В.и Л.Сокирко Белоруссия и другое

Том 12. Белоруссия и другое. 1982г.

Письма Саши по "антисемитскому вопросу"

.

(Поскольку я не считаю нашу дискуссию по этому вопросу "мышиной возней", то перепечатываю для архива Сашины письма, надеясь поставить на этом точку. Для этого надо не отвечать, оставив за ним последнее слово. Выполнить это легко. Большая часть ругательного письма, очередной образчик рафинированного интеллигентского стиля, действительно, нуждается лишь в неответе. Но в некоторых содержательных моментах я не могу удержаться хотя бы от права переписчика делать примечания (закурсивлены) - B.C.)

Виктор! Месяц назад я пошел на компромисс (кстати, далеко не 1-ый, и отнюдь не самый большой в истории наших отношений), не стал отправлять тебе письмо, написанное под свежим впечатлением протокола "еврейской пятницы", и уступил Оле возможность объясниться с тобой по этому поводу. Теперь я думаю, что сделал это, может быть, и зря. По крайней мере, Оля, буквально выстрадавшая свое письмо тебе, была бы избавлена от твоего ответа - полуглумливого, полуистериозного, но, во всяком случае, недопустимого по тону при обращении к женщине. Как ты сам мне сказал, ты, по сути, сводил с ней счеты за обиды от меня. А так не делают не только рыцари, но и бюргеры. Правда, нет худа без добра. Из письма я понял то, что, наверное, должен был понять давно: в основе некоторых твоих поступков и взглядов лежит классический комплекс неполноценности. К твоей позиции по еврейскому вопросу это относится в высокой степени.

Что мне тут делать? Попробовать заняться психотерапией? Я - не врач-психоаналитик, и вообще грубиян.Пытаться говорить по сути? Если иметь целью разнос твоей платформы - с точки ли зрения науки, нравственности, вообще культуры - то это очень несложно. Сделать это можно с позиций марксизма, абстрактного гуманизма, политической теории, истерической психологии, даже простой фактографии и т.д. Ведь твои рецепты возвращают нас на сотню лет назад - во времена, когда извечные дремучие предрассудки стали получать псевдорациональное оформление в виде разных шовинистических доктрин. Но на сей день в теории вопрос уже решен. Решен он и в практике ряда по-настоящему цивилизованных стран. Зачем же сегодня, во времена повсеместно признаваемой правомерности и плодотворности культурной автономии национальных и религиозных меньшинств всерьез обсуждать ретроградные ассимиляторские теории?

Заняться обличительством? М.Горький решал для себя этот вопрос так: "Я не сумею говорить об антисемитизме, о юдофобстве так, как надо бы говорить об этом. Не потому не сумею, что нет сил, нет слов, а потому, что мне мешает нечто, чего я не могу преодолеть. Я нашел бы слова достаточно злые, тяжелые и острые, чтобы бросить их в лица человеконенавистников, но для этого я должен опуститься в какую-то грязную яму, поставить себя на один уровень с людьми, которых я не уважаю, которые мне органически противны. Я склонен думать, что антисемитизм неоспорим, как неоспорима проказа, сифилис, и что мир будет вылечен от этой постыдной болезни только культурой, которая, хотя и медленно, но все-таки освобождает нас от болезней и пороков". Сб. "Щит", с. 60-61.

М.Горький, конечно, бывал разным, но в данной цитате мне видится тот же самый великий писатель, который в обращении к "мастерам культуры" заявил: "Если враг не сдается, его уничтожают!" Их и уничтожали в лагерях.

Но мои мотивы, видимо, все иные. Есть у меня, как я тебе говорил, и определенные моральное табу, не позволяющее мне в современных обстоятельствах и без самой тщательной специальной подготовки публиковать и обсуждать некоторые "темные" места в еврейской истории, по которым мои предварительные гипотезы носят отнюдь не апологетический по отношению к еврейству характер.

К тому же мое неотправленное письмо странным образом предвосхитило ряд твоих суждений из ответа Оле. Так что у меня есть дополнительная причина послать его теперь. Во всяком случае, по существу "еврейского вопроса" писать что-либо сверх того я не хочу, а ограничусь комментарием по некоторым другим пунктам.

- По поводу "старых друзей, которые не решились... Я принял к сведению твою интерпретацию. Она мне кажется неубедительной, придуманной задним числом, и тоже достаточно для меня оскорбительной, но, в принципе, правомерной. Так что могу констатировать, по крайней мере, двусмысленность фразы протокола.

- О "биологизмах". В каждом человеке, как известно, переплетены биологическое и культурное начала. В отличие от животного, он "существо -принципиально незавершенное" (термин философской антропологии), т.е. развивающееся, самосовершенствующееся. Важная сторона этого развития - размывание биологии и замещение ее культурными детерминантами. Неприятие иных, нежели "Я", враждебно-боязливое к ним отношение - элемент нашего биологического наследства. С развитием цивилизации этот инстинкт становится все более неадекватным условиям подлинно человеческого социального бытия, во всяком случае, его идеалам. Культурные механизмы, тем не менее, действуют по отношению к ним двояко. Либо они его разрушают, создавая установки на уважительное восприятие других, непохожих, на благожелательный контакт с ними, и, в перспективе, на космополитизацию, либо, напротив, создают псевдорациональные, псевдонаучные, а также художественные подпорки для древних инстинктов вражды и недоверия к другим в виде националистических теорий, почвеннической морали и эстетики и пр. В XIX веке возобладали такие культурные механизмы 2-го рода, и кровавые плоды этого пожинает век ХХ. Инстинкты очень живучи и порой прорываются в таких внешне модернизированных и даже симпатичных формах, что их не сразу и распознаешь. Культура их либо глушит, размывает, преобразует, либо наоборот - подкрепляет, повышает их живучесть, возрождая на новом уровне и приспосабливая к новым условиям. Вот почему по этому 2-му разряду и проходят шовинизм и его разновидность - антисемитизм. (Сюда же я бы отнес и драматически романтизируемый тобой "пафос Хама", с которым ты, по счастью, довольно неуклюже и неубедительно, порой пытаешься солидаризироваться). Свои надежды на прогресс я связываю с возобладанием механизмов 1-го рода. Из этого, видимо, ясно мое отношение к "почвенничеству", "антисемитской правде", всякому прочему национальному мессианству и его alter ego - основанной на чувстве собственной ущербности, агрессивности. Так что к современному антисемиту я отношусь отнюдь не как к шимпанзе, а как к очень опасному врагу, с которым надо не взаимопонимания искать, а воевать, но не пулеметами, а разрушением его идеологии посредствам просветительства и пр., включая демонстрацию ее нравственной неадекватности, неприемлемости, методом остракизма.

Рад, что "биологический антисемитизм" на деле оказался не генетической недочеловечностью, а в значительной мере "культурно обусловленным феноменом". Все же лучше чувствовать себя врагом, чем шимпанзе. Также рад, что с антисемитами будут воевать не пулеметами, а просветительством, но разве можно одновременно просвещать и подвергать остракизму, изгнанию?

- Об Олиной "ненависти и жажде мщения". По-моему, это такая дичь для любого, хоть минимально ее знающего, и настолько противоречит как духу, так и тексту письма, что остается либо обвинять тебя в явной недобросовестности, либо отнести на счет явной неадекватности восприятия, что, кстати, свойственно людям с комплексами.

- По тому же разряду, видимо, следует провести купюры и переиначивание ключевых слов при перепечатке тобой текста Олиного письма.

- О "праве на убеждения". Бога ради, никто на твои права и не думает покушаться. Но существует еще и ответственность за свои убеждения, за их объективный смысл и роль в конкретном историческом контексте. По этим параметрам человека судят, по ним формируются и отношения дружбы-вражды. И поэтому друзья (пока они считают себя таковыми) стараются всеми силами уберечь ближнего, спорят с ним, пытаясь по своему разумению "спасти его душу". По-моему, это естественно. Но все это продолжается до тех пор, пока они осознают, что выбор того осознан и тверд. Тогда происходит размежевание и переоценка. Так что, дорогой Витя, не надо рвать на себе рубаху на груди. Никто тебя не "топчет" и не пытается перевоспитывать. Просто, прежде чем произвести переоценку, пытается еще раз достучаться. Выбор - за тобой, оценка (его и тебя) - за окружающими. А как иначе?

Рад, что друзья будут уважать мое право на инакомыслие. Буду рад продолжению дружеских отношений даже при взаимонеуважении по части идейных пунктов.

- "Предать своих хороших знакомых и родственников-антисемитов" ты не хочешь, а по отношению к друзьям (евреям, друзьям-космополитам и просто антишовинистам) перед тобой эта коллизия почему-то не встает. Тоже, между прочим, проблема морального выбора...

Не помню себя предателем. Не помню, чтобы в разговорах с "антисемитами" я неуважительно отзывался о евреях и тем предавал еврейских друзей. Не хочу этого делать и в разговорах с ними.

- Запрет обсуждать в собственном доме любые темы, в самом деле, бессмыслен, если смотреть на ''пятницы" как на твое личное занятие. Но идея-то была иной, и ты сам ее формулировал как "общее дело". А раз так - надо считаться с мнением других. Это же не компромисс, а просто минимальная групповая солидарность. Иначе группа либо перестает существовать, либо преобразуется в авторитарную со всеми последствиями. Опять проблема выбора...

Действительно, в первый год "пятниц" мы пытались привлечь друзей на них, как "общее дело" - но не получили на то их согласия. Даже, когда мы пытались разделить пятницы по "группам единомышленников", то не получили ни одобрения, ни реального участия (кроме Володи Г.) в их "организовывании". Что же касается меня, то после опыта "Поисков", у меня надолго выработался иммунитет против участия в группах и, тем более, перед обязательствами и поддержкой групповой морали.

- Дух и стиль твоего письма Оле, действительно, были ей очень неприятны и вызвали у нее болезненное недоумение. Но это просто для сведения.

Сожалею, что причинил Оле неприятности, хотя она принесла мне их не меньше. Старался отвечать по существу, оставляя в стороне даже выпады. Но хуже было бы не отвечать. Тем более, что Олино письмо содержательнее и лучше писем Я.И. и Саши.

- Попутно о твоем отношении к науке, которая, по твоим словам, ценна лишь постольку, поскольку может быть усвоена обывательским сознанием в качестве руководства к действию. Для меня подобное отношение неприемлемо, и в этом, кстати, одно из наших фундаментальных расхождений с момента знакомства и по сей день.

Просто не понял, почему и к чему все это?

Вообще у меня сложилась впечатление, что тебе для восстановления психологического равновесия желателен разрыв с нами, решающий для тебя многие проблемы. Иначе трудно оценить твою реакцию на Олино письмо. Если это так, то мои письма дают тебе прекрасный повод. Но если я в этом ошибаюсь, можешь их таковыми не считать.

Мне желателен не разрыв, а оздоровление дружеских отношений на почве ясности и понимания, включая даже несогласие и неуважение.

Из своего письма от 4.04. я убрал некоторые необязательные по смыслу явные грубости, но смягчать его дальше не хочу. Пусть все останется так, как было, может быть, чересчур эмоционально воспринято и прочувствовано в тот момент.

Если решишься включить его в свою "Белую книгу" по еврейскому вопросу (хотя какая же она "белая" без письма Я.И. и некоторых других произнесенных текстов) можешь это сделать, но, пожалуйста, без цензорского редактирования, чем ты порой, к сожалению, грешишь.

Если бы С. хоть раз попробовал бы перепечатать чужой текст, да еще в моем состоянии (непрерывный цейтнот), то не стал бы обычные опечатки и даже пропуски строк (бывает и это) расценивать как "цензуру"

А вообще все это (включая, естественно, и мои письма) - мышиная возня по сравнению с тем, что происходит - реально происходит - вокруг 11.5.84. С.

Впечатления по прочтении протокола

"Диалог полуинтеллигентов равен монологу четвертьинтеллигента". Е.Лец

Витя! С болью (поверь, искренней) должен тебе сказать, что в последнее время ты сильно упал в моих глазах, и в интеллектуальном, и в моральном плане. Последний эпизод - лишь довершение картины. Боюсь сказать, но, по-моему, ты деградируешь. О причинах говорить не буду: во-первых, из простых человеческих чувств (в том числе, из чувства деликатности, которое в себе ты, по собственному признанию, затаптываешь, а зря), во-вторых, от сознания бесполезности. Многолетний опыт общения убедил меня в том, что ты так же способен к взаимопониманию, как телеграфный столб (вопреки своим декларациям). Ты способен к "компромиссу" только под угрозой расправы (физической, как в 80-м, либо интеллектуальной, как в пятницу, когда ты побоялся обнародовать свои дремучие антисемитские "тезисы"). Но для обозначения этой способности есть другие слова.

О протоколе "обсуждения". Главное отношение отражено в эпиграфе. На ? это детский лепет с вкраплениями разумных, но известных вещей. Посветлей - выступление Марины (даже по записи чувствуется, как больно ей было твое обсуждение, и из-за одного этого ты не имел права его устраивать) и Инны. "Сионисты" тоже выглядят по-бараньи. Но все в целом - ниже всякой критики. Неужели тебя - нынешнего - это удовлетворяет? Дикая мешанина, растрепанность. Дремучая дичь со ссылкой на "информированного товарища"... Бессмысленность всей затеи бьет в глаза.

Твой сионистский оппонент - балаболка и пижон. Впрочем, о нем сужу лишь по твоей записи, текста его речи не знаю. Его уровень полуинтеллигента - еврейского народника обнажился лучше всего в заявлении, что, дескать, евреи сами виноваты в антисемитизме, т.к. не сумели выдрессировать дикарей-туземцев в культурных людей, словно прочие народы не имеют потенциала для культурного развития. Это как раз тот тип тупого национального самодовольства, который в сознании антисемитов с комплексом неполноценности отождествляется со всем еврейством и подкармливает, вместе с некоторыми др. вещами, всю убогую антисемитскую идеологию. Еврейские претензии на национальную исключительность, хотя и имеют чуть больше оснований, чем, например, у русских, также идут от зоологии, которая не к лицу культурным людям. Правда, они хоть имеют оправдание защитной реакции. Русские почвенники со стороны выглядят еще хуже. У них нет оправданий.

Не хотел по сути, да увлекся... (Просто такие типы задевают и мои ценности, и мое национальное достоинство. Впрочем, как и славянофилы). "Благодарности" за фильм и отсутствие критики в его адрес восприми по тому же разряду: белый человек треплет по плечу выучившегося читать по складам чукчу, покровительственно "не замечая" его произношение (будь у вас кожа повосприимчивей, вы должны были бы не радоваться, а краснеть). Я же досадую от того, что представленный тобой уровень понимания проблем дает, увы, основания полуобразованным евреям считать нас интеллектуальными чукчами. Как бы ты ни старался скрыть свои антисемитские уши, кое-где они вылезли, и тебе их хладнокровно обрезали, благо, для этого много не нужно было ума. Вот такое у меня впечатление.

Да, камень в "старых друзей" (которые побоялись придти) просто заслуживает зуботычины в ответ. Когда ты диссидентствовал и сидел в тюрьме - не боялись, а тут побоялись?! Чего? Может, правда, просто не хотят... Ты бы хоть подумал, почему от тебя отходят старые друзья. Неужели ты считаешь, что все они неправы, а ты прав? Погляди вокруг себя и подумай, чем ты стал и чем себя тешись. Неужели такова судьба всякого, впадающего в "народность". Вот тебе тема для пятницы: Почвеннические настроения - симптом или причина умственной ограниченности".

Еще о "небезопасности" обсуждения. Старые друзья все знают и ничего не боятся, a вот юнцы, которых ты заманиваешь на обсуждение такого вопроса как государственный антисемитизм в свой просвечиваемый дом, ничего не знают. И, как порядочный человек, ты обязан чувствовать за них ответственность.

Твоя дикая логика - "прислушиваться к советам, просьбам, предостережениям "старых друзей", значит - сдаться, капитулировать, чуть ли не повеситься" - наводит на печальную мысль, что ты безнадежен и уже сделал свой последний выбор. Хотелось бы, конечно, ошибаться. Впрочем, живи, как знаешь. Такой ты мне не интересен. Пока С.4.4.84.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.