предыдущая оглавление следующая

4.5. Открытое письмо Виктору Сокирко (К. Буржуадемову)

24 октября 1980года Вы передали Агентству печати «Новости» Ваше заявление для печати по поводу состоявшегося над Вами суда. Мне неизвестно как распорядилось АПН Вашим заявлением. В советской печати до сих пор оно не появилось, но Вами оно подписано и передано.

Я не хочу вступать с Вами в какой-либо спор, не хочу оправдывать или тем более упрекать Вас. Но, зная Вас как человека, способного логически мыслить, хочу поставить перед Вами несколько вопросов, возникающими при чтении Вашего заявления для печати:

  1. Если Вы в течение почти двух лет считали своё участие в редактировании журнала «Поиски» и публикацию в нем своих статей «исполнением своего гражданского долга», то почему только во время месячного пребывания в тюрьме Вы нашли «достаточно времени для анализа своих поступков и осознания причин происшедшего»?
  2. Если заключение в тюрьму (дома осталось четверо детей), где, как теперь стало известно, Вы некоторое время находились в подвальном карцере и 15 дней держали голодовку, - Вы не считаете давлением на Вас, то что Вы тогда называете «давлением»?
  3. На основании каких данных Вы утверждаете, что, по мнению «абсолютного большинства» Ваших сограждан, материалы, публикуемые в журнале «Поиски”, приносят ущерб советскому народу, если ни один из этих материалов не был опубликован в советской печати, а, следовательно, народ не мог не только выразить, но и составить своё мнение по этим вопросам?
  4. Вы считаете, что Ваш арест «был закономерен». Считаете Вы также закономерным арест и осуждение соредакторов журнала «Поиски» Валерия Абрамкина и Юрия Гримма?
  5. Суд вынес приговор, которым Вы признаны виновным по ст.190-1 УК РСФСР, т.е. в составлении и распространении заведомо ложных измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй. Иными словами вы осуждены за клевету. За этот приговор Вы благодарите советское правосудие. Означает ли это, что Вы признаёте себя, а также и других соредакторов журнала «Поиски» и авторов этого журнала клеветниками?
  6. Вы заявляете, что осознали свою политическую вину перед народом и государством. Признаёте ли Вы свою юридическую вину, т.е. состав уголовного преступления в Ваших действиях? Считаете ли Вы себя политическим или уголовным преступником? Как Вы относитесь к официальным заявлениям ряда ответственных советских руководителей о том, что у нас нет политических преступников и политических заключённых?
  7. Вы заявляете, что никогда и никого не просили за рубежом о своей защите. Считаете ли Вы, что кто-либо из находящихся в советской тюрьме (в частности, Вы, или Абрамкин, или Гримм), имеют практическую реальную возможность обратиться с какой-либо просьбой к любому лицу или организации за рубежом?

И последний второстепенный вопрос: Читали ли Вы когда-нибудь издающуюся в Париже газету «Русская мысль», и какой информацией Вы пользуетесь, именуя эту газету «органом НТС»?

Если это моё открытое письмо не будет опубликовано в советской печати (что вполне вероятно), и если Вы будете лишены возможности ответить мне через газету (что тоже вероятно), то буду рада получить ответ по моему домашнему адресу: Москва 121069, ул. Воровского, дом 18, кв.17.

12.11.1980г. (отправлено 7.12.1980г) С.Каллистратова


предыдущая оглавление следующая