предыдущая оглавление следующая

Письма мамы

после 4 сентября.

5 сентября

Здравствуй, дочь моя! Я и не знаю, что тебе писать. Большое спасибо за подарок…

…Что касается твоего последнего письма, то мне показалось, ты теряешь разум. Как ты смела требовать, чтоб я просила у тебя прощения? И за что? Что я, может, твоих друзей обидела, что просила их, чтоб не погубили тебя, как Витю, может, в этом винишь мать?..

Разве я не плакала с 68 года? Как приеду, так на эту тему разговоры. Просила: бросьте дружить с подлыми друзьями. Разве это не мои слёзы, разве Витю не предупреждала: ты ж погубишь себя?

А теперь ты ещё виноватой меня ставишь. Там, где я бываю виноватой, я тут же говорю: признаю вину. Ещё ни разу не была виноватой ни перед кем, всегда сужу справедливо.

Витя, уверена, думает не так обо мне. Он понял, что я во многом права. Потому и думаю, дочь моя, потеряла ты разум. А была какая умница, как же радовались тобой, гордились все эти годы. Я всегда думала видеть покой от тебя.

Придёт пора, поймёшь, может быть. Но прошу, язык не распускай, в наше время язычников не любят. А у тебя 4 детей.

До свидания, счастья и здоровья. Также и Вите, может, его мука скоро закончится. Целую. Мать.

22 сентября

Здравствуйте, Артёма и Галя! Я уже знаю, что вы получили мою посылочку, кушайте на здоровье.… Звонила дедушке, чтоб он вам сказал, и вдруг он сообщает радость, что ваш папочка, а его сынок дома! А вот мама нехорошо поступила, что не сообщила о такой радости. Разве я враг ему, разве хотела, чтоб он нёс такую муку? Я ж наоборот все эти годы умоляла, чтобы гнал плохих друзей, и всегда говорила: Витя тебя посадят и сошлют в Сибирь. Всегда пугала этим, а теперь какая-то вина на меня легла со стороны мамы.

Если бы папа видел, как я молилась каждое утро и вечер, просила у Бога, чтобы ему милость подал и терпение, то он бы мне сказал только добрые слова. А то, что я гнала тех ваших друзей, то если бы у меня было право, я бы их и к дому не подпустила. А с добрыми намерениями друзьям я бы сказала: прошу к моей доченьке и зятю Вите.

Тёма, ты большой и умный мальчик, только шею не любишь мыть (а может, уже научился? – то совсем умничка). Тёма, гони плохих друзей. В нашем законе, с нашими следователями нигде и ничего не допустят. Очень зоркие в защите родины. Мути появилось очень много, но всё исходит на нет. После съезда ещё больше будет порядка. Вот жуликов развелось очень много. С ними ведут борьбу и ещё больше будут наказывать. Тёмочка, учись, ты же способный и будешь строить все возможные ракеты и др. и тебе будет кругом дорога вперёд. Не погань свою дорогу подлыми друзьями.

Галя, а чем ты недовольна, до сих пор не написала мне письмо? Как доехала, как учишься и что нового? Совсем забываешь меня. Одна остаюсь, никому не нужная. Думала, снесут наши дома, а теперь сказали, что нет, топку на зиму готовьте. Видно здесь умирать придётся. Не было у меня счастья и не будет.

До свидания, мои хорошие. Больших успехов вам в делах, в учёбе, здоровья сибирского. Целую внучков моих. Бабуля.

9 октября

Здравствуйте! Посылаю остатки помидор, яблоки купила, печенье неважное и два арбуза. Кушайте на здоровье все, только не те гости, которых я выгоняла, и дедушку угостите.

Лиля, я думала, всё будет хорошо, когда получила телеграмму. Почтальонша прочла, я её поцеловала за такую телеграмму. В комнату пришла, плакала от радости. А вот недавно вызвали меня в М.В.Д. и сказали: Если Ваша дочь не оставит тех друзей, то мы её накажем больше, чем её мужа. А я говорю: У неё дети, в нашей стране детей не обижают. Лилька, неужто тебе не урок Витин? Витю загубили и Тёму губишь. Что же тебе не хватает? Чем же ты была недовольна в своих делах, науке и т.д.? Думала, поживу спокойно и опять голова кругом. Я же жду помощи и, видно, не дождусь…

14 октября

Вчера и Витю, и Тёму вспоминала. Думаю, были бы рядом, и дрова б мне накололи, а то сама всё колю, сильно устала, насилу встала утром. Сынок, чем-то не угодила, не приходит…

Лиля, прошу, гони этих друзей. В нашем М.В.Д. всё знают про вас, и мне сказали, если Ваша дочь не бросит, то мы её ещё больше накажем, как её мужа.

Лиля, вы только в одном побывали пансионате, как люди... А сколько их, сколько санаториев. Люди там бывают, не нарадуются, а платить приходится всего 30%, остальные расходы за счёт государства. И мне предлагали сколько раз, но я отказывалась, мне хотелось ехать к тебе, чтоб ты отдыхала. Но и ты по-человечески не отдыхала, рюкзак тянула больше себя…

Относительно сноса просто издеваются над нами… Наверное, умирать на месте…

29 октября

…И за тебя, Лиля, рада, что у тебя всё хорошо. Лиля, ты пишешь, что счастлива. Но не всё счастье с тобой. Ты была бы очень счастлива, если бы не было таких подлых друзей, а были только хорошие. Не болтуны, не разлагатели наших дел. Сколько в нашей стране хорошего, но подрывают на каждом шагу. Вот те люди, которые замышляют и творят подлость, почему-то не хотят подумать, что в нашей стране всё обязательно раскрывается. А демонстрации в нашей стране не допустят, и это очень хорошо. И потому, дочь моя, советую, гони подлых друзей, живите в мире и любви, так легче жить. Я так радовалась, когда ты писала, что вы с Витей и маленьким были в кино, в зоопарке, потом Витя на дачу уехал с детками, а то ему за пустой жизнью некогда было и детками порадоваться, а им сейчас нужны и папа и мама. Да и ты с Витей не знали настоящего отдыха. Всё куда-то бежите.

Лиля, возьми себя в руки. Пора облагоразумиться, понять, что пустая дружба не нужна в вашем доме. И мой покой нарушился, а тут ещё мне на работе такое сказали, совсем пала духом, как представила, как дети без тебя. И наплакалась, сколько душе угодно.

Ноябрь

Здравствуйте, дети и внуки! Витя, давно хотела тебе сказать мою незаслуженную обиду. Так как ты очень умный и обладаешь добротой (до того времени, как случилось, теперь не знаю, какой ты стал). Витя, ты помнишь то время, когда я приезжала к вам, когда не работала, а стала работать, тоже всё приезжала и каждый раз просила, а были дни, плакала, всё говорила: Бросьте вы этих друзей. Они вас доведут до Сибири. Витя, посадят тебя и тебя, Лиля, тоже, а детей в детский дом. Вы конечно посмеивались. Вроде того, что ты понимаешь, малограмотная баба. И всё же для меня много не надо грамоты на это, прекрасно всё понимала. Как видишь, всё случилось, испытал чашу горечи.

А когда всё это я узнала, то бегом в Москву. За эти дни чего я только не передумала, мне казалось, приеду, а Лили тоже нет дома. Когда Галя пришла домой, я в первую очередь спросила, где мама, она ответила – на работе. И тут только сердце моё встало на место о Лиле. И думаю, а каково ему там. Пришла Лиля домой, но так как волнение моё не прекратилось, я тут же Лиле говорю: Вот что и требовалось доказать, имея в виду тебя и твою пытку. Лиля выпрямилась и говорит: "Ты что, за этим приехала? Можешь се йчас же уезжать!" И какой же она мне на сердце камень положила, вроде я же и виновата в твоём горе.

Ты, Витя, умный, рассудишь правильно. И всё равно, я много молилась о тебе и молебен о здравии подавала. А вот друзей Лилиных почти выгнала. Здесь можете винить, но век бы не видать в вашем доме таких друзей. Вот, Витя, суди меня, виновата я или нет. За счёт таких друзей и любовь материнскую не пощадила. Ну что же, я всю жизнь борюсь, видно, мне суждено так, прокляли ещё в детстве. Вот юристка [Володина жена] похвалялась моей двоюродной сестре Любе, что, мол, я поехала в Москву и разругалась с Лилей, и теперь она не хочет, чтобы я жила у неё. Я ей сказала, что не под забором живу, пускай не переживает, к ней жить не пойду.

Витя извини меня, может, что и не так, я же красиво не умею, а что думаю, то и пишу. До свидания. Желаю больших успехов в делах твоих.

22 декабря

Здравствуйте все! … Вчера была у врача, признала больное сердце. Завтра пойду на кардиограмму. Ноги пока не гноятся, а что дальше, видно будет. Володя говорит, что пора бросать работу, а я как подумаю, что буду делать на 50 рублей пенсии. Собирать куски?.. А то я, что надо, то и покупаю. Хоть под старость Вольная Копейка, а то всю жизнь жила, что Коля даст, то и тратила… Но прошло всё, не буду об этом. А то, что сердце болит, то всё равно, от чего умирать. Очень боюсь, чтоб одна в комнате не умерла. Маме хорошо - я рядом была. А мне скушно и страшно бывает…

Вот плохо, что у вас стало плохо с продуктами. Но что ж поделаешь… Очень много друзей принимаем, и всем надо подарить. Вот таким, как в Италии, то таким надо помочь, там большое горе. Терпеть надо, лишь бы не было войны, какую мы пережили, а теперь ещё страшнее будет.

Лиля, очень хорошо, что ты стараешься, труженица, это у тебя не отнять, а самодовольства у тебя хоть куда.

Также и Артёма далеко от яблони не укатил. Но ты ученье не оставляла на походы, а только в каникулы бегала по горам. Видно, молитвы мои помогали, а голова и ноги целыми оставались. А вот Артёма имеет друзей других, я его раскусила давно. Но тут твоя забота, охнешь, когда его посадят, поймёшь, но поздно будет. Слишком далеко его увлекли друзья. Нет, не радуюсь, а страдаю, не нахожу душевного покоя.

…Получила от Вити письмо. Спасибо, всё хорошо писано. И очень я рада, что вы друг друга поддерживаете, ответ вместе давали. Но я не согласна с тем, что если я ваших гостей и выгоняла, то не применяла базарной наглости, а тоже придерживалась вежливости…

Желаю вам здоровья и вечной молодости и душевной радости! А Вите вечно быть дома с детками. До свидания. Целую всех. Баба и мать.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.
предыдущая оглавление следующая