесхозяйственности и негативные моменты, связанные с развитием научно-технического прогресса.

В вып.5 в помещённом отрывке из рецензии Г. Бельского «Будущее СССР» по книге французского историка Э.Тодда «Окончательный провал» (Париж, 1976г.) фактически воспроизводится текст автора или даётся его пересказ, смысл которого сводится к доказательству того, что централизованное планирование лишает советскую экономику гибкости и блокирует всю систему» (с.23). Это клеветническое положение автор подкрепляет данными о понижении темпов экономического роста за 1974 – 76гг., утверждениями о зависимости от Запада в продуктах питания (последняя рассматривается как постоянное структурное явление нашей экономики). В этих приводимых фактах в кучу смешиваются совершенно различные вопросы с определённой подтасовкой их. Любопытно, что, во-первых, рецензент не приводит данных за 1972 - 1973годы, а оперирует цифрами с 1974года, ибо если взять все три указанных года, то картина будет иная, а именно: 1972 – 6, 5%, 1973 – 7,5%, 1974 – 8%. Таким образом, цифры говорят в данном случае о росте, а не о снижении. Однако авторы берут на вооружение их устраивающее соотношение. Во-вторых, не приводится следующий год – 1977, в котором темпы роста промышленной продукции выше, чем в 1976. В-третьих, игнорируется переход экономики на интенсивные факторы экономического роста, что связано с ориентацией на отдачу уже действующих предприятий, а также с активным освоением районов Западной и Восточной Сибири и Дальнего Востока, требующих более значительных капиталовложений, чем уже освоенные европейские районы страны. В-четвёртых, автор, рецензент, составитель (К.Б.) игнорируют в данном случае ускорение научно-технического прогресса, что также требует значительных капитальных вложений и, следовательно, меньшую «отдачу» их сегодня. В-пятых, игнорируется международное разделение труда, в частности, между социалистическими странами. Некоторое преобладание в вывозе из СССР топливно-сырьевых ресурсов преподносится как признак недоразвитой страны, хотя известно, что в рамках стран соцсодружества СССР самая богатая страна с точки зрения топливно-энергетических и сырьевых ресурсов, и в соответствии с принципами социалистического сотрудничества и взаимопомощи СССР предоставляет их в другие страны, ввозя продукцию, производимую в этих странах, в частности, машины, продовольствие, товары народного потребления.

Автор книги, рецензии и К.Б. утверждают, что в СССР очень низка производительность труда, а общий уровень экономического развития растёт всё медленнее. Они могли бы при желании привести цифры, свидетельствующие о громадном экономическом потенциале страны, но они эти цифры не приводят. Только за один день в СССР производилось:

1940 1970 1975 1978

Электроэнергия, млн. квт-ч 133 2030 2845 3293

Нефть, тыс.т 85 967 1345 1566

Газ, млн. куб.м 8,8 1020

Уголь, тыс. т 453 1983

Чугун, « 41 303

Сталь, « 50 318 387 415

Автомобили, шт. 397 2510 5381 5893

Ткани, млн. м 9,1 24,3 27,1 29,2

Комплекты обуви, тыс. шт. 58 1860 1917 2028

Но автор, рецензент и К.Б. изыскивают другое – спекуляцию самыми необходимыми товарами, рост взяточничества, разворовывание государственных средств. Кстати, в доказательство берутся факты, публикуемые в советской печати, выдаваемые за закономерные и наиболее характерные черты социалистической экономики. Они с удовольствием цитируют Тодда, рассматривающего советскую экономическую систему как загнивающую (с. 24), где чёрный рынок составляет половину советской экономической системы и органически ей присущ. Развитие его ведёт к инфляции, что заставляет увеличивать зарплату, а увеличение зарплаты выдаётся, дескать, за неуклонное повышение уровня жизни. Тодд отмечает, что уровень жизни за последние 30 послевоенных лет возрос очень мало, если не остался на том же уровне. Но уж рецензент и К.Б. должны знать, что это не соответствует действительности. Вслед за Тоддом они вторят: «Советские граждане должны довольствоваться постоянными поисками пищи и жилья».

За три года 10-ой пятилетки 31,6 млн. человек получили жилую площадь или построили себе собственные квартиры. За годы 9-ой пятилетки – 56, 1 млн. человек. Реальные расходы на душу населения (в %) в 1976г. к уровню 1940г. увеличились в 5, 5 раз. Более высокими темпами увеличиваются доходы в менее обеспеченных семьях. Если в 1965г. только 4% населения имело доход свыше 100 руб. в месяц на одного члена семьи, то в 1978 – 45%, а к концу 1980 будет 50%. Обеспечивается сближение уровней реальных доходов колхозников и рабочих.

Но автор, рецензент и К.Б. видят:

Причины этого по Тодду:

  1. Прекращение сталинского террора, что привело к засыпанию чудовищной советской бюрократии.
  2. Развитие пассивного сопротивления рабочих…

(Выпущены с.24 – 27 справки о статьях, помещённых в вып.8 –В.Грина «Как выжить», В.Владимирова о книге Брежнева «Целина», В. Новодворской).

О стиле руководства. В вып.1 наряду с вопросами неэффективного социалистического производства, как рефрен данного и последующих выпусков звучит в подтексте ответ: стиль и принципы руководства. На конкретно поставленный вопрос: «Кто же воры и грабители?» (С. 162) даётся конкретный ответ: «Во-первых, тот миллион, а с семьями – 4,9, с родственниками 10млн. партийно-советских чиновников, сидящих на кремлёвском пайке, который они получают либо бесплатно, либо по смехотворно низким ценам. Во-вторых, работники сферы торговли, которые первыми (а зачастую только они) имеют возможность приобрести дефицит, т.е. товар сниженной (относительно рыночной) цены» и т.д.

В вып.6 даётся статья К.Б. «Стиль руководства страной как он видится в книге Л.И.Брежнева «Целина». К.Б. полагает, что самая яркая черта пропагандируемого в книге стиля руководства – постоянное обращение к урокам военного времени, использование военных методов проведения операций, армейский стиль мышления (с.56). Он утверждает, что у Л.И. Брежнева произошло смещение методов командования и хозяйствования (с.58), что важной причиной для «воинского стиля управления» является настоятельная потребность залатать очередную дыру в хозяйстве и на этой основе укрепить свою власть (с.59). «Вместе с тем, - отмечает К.Б. – воинский стиль руководства Л.И.Брежнева – это такой стиль, который требует не только подчинения, но и инициативы от исполнителей (с. 63), но при социализме всякая инициатива связана с нарушением инструкций, которые сдерживают наше развитие».

Общий вывод из книги Л.И.Брежнева по автору публикаций такой: «Автор «Целины» осознал порочность административных военных методов в их наиболее грубом, карательном аспекте, но продолжает отстаивать их в «хорошем, культурном и даже терпимом» качестве. Однако и такой мягкий стиль централизованного руководства не может привести нашу экономику к освобождению людской инициативы и к успеху”…

Дискуссия по статье К. Буржуадемова «Я обвиняю…» Дискуссия была открыта по статье К.Б. в первом же выпуске. Чтобы «сегодня жить и работать… оптимальным способом, достичь самых высоких в мире стандартов» и накопить больше средств для будущего развития, необходимо, пишет К.Б., «сбалансировать производство и потребление». Это возможно не за счёт выполнения “научно рассчитанного социалистического плана», а путём «непрерывной балансировки обмена на самом древнейшем человеческом форуме – рынке… с помощью игры цен».

«Рынок, - пишет К.Б., - балансирует производство и потребление, отсекает неэффективных производителей, отсекает неэффективных потребителей». Таким образом, К.Б. за свободную игру цен на рынке, за стихийное действие законов товарного производства, против участия государства в регулировании производства, обмена, распределения. Установление государством низких цен (ниже стоимости – товары народного потребления, низкая плата за жильё, транспорт и т.д.) рассматривается К.Б. как подкуп государством трудящихся! С другой стороны, установление высоких цен на ряд товаров – как эксплуатация народа. Обвинение К.Б., направленное в адрес служащих и интеллигенции, состоит в том, что они экономической свободе «предпочитают покупать продукты у государства за полцены или совсем за бесценок, т.е. жить на дотации государства и быть его нахлебниками. В отличие от нашей страны, - продолжает К.Б., - люди на Западе, платя за всё сполна, по истинным рыночным ценам, являются экономически независимыми от государства и могут его критиковать».

«Инициативу в деле экономического освобождения берут низы, т.е. люди, занимающиеся спекуляцией…, выполняя этим регулирование» (с.43). И далее – «общественно полезная деятельность этих людей – несомненна». «Интеллигенция, - заключает К.Б., - ценя свои потребительские привилегии, получая их от государства, выступает против спекулянтов, шабашников, «леваков», т.е. экономически свободных людей, и потому является одной из самых активных общественных сил, противящихся экономическому и нравственному прогрессу страны».

К.Б. пытается совместить спекуляцию, расхищение государственного имущества и мораль: «Логика жизни показывает, что во многих случаях эти люди правы и морально в своём «воровстве» и т.п. Экономическую пользу от воровства у тоталитарного государства показывают и простые расчёты». Если в последнем случае К.Б. имеет в виду увеличение национального дохода за счёт спекуляции (а что ещё?), то такой абсурд очевиден. К.Б. исходит из того, что «нашим ближайшим идеалом станет свободное общество с рыночной экономикой, а предпринимательская этика будет оправдывать частное предпринимательство и торговлю (т.е. спекуляцию) и защищать их от государства». К.Б. не видит разницы между торговлей и спекуляцией, не замечает роста нашей экономики, квалифицируя её «как бег на месте в тоталитарной клетке».

В третьем выпуске даётся заключительный анализ «прошедшей дискуссии» и «покаяние К.Б.», где К.Б.пишет, что народ должен решать, чему быть: социализму или капитализму, забыв, что народ и решил это в1917году, а сейчас под народом К.Б. понимает спекулянтов, шабашников, подпольных капиталистов, диссидентов.

Рецензируемые выпуски сборника «В защиту экономических свобод» являются пропагандистскими материалами антисоветского содержания: