В.и Л.Сокирко Белоруссия и другое

Том 12. Белоруссия и другое. 1982г.

  «Об антисемитизме» В. Гроссмана и комментарий 

Меня попросили прокомментировать текст известного советского писателя В.Гроссмана "Антисемитизм", выразить отношение. Вот этот текст:

"Антисемитизм проявляется разнообразно - он в насмешливом, брезгливом недоброжелательстве и в истребительных погромах.

Разнообразные виды антисемитизма - идейный, внутренний, скрытый, исторический, бытовой, физиологический; разнообразны формы его - индивидуальный, общественный, государственный. Антисемитизм встретишь и на базаре, и на заседании Президиума Академии наук, в душе глубокого старика и в детских играх во дворе. Антисемитизм без ущерба для себя перекочевал из поры лучины, парусных кораблей и ручных прялок в эпоху реактивных двигателей, атомных реакторов и электронных машин.

Антисемитизм никогда не является целью, антисемитизм всегда лишь средство, он мерило противоречий, не имеющих выхода.

Антисемитизм есть зеркало собственных недостатков отдельных людей, общественных устройств и государственных систем. Скажи мне, в чем ты обвиняешь евреев, и я скажу, в чем ты сам виноват.

Ненависть к отечественному крепостному праву, даже в сознании борца за свободу, шлиссельбургского арестанта, крестьянина Олейничука, выражалась, как ненависть к ляхам и жидам. И даже гениальный Достоевский увидел жида ростовщика там, где должен был различить безжалостные глаза русского подрядчика, крепостника и заводчика.

Национал-социализм, одарив вымышленное им мировое еврейство чертами расизма, жаждой власти над миром, космополитическим безразличием к немецкой родине, навязал евреям свои собственные черты. Но это лишь одна из сторон антисемитизма.

Антисемитизм есть выражение несознательности народных масс, неспособных разобраться в причинах своих бедствий и страданий. В евреях, а не в государственном и общественном устройстве, видят невежественные люди причины своих действий. Но и это массовое проявление антисемитизма, одна из его сторон. Антисемитизм - мерило религиозных предрассудков, тлеющих в низах общества. Но и это лишь одна из сторон антисемитизма.

Отвращение к внешности еврея, его речи, к его пище не есть, конечно, истинная причина физиологического антисемитизма. Ведь человек, с отвращением говорящий о курчавых волосах еврея, о его жестикуляции, восхищается черными, курчавыми волосами детей на картинах Мурильо, безразличен к гортанному говору, жестикуляции армян, дружелюбно поглядывает на синегубого негра.

Антисемитизм - явление особое в ряду преследований, которым подвергаются национальные меньшинства. Это явление особое, потому что историческая судьба евреев складывалась своеобразно, особо.

Подобно тому, как тень человека дает представление о его фигуре, так и антисемитизм дает представление об исторической судьбе и пути евреев. История еврейства сплелась и соединилась со многими вопросами мировой политической и религиозной жизни. Это первая особенность еврейского национального меньшинства. Евреи живут почти во всех странах мира. Такое необычайно широкое распространение национального меньшинства в обоих полушариях земли представляет вторую особенность евреев. В пору расцвета торгового капитала появились евреи торговцы и ростовщики. В пору расцвета промышленности многие евреи проявили себя в технике и промышленности. В атомную эру немало талантливых евреев работает по атомной физике.

В пору революционной борьбы немало евреев проявили себя как выдающиеся деятели революции. Они - то национальное меньшинство, которое не отбрасывается на общественную, географическую периферию, а стремится проявить себя на направлении главного движения в развитии идеологических и производительных сил. В этом третья особенность еврейского национального меньшинства.

Часть еврейского меньшинства ассимилируется, растворяется в коренном населении страны, а народная, широкая основа еврейства сохраняет национальное в языке, религии, быте. Антисемитизм сделал своим правилом изобличать ассимилированную часть еврейства в тайных национальных и религиозных устремлениях, а органическую часть еврейства, занимающуюся ремеслами, физическим трудом, делать ответственной за тех, кто участвует в революции, управлении промышленностью, в создании атомных реакторов, акционерных обществ и банков.

Названные особенности бывают присущи порознь тому или иному национальному меньшинству, но, кажется, одни лишь евреи объединили в себе все эти особенности.

Антисемитизм тоже отразил на себе эти особенности, он тоже слился с главными вопросами мировой политической, экономической, идеологической, религиозной жизни.

Когда Возрождение вторглось в пустыню католического средневековья, мир тьмы зажег костры инквизиции. Их огонь осветил не только силу зла, но и картину гибели его.

В ХХ веке обреченный гибели старый национальный уклад физически отсталых и неудачливых государств зажег костры Освенцима, люблинских и треблинских крематориев. Их пламя осветило не только краткое фашистское торжество, это пламя предсказало миру, что фашизм обречен. К антисемитизму прибегают перед неминуемым свершением судьбы и всемирно-исторические эпохи, и правительства реакционных неудачливых государств, и отдельные люди, стремящиеся выправить свою неудачливую жизнь.

Были ли случаи на протяжении двух тысячелетий, когда свобода, человечность пользовались антисемитизмом, как средством своей борьбы? Может быть, и были, но я не знаю таких.

Бытовой антисемитизм - бескровный антисемитизм. Он свидетельствует, что в мире существуют завистливые дураки и неудачники.

В демократических странах может возникнуть общественный антисемитизм, он проявляется в прессе, представляющей те или иные реакционные группы, в действиях этих реакционных групп, например, в бойкоте еврейского труда либо еврейских товаров, в религии и в идеологии реакционеров.

В тоталитарных странах, где общество отсутствует, антисемитизм может быть лишь государственным.

Государственный антисемитизм - свидетельство того, что государство пытается опереться на дураков, реакционеров, неудачников, на тьму суеверных и злобу голодных. Такой антисемитизм бывает на первой стадии дискриминации - государство ограничивает евреев в выборе местожительства, профессии, праве занимать высокие должности, в праве поступать в учебные заведения и получать научные звания, степени и т.д.

Затем государственный антисемитизм становится истребительным.

В эпохи, когда всемирная реакция вступает в гибельный для себя бой с силами свободы, антисемитизм становится для нее государственной, партийной идеей; так случилось в двадцатом веке, в эпоху фашизма.

...В эту ночь чекист развивал теорию, обобщал.

Кацеленбоген рассказал Крымову о поразительной судьбе нэпмана-инженера Френкеля. Френкель в начале НЭПа построил в Одессе моторный завод. В середине двадцатых годов его арестовали и выслали в Соловки. Сидя в Соловецком лагере, Френкель подал Сталину гениальный проект - старый чекист именно это слово и произнес: "гениальный".

В проекте подробно, с экономическими и техническими обоснованиями, говорилось об использовании огромных масс заключенных для создания дорог, плотин, гидростанций, искусственных водоемов. Заключенный нэпман стал генерал-лейтенантом МГБ,- хозяин оценил его мысль.

В простоту труда, освященного простотой арестантских рот и старой каторги, труда лопаты, кирки, топора и пилы, вторгся двадцатый век.

Лагерный мир стал впитывать в себя прогресс, он втягивал в свою орбиту электровозы, экскаваторы, бульдозеры, электропилы, турбины, врубовые машины, огромный автомобильный, тракторный парк. Лагерный мир осваивал транспортную и связную авиацию, радиосвязь и селекторную связь, станки-автоматы, современнейшие системы обогащения руд; лагерный мир проектировал, планировал, чертил, рождал рудники, заводы, новые моря, гигантские электростанции.

Он развивался стремительно, и старая каторга казалась рядом смешной и трогательной, как детские кубики.

Но лагерь, говорил Каценеленбоген, все же не поспевал за жизнью, питавшей его. По-прежнему не использовались многие ученые и специалисты - они не имели отношения к технике и медицине... Историки с мировыми именами, астрономы, литературоведы, географы, знатоки мировой живописи, ученые, владеющие санскритом и древними кельтскими наречиями, не имели никакого применения в системе ГУЛага. Лагерь в своем развитии еще не дорос до использования этих людей по специальности. Они работали чернорабочими либо так называемыми придурками на мелких конторских работах и в культурно-воспитательной части - КВЧ, либо болтались в инвалидных лагерях, не находя применения своим знаниям, часто огромным, имеющим не только всероссийскую, но и мировую известность.

Крымов слушал Каценеленбогена, казалось, ученый говорит о главном деле своей жизни. Он не только воспевал и славил. Он был исследователем, он сравнивал, вскрывал недостатки и противоречия, сближал, противопоставлял.

Недостатки, конечно, в несравненно более мягкой форме существовали и по другую сторону лагерной проволоки. Немало есть в жизни людей, которые делают не то, что могли бы, и не так, как могли, в университетах, в редакциях, в исследовательских институтах Академии.

В лагерях, говорил Каценеленбоген, уголовные главенствовали над политическими заключенными. Разнузданные, невежественные, ленивые и подкупные, склонные к кровавым дракам и грабежам, уголовники тормозили развитие трудовой и культурной жизни лагерей.

И тут же он сказал, что ведь и по другую сторону проволоки работой ученых, крупнейших деятелей культуры подчас руководят малообразованные, неразвитые и ограниченные люди.

Лагерь как бы давал гиперболическое, увеличенное отражение запроволочной жизни. Но действительность по обе стороны проволоки не была противоположна, а отвечала закону симметрии.

И тут он заговорил не как певец, не как мыслитель, а как пророк.

Если смело, последовательно развивать систему лагерей, освободив ее от тормозов и недостатков, это развитие приведет к стиранию граней. Лагерю предстоит слияние с запроволочной жизнью. В этом слиянии, в уничтожении противоположности между лагерем и запроволочной жизнью и есть зрелость, торжество великих принципов. При всех недостатках лагерной системы - в ней есть одно решающее преимущество. Только в лагере принципу личной свободы в абсолютно чистой форме противопоставлен высший принцип - разум. Этот принцип приведет лагерь к той высоте, которая позволит ему самоупраздниться, слиться с жизнью деревни и города.

Каценеленбогену приходилось руководить лагерными КБ - конструкторскими бюро,- и он убедился, что ученые, инженеры, способны решать самые сложные задачи в условиях лагеря. Им по плечу любые проблемы мировой научной и технической мысли. Нужно лишь разумно руководить людьми и создавать им хорошие бытовые условия. Старинная байка о том, что без свободы нет науки - начисто неверна.

" Когда уровни сравняются, - сказал он, - и мы поставим знак равенства между жизнью, идущей по ту и по эту сторону проволоки, репрессии станут не нужны, мы перестанем выписывать ордера на аресты. Мы сроем тюрьмы и политизоляторы. КВЧ - будет справляться с любыми аномалиями. Магомет и гора пойдут навстречу друг другу. Упразднение лагеря будет торжеством гуманизма, и в то же время хаотический, первобытный, пещерный принцип личной свободы не выиграет, не воспрянет после этого. Наоборот, он будет полностью преодолен..."

Комментарий: Обвинения, которые предъявляет Гроссман антисемитизму, мне кажутся справедливыми. Антисемитизм я тоже ненавижу, и не cтолько из-за чувства справедливости и сочувствия к евреям, сколько от того, что он унижает, прежде всего, мое национальное чувство русского и украинца, потому что он заставляет меня оправдываться за тех сородичей и соплеменников, которые заражены антисемитизмом, потому что он подрывает веру в свою национальную полноценность (русских и украинцев). Я не могу закрыть глаза и сказать, что в моем народе антисемитизма нет совсем, или что если он там есть, то я откажусь от своих родственников и земляков. Я тоже вынужден искать главные причины антисемитизма - именно из-за ненависти к нему и от желания найти средства к его преодолению. И Гроссман в этом мне помогает своим образом: антисемитизм - это как тень еврейства, неотделимая от него во всех странах и временах. Перечисленные достоинства евреев (соединение с ведущими событиями мировой истории, широкое распространение, талантливое проявление себя на главных направлениях мирового прогресса) вызывали везде и всегда завистливую реакцию к ним, главную основу антисемитизма. ("Антисемитизм - мера человеческой бездарности, неспособности победить в равноправной жизненной борьбе всюду - в науке, в торговле, в ремесле, в живописи"...)

Таким образом, именно всеобщий антисемитизм доказывает всеобщую талантливость, исключительную способность, даровитость евреев, рождает представление об их исключительности, т.е. снобизм (примем, под этим термином именно представление об исключительности евреев в высшем смысле). Как мне кажется, сам Гроссман попадает в эту логическую ловушку и выступает в этом тексте, как представитель природной исключительности и одаренности евреев, т.е. как сионист.

Одно из двух: 1) или евреи являются совершенно особым, богоизбранным и одаренным народом, выше всех остальных - тогда человечество надо делить на талантливых евреев и менее талантливые (скажем мягко) остальные народы - и тогда становится вполне понятен и завистливый антисемитизм недочеловеков (грубо говоря) к расе талантов, и необходимость оберегать последнюю от ненависти завистливой черни, недочеловеков, и даже чуть ли не самим приобщаться к высшей расе. Мне эта точка зрения кажется несправедливой, неверной и даже ужасной. Я решаюсь назвать ее сионистским расизмом, и даже фашизмом.

2) или евреи являются совершенно равноправными с остальными народами земли, генетически и пр. ничем особенно не выделяются среди остальных, а антисемитизм вызван не их сверхспособностями и всеобщей завистью, а исключительной спецификой их исторического существования на положении вечного изгнанника, вечного эмигранта. Всеобщий антисемитизм при этой точке зрения объясняется исключительной обособленностью евреев, их упрямым и высокомерным отказом от контактов-ассимиляции - и, конечно же, их успехами из-за традиционной приверженности к книге, к образованию. Цыгане - тоже исключительный и распространенный везде народ (есть и иные примеры), но они, сохраняя свой язык и быт, и стремясь, естественно, к одним и тем же занятиям, выбрали иную "экологическую нишу" - на грани нарушения закона. Благодаря национальной тяге к образованию, евреи выбирали иные, высокие и новаторские сферы деятельности (в основном, конечно), которые зачастую разрушали традиционный быт и порядки основных народов, в среде которых они жили. Я вполне понимаю, что евреи имели в своей среде очень много выдающихся людей (больше, чем остальные народы) и что они принесли очень много пользы человечеству в целом - но это не значит, что сами по себе евреи есть особо одаренный, высший народ земли, и что поэтому антисемитизм со стороны остальных - оправдан. Нет, евреи - самые обыкновенные люди, равноценные и равноодаренные с остальными землянами, и потому и сионизм (в моем понимании), и антисемитизм должны быть преодолены на нормальный национализм, т.е. уважение каждым народом себя при равном уважении всех остальных народов. Для такого преодоления не евреям надо понимать, насколько антисемитизм позорит и унижает их, насколько надо быть выше его. Евреям же для преодоления чувства своего превосходства, сионизма (иногда он бывает в более мягкой форме противопоставления высокого Запада - всем остальным и т.п.), надо понимать и свои национальные недостатки, не только исторические заслуги, но и исторические вины (такие вещи есть у каждого народа). Так, несомненна вина украинского народа за уничтожение евреев и поляков в ходе освободительной борьбы Хмельницкого, но надо и полякам с евреями сознавать вину за безжалостную эксплуатацию "украинских хлопов",- за превращение недавно свободного народа почти в рабов... Несомненна вина украинцев и русских за послевоенный антисемитизм, но ведь надо признать и вину еврейских революционеров за непропорционально активное участие в сломе жизни страны, за ЧК и коллективизацию, за Френкеля и Каценеленбогена. Ругая только антисемитизм и не оценивая критически собственных национальных ошибок, взаимопонимания и изживания антисемитизма не добьешься.

Высшим же достижением национального примирения, на мой взгляд, является процесс ассимиляции, который я бы лучше называл процессом национального слияния русских с евреями, украинцев с евреями и т.д. Конечно, нереально, чтобы в будущем русские назывались еврее-русскими или как еще иначе, но на деле они уже становятся такими. Я против скрытия своего происхождения, но если человек языком и культурой принадлежит к России - то он и должен определяться как русский, а если у него родители были евреями, то он просто русский еврейского происхождения. Графа "национальность" в паспорте должна быть уничтожена, как унижающая национальное достоинство, как источник нарушения закона о национальном равноправии. Быть же русским по культуре, жизни, языку, связям. Т.е. по всему, кроме метрики - и продолжать себя считать евреем - и не логично, и нехорошо, значит, отделяться, выделяться среди своего народа. Тем же, кто желает чувствовать себя, прежде всего, евреем, жить еврейской культурой и традициями, конечно же, надо предоставлять полную свободу уезжать в Израиль. На мой взгляд, существование этого государства совершенно необходимо для разрешения мирового еврейского вопроса, для быстрейшего слияния евреев во всех других странах с коренным населением, потому что теперь у них отсутствует чувство измены предкам, что из-за их слияния с туземцами исчезнет еврейская нация. Нет, она будет развиваться в Израиле. Весь мир заинтересован в существовании Израиля... Как, впрочем, он заинтересован в существовании именно миролюбивого и уважающего соседей-палестинцев, а не сионистского агрессивного государства, считающего себя вправе выгонять арабов-палестинцев с родной земли... Но это уже другая тема...

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.