Заголовок
предыдущая оглавление следующая

В. Сокирко

Цели людей

 Письма и обращения к властям об освобождении инакомыслящих – в декабре 1986г.

После телефонного разговора с М.С.Горбачёвым из ссылки вернулись в Москву ак.Сахаров с женой 28 декабря 1986г., а в следующем месяце были освобождены от100 до 200 осуждённых по ст70 и 190-1 УК РСФСР.

Первый реальный шаг к началу освобождения был вызван как непосредственной причиной – смертью в голодовке Анатолия Марченко с требованием освобождения инакомыслящих, так и настоятельной просьбой ак. А.Д.Сахарова и других людей.

Обращение к Верховному Совету СССР

Руководствуясь конституционными правами граждан СССР, мы выходим в Верховный Совет с предложением: объявить амнистию всем гражданам, ранее осужденным по политическим и идеологическим мотивам, с применением к ним, по преимуществу, ст.ст. 70,142,1901 УК РСФСР и соответствующих им статей уголовных кодексов союзных республик.

Эта мера давно назрела. Сейчас она стала и осуществимой, и не терпящей отсрочек.

Естественный довод в ее пользу – справедливость. Справедливость требует вернуть свободу людям, лишившимся ее за ненасильственные действия, вызванными нравственными побуждениями, заботой о благе и будущем своих соотечественников. Обществу пора воздать должное женщинам и мужчинам, выступившим годы назад с критикой и обличением тех ошибок, пороков и прямых преступлений, о которых сегодня говорят во всеуслышание, которые ныне караются законом, - воздать им должное самым простым и человеческим способом: без промедления возвратив их к семьям и прерванной профессиональной деятельности.

Вместе с тем, как бы вопреки сказанному, мы предлагаем не отмену приговоров «по вновь открывшимся обстоятельствам» - не реабилитацию образца 1956г. Мы призываем к амнистии – к акции прощения и доверия.

Нас могут упрекнуть в половинчатости. Что ж, мы, действительно, искали форму, которая, облегчая быстрое решение вопроса, в то же время являлась бы своего рода залогом неповторения событий недавнего прошлого с их памятными исходами.

Мы отдаём себе отчет в том, что люди, о которых речь, - разные люди. Различаются они между собой и и взглядами , и поступками. Не будь они лишены свободы, мы бы о многом с ними, вероятно, поспорили. Не исключено, что, поспоривши, и разошлись бы, ощутили в таком споре то, что таит в себе опасность духовного междуусобия, вред отчуждения неугодных – не той крови, не той веры, не того стана людей. Но разве лагерь – надежный способ предотвращения разлада в обществе, разве тюремная решетка – защита от идейной нетерпимости? Наоборот.

Весь опыт истории свидетельствует: отказ от гласной дискуссии, от испытания взглядов в открытом спорки в ходе конструктивной работы, к активному и суверенному участию в которой допущены все, тормозит и уродует общее развитие, тем умножая и частные коллизии, изломанные судьбы «лишних людей». Бюрократическая глухота к проблемам, равно и к мотивам людей, пытающихся их разрешить – оборотная сторона неуверенности, которая норовит прибегать к силе за отсутствием других аргументов. Нам хочется думать, что эти повадки неуверенных – уже вчерашний день у нас и что назад ходу нет.

Пришел час в самую гущу жизни ввести принцип: всякое несогласие в нашем доме может и должно примиряться дома. Перестанем отбрасывать обеспокоенных и оспаривающих; признаем – они не только наши сограждане, они – наш общий ресурс. Этот принцип доверия, принцип компромисса, обладая правовыми достоинствами, сулит не меньшие преимущества делового свойства. Он сугубо современен и в наиболее широком смысле, поистине объемлющем мир

Сегодня уже никто в отдельности, ни одна держава, ни один народ не способны отвести от Земли угрозу прекращения жизни. Раскол человечества с нарастающей силой обнаруживает скрытую в нем гибель. 1986-й год – явственно пороговый. Языком внезапных катастроф, конвульсий ненависти и террора, стартовых усилий военного и технологического соперничества, питаемого бредом превосходства «навсегда», этот уходящий год предупреждает, что ситуация в целом выходит из-под контроля разума и совести.

Положение, однако, не безвыходно. Есть проблески пробуждения, но надо выиграть время. Без этого не удастся даже приступить к строительству мира, основанного на взаимности жизнетворящих различий, того ненасильственного мира, который возвестила Делийская декларация 27 ноября 1986года. Все страны, сообщества и отдельные люди обязаны сделать сегодня больше, чем когда-либо, и прежде всего перешагнув через страх и подозрения, доставшиеся в наследство от прошлого. Только мужеству и риску доверия дано взять верх над рисками неизмеримо более опасными – попытками спастись в одиночку.

Мы поддерживаем действия нового советского руководства, направленные на поиски компромисса в международных делах и преодоление, таким образом, нынешнего противостояния государств и миров. И потому, что мы кровно заинтересованы в успехе этих начинаний, мы призываем, не теряя ни дня, подкрепить их доверием дома, усилить их добровольным движением навстречу друг другу.

По нашему глубокому убеждению, амнистия, с предложением которой мы обращаемся к Верховному Совету СССР, отвечает высшим интересам момента. Мы призываем осуществить ее именно как акцию доверия, то есть без каких-либо изъятий и скрытых ограничений, осуществить по собственной инициативе нашего государства, не разменивая ее на частичные процедуры выпуска отдельных людей под давлением обстоятельств. Мы просим еще до принятия общего решения незамедлительно вернуть свободу женщинам, находящимся в лагере или в ссылке.

Мы обращаем особое внимание на важность того, чтобы все люди, освобожденные по амнистии, приобрели сразу же полноту гражданских прав и проистекающих отсюда обязанностей, благодаря чему они сумели бы включиться в деятельность, наиболее отвечающую их знаниям и жизненному опыту.

Мы также просим Верховный Совет дать поручение правовым ведомствам и ученым-юристам: подвергнуть тщательному анализу практику применения всех тех статей Уголовного кодекса, которые благодаря расплывчивости и неточности своего содержания, давали возможность при разборе дел так называемых диссидентов употреблять эти статьи расширительно и произвольно. Будучи логическим следствием амнистии, такая работа, думается, внесет свой вклад в общее дело приведения нашего судебного законодательства в соответствие с конституционными принципами с начавшимися теперь в стране переменами в сторону действенной демократии.

Мы верим, что это обращение не останется без ответа и понимания.

Гефтер Михаил Яковлевич, к.ист.н., инвалид Отечественной войны

Буртин Юрий Григорьевич, член Союза писателей

Чаликова Виктория Атомовна, к.ф.н., член КПСС 8.12.86г.

.

Генеральному секретарю ЦК КПСС Горбачеву М.С.

Горячо приветствуя решение советского руководства о возвращении в Москву ак.Сахарова и его жены Боннэр, я призываю Вас открыто и принципиально аргументировать это решение, как акт моральной силы, в духе Делийской декларации, как начало разрыва с ошибками брежневского руководства в отношении с инакомыслящими, как первый шаг к примирению Власти с независимыми людьми на благо нашей страны и всего мира.

Я призываю Вас безотлагательно объявить об амнистии всем находящимся до сих пор в заключении или ссылке инакомыслящим (по ст.70, 190-1 УК РСФСР и др.) с последующей реабилитацией неправильно осужденных. Я прошу Вас объявить о необходимости приведения 70, 190-1 и иных статей УК в соответствие с Конституцией СССР в части гарантии выполнения прав и свобод человека при однозначном перечислении тех ограничений, которые диктуют сегодня интересы обеспечения государственной безопасности.

Одна из этих необходимейших гарантий – контроль независимой общественности над деятельностью любых следственных и судебных органов. Поэтому я призываю Вас публично объявить о признании общественно полезной роли правозащитного движения 1968-80-х годов, не имеющего никакого отношения с подрывной деятельностью зарубежных служб, и о восстановлении его органа - "Хроники текущих событий".

Михаил Сергеевич!

Утверждающаяся в стране обстановка гласности и критики недостатков (не только прошлого, но и нынешнего времени) делает совершенно невозможным игнорирование судьбы людей, выступавших за правду и репрессированных в прошедшее время. Только возвращение к гражданской жизни этих людей, решавшихся на защиту гласности и закона даже вопреки застойной системе прошлого, позволит сделать объявленную перестройку (равносильную нравственной революции) – реальной и необратимой.

Практика выборочного выпуска некоторых правозащитников в эмиграцию или на свободу как бы в обмен на западные уступки или в порядке обмена, своеобразной "торговли" заключенными, должна быть прекращена, как государственный аморализм, позорящий страну.

Без полной амнистии правозащитникам не может быть чистой совести ни у кого из принимающих нынешнее обновление. Если раньше было трудно жить на свободе в сознании, что люди, более стойкие в борьбе за правду (как они ее понимают), сидят в тюрьме, то теперь, когда к их освобождению есть все предпосылки и условия, жить и не добиваться этого шага справедливости со стороны высшей Власти – невозможно, совсем стыдно. 23.12.1986г. В.Сокирко

предыдущая оглавление следующая
Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.