предыдущая оглавление следующая

3.1.6.Заключение ИМРД на “Поиски” №7

Содержание журнала «Поиски» представляет собой подборку материалов, значительная часть которых имеет прямую или косвенную направленность. Платформа авторов публикаций (и членов редколлегии) ясна – отказ от существующего в СССР социалистического строя. В качестве идеала – установление капиталистического общественного порядка.

Учитывая глубину убеждений подавляющего числа советских людей, в том числе и тех, кто критикует многие стороны нашей действительности (В.Сокирко в «Размышлениях о социализме» (с.24) пишет: «Насколько я знаю, большинство моих знакомых предпочитают счастливую бедность – богатому несчастью, т.е. привычный социализм – трудной свободе), авторы оправдывают стремление людей к социализму и коммунизму (В. Сокирко, извиняясь, говорит (с.35-36, 43) о своём сочувствии капиталистическим идеалам), однако провозглашают это неосуществимой мечтой. Какова же альтернатива современному социализму? «В этом будущем, - пишет В. Сокирко, - сохранится и различие способностей, и вызванное ими различие положений, и, следовательно, жажда жизненного успеха, конкуренция, а вместе с ними стремление к равенству и либеральное отстаивание свободы. Весьма либеральное и коммунистическое будущее общество можно назвать и тем и другим именем, буржуазно-коммунистическим или ещё как-нибудь иначе».

П. Абовин-Егидес, полемизируя с В. Сокирко и утверждая, что поскольку современное социалистическое общество не является социализмом по сути своей, а наоборот, является антиподом социализма по определению, предлагает построить «истинный социализм» следующим образом. «Ведь стоит нам с нашего современного общества снять колпак антидемократического режима и ввести демократию, отменив приёмный труд, но не вводя и наёмный, как мы получим общество свободного труда».

Неясность и двусмысленность концепции этих двух авторов раскрывается в их полемике друг с другом. Гибрид социализма и капитализма, построение социализма на основе замены советского строя «демократией Абовина-Егидеса» - это в сущности попытка скрыть под соусом фраз о социализме и коммунизме идею возврата к капитализму.

Идея значительного превосходства западного общественного строя над «восточными деспотическими» государствами Азии пронизывает всю статью В. Сокирко «Размышления о социализме». В неизбежной победе западного строя В. Сокирко видит проявление исторического закона («Ведь как известно, в начале мировой истории преобладал восточный тип государства, а затем, по мере роста знания и их материализации в технике преимущества стал достигать западный тип»,с.24).

Более явной попыткой обосновать «естественность» буржуазного строя является статья В. Грина «Насилие». Здесь автор объявляет в качестве первой жизненной потребности человека - гарантию на некое жизненное пространство с абсолютным пожизненным правом на него. В качестве первого права человека, гарантирующего равноправие в распределении материальных благ, провозглашается некий «общественный аукцион» (с.72), на котором – 1) любой товар будет с гарантией продан, 2) будет продан по наивысшей цене, 3) продавец получит максимальный доход, 4) товар попадёт в руки тому покупателю, который ценит его наивысшим образом…, 5)каждому покупателю предоставляется возможность купить данный товар, 6)действительный покупатель назначает цену на товар, 7) все остальные покупатели добровольно согласны с назначенной им ценой…» Этот «общественный аукцион» становится основным законом общества. Если отбросить игру в наивность, утопизм и анархизм, то речь идёт о возврате к буржуазному рыночному хозяйству. Автор пытается скрыть это рассуждениями об аукционе на работы и должности, но это не меняет суть.

Но если, рисуя идеал своей альтернативы реальному социализму, авторы статей проявляют двусмысленность, то, характеризуя советское общество, они становятся более определёнными. На протяжении разных статей содержатся такие характеристики советского строя как «плохой», «недемократический социализм в нашей стране», «это не социализм, а совсем другой социально-экономический строй. Его можно называть олигархическим, элитаристским, в нём имеются черты госкапитализма, крепостничества, но он во всяком случае, не является социалистическим (с.63)».

В. Грин предлагает игнорировать «язык» советского общества, в котором общественные и индивидуальные ценности объявляются общественным злом, объявляет обычные для советских людей толкования советских реалий «языком фашизма». В качестве примеров разницы содержания понятий в «навязываемом» и «истинном» языке фашизма В. Грин приводит: «паспортная система», «закрытая граница», «профсоюзы», «органы госбезопасности», «Политбюро» и т.д.

Так как В. Грин прямо не пишет, что язык фашизма – это язык советского общества, следует дать некоторые уточнения. Слово «Политбюро» в таком звучании и сокращении применялось и применяется лишь в отношении высшего органа ЦК КПСС, ВКП(б), РКП(б). Ни в какой другой стране, включая, например, КНР, название «Политбюро» не использовалось, а если применялось такое название, то лишь как «Политическое бюро». Таким образом, автор недвусмысленно имеет в виду Политбюро ЦК КПСС, а под языком фашизма имеет в виду язык современного советского общества.

В конце своей статьи автор объявил фашизм наиболее худшей формой общественного устройства. Не оставляет сомнений, что фашизм – это стой, который господствует в СССР. Перечисляя характерные черты фашизма, автор провозглашает: «помимо закрытых границ и тотальной цензуры признаками фашизма также являются все общественные организаций (ДОСААФ, профсоюзы, спортклубы). Как и в предыдущем примере лишь в СССР существует массовая общественная организация с таким названием, которую можно с известным основанием рассматривать как «звено правящей партии».

Наряду с игрой в социалистическую терминологию для авторов многих статей характерно заявление о своём стремлении к ненасилию. На деле и здесь призывы к ненасилию лишь… программы борьбы против советского строя. «Важнейшими средствами антифашистской борьбы изнутри, - пишет В. Грин, - на мой взгляд, являются …”(далее 11 пунктов).

Программа-минимум «борьбы за социализм» П. Абовина-Егидеса и П. Подрабинека включает требования изменений в Конституции СССР, Уголовном кодексе, «ликвидировать КГБ, как орган борьбы с оппозицией, роспуск колхозов» и т.д.

В «программе» содержатся клеветнические выпады на советский государственный и общественный строй (КГБ как орган борьбы с оппозицией, утверждение об отсутствии в СССР «равного права на качественное образование без сословной и национальной дискриминации», о наличии в СССР «детского труда», паспортная система и прописка названы «формой крепостничества», ст.ст.70 и 190-1 УК названы «позором России» (с.64-65).

В заключение статьи авторы пишут: « Прямым доказательством того, что у нас нет ни толики демократии, и, следовательно, ни грана социализма, является хотя бы то, что мы, сторонники социализма, не можем широко опубликовать «Принципы социализма» в «соцгосударстве».

Особое внимание авторы и редакторы «журнала» уделяют проблеме антисемитизма. Подробно цитируется новое «Обращение Р.О.Д. к русскому и украинскому народам», составленное в антисоветском и антисемитском духе. Хотя авторы высмеивают «Обращение», его обильное цитирование, без сомнения, служит провокационным целям раздувания пропаганды о наличии антисемитизма в СССР («Р.О.Д. пришёл к выводу, - цитируется в журнале, - что в Кремле действует сионистская группировка» и т.д. Комментируя «Обращение», В.Шагин пишет: «В заключение заметим, что документ хорошо демонстрирует нравственный и интеллектуальный уровень нашего руководства. Этим он, конечно, не разглашает великой тайны».

Тему антисемитизма в политике партии развивает и П. Прыжов (с.78-85). Провокационный характер раздувания антисемитизма носит статья Р. Пименова (о Глазунове) и ответ Р. Пименову в статье Р. Лерт. В то же время статья Р. Пименова наводит на мысль о стремлении сионистов найти контакт с антисемитизмом на общей базе борьбы против советской власти.

Тема произвола, бесчеловечного обращения с людьми проходит через интервью Б. Черных, очерк Ю. Гримма, заметки В. Репникова. Читателя потрясают «фактом»: известный очеркист содержится в психиатрической больнице по навету жены с ведома КГБ, «инакомыслящего» сажают на 15 суток по вымышленному обвинению.

Антисоветизмом проникнуты и другие материалы «журнала», особенно Р.О, Коннор «Рок за решёткой», «Открытое письмо в редакцию китайского независимого журнала».

В «Поисках» содержатся нападки на принципы и практику мирного сосуществования государств с различными общественными системами. Так, в «Принципах социализма» (П. Абовин-Егидес) говорится: «Основной вопрос современности состоит в том, кто кого одолеет: тоталитаризм демократию или демократия тоталитаризм. Ключом к решению основного вопроса современности является демократизация России: она самая мощная держава в тоталитаристском мире и демократизация её могла бы привести к аналогичному процессу в других странах этого мира.

Препятствием к победе «демократии» является по мысли автора лишь близорукость Запада, идущего на контакты с Советским Союзом. «Из-за своей алчности и властолюбия бизнесмены готовы идти на сделку с кем угодно, хотя бы с тоталитаризмом».

Умелый подбор эмоционально-насыщенных антисоветских «документальных» материалов, сочетание их с внешне нейтральными (стихи, повести, переводы из Сент-Экзюпери), тщательное камуфлирование задач активной борьбы за свержение советского строя под прикрытием ненасильственного движения за демократический социализм – всё это наводит на мысль о наличии опытных профессионалов-пропагандистов за спиной авторов и редакторов «Поисков». Наличие иностранных авторов в журнале (интервью с Б. Черных, статья О, Коннора) показывает, что редакция имеет связь с Западом. Особые сомнения в оригинальности и подозрение в импортном происхождении вызывают программная работа В. Грина, а также вся подборка «Социализм, проблемы, программы» (19-66).

Директор ИМРД, член-корр. Тимофеев Г. Г.


предыдущая оглавление следующая