О внесении в УК РСФСР ст.188-3,

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

О внесении в УК РСФСР ст.188-3, 1984г.

Заявление Генеральному секретарю ЦК КПСС, Председателю Президиума Верховного Совета СССР Ю.В.Андропову – Копия в газету "Правда"

Считаю своим долгом обратить Ваше внимание на большую общественную опасность недавно утвержденного Указа Президиума Верх.Совета СССР "О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы РСФСР» «…Дополнить УК РСФСР статьей 188-3:

Злостное неповиновение требованиям администрации исправительно-трудового учреждения.

Злостное неповиновение законным требованиям администрации исправительно- трудового учреждения либо иное противодействие администрации в осуществлении ее функций лицом, отбывающим наказание в местах лишения свободы, если это лицо за нарушение требований режима отбывания наказания подвергалось в течение года взысканию в виде перевода в помещение камерного типа (одиночную камеру) или переводилось в тюрьму, - наказывается лишением свободы на срок до трех лет.

Те же действия, совершенные особо опасным рецидивистом или лицом, осужденным за тяжелое преступление,- наказываются лишением свободы на срок от одного до пяти лет". (Ведомости Верховного Совета РСФСР №37(1299) 15 сентября 1983г.)

Текст новой статьи УК РСФСР грозит всем лицам, отбывающим наказание в ИТУ продолжение лишения свободы за любые проступки, которые можно подвести под формулу "либо иное противодействие администрации в осуществлении ее функций". А что нельзя подвести под нее?

Новая статья УК своей чрезвычайной неопределенностью дает администрации ИТУ широкие возможности для произвольного возбуждения уголовного дела против любого неугодного ей заключенного вне зависимости от степени общественной опасности его действий. Учитывая, что производство следствия по ст.1883 поручено следователям МВД, у органов МВД сосредоточивается практически неограниченная власть содержать в заключении неограниченно долго (раз в 3-5 лет возбуждая уголовное очередное дело по ст.1883) любого человека, попавшего в ИТУ, что равносильно вручению МВД власти над жизнью и смертью огромного количества людей, советских граждан.

Обращаю Ваше внимание, что этот "закон", прямо касающийся судьбы многих тысяч людей, ныне находящихся в ИТУ, миллионов их родственников и знакомых, а также тех, кто, может, случайно, по неосторожности или еще как попасть в ИТУ, т.е. прямо касающийся жизни и свободы всего общества, принимается практически втихую, без всякого публичного обсуждения (хотя, как показывает практика, у администрации ИТУ для воздействия на заключенных и так существует очень широкий спектр воздействия – от поощрительных: досрочное высвобождение, до карательных, исключая только удлинение срока заключения). Ныне же это последнее ограничение взломано новой статьей УК, и все мы оказываемся беззащитными перед МВД.

Учитывая все вышеперечисленное, убедительно прошу Вас использовать свои полномочия для срочной приостановки ввода в действие ст.188-3 УК РСФСР:

- дать санкцию на публикование моего заявления в печати или иным способом начать публичное обсуждение целесообразности существования такой статьи УК, такого расширения прав администрации и умаления прав заключенных,

- законным путем отменить ст.188-3 УК РСФСР,

- ввести порядок обязательного публичного обсуждения целесообразности введения в законы любых новых статей, ограничивающих права человека в пользу тех или иных органов.

Прошу дать ответ в установленный законом срок. 5.2.1984г.

Ответ - март 1984г.

Мин-во юстиции СССР 109830, ГСП, Москва, У-28, ул.Обуха, 4.

Гр-ну Сокирко В.В.

Ваше письмо, поступившее в Министерство юстиции СССР из ЦК КПСС, рассмотрено. По вопросам, относящимся к компетенции Министерства юстиции СССР, сообщаем.Положения статьи 188-3 могут быть применены только в отношении такого лица, отбывающего наказание в местах лишения свободы, которое за нарушение требований режима подвергалось в течение года взысканию в виде перевода в помещение камерного типа (одиночную камеру) или переводилось в тюрьму. Взыскание такого рода (перевод) применяется к осужденным в случаях безуспешности применения других мер воздействия, а также в случаях злостного нарушения требований режима отбывания наказания. Перевод в помещение камерного типа или одиночную камеру является наиболее суровой мерой взыскания. С учетом тяжести такого взыскания в законе установлено, что оно применяется только по мотивированному постановлению начальника колонии, согласованному с наблюдательной комиссией – статья 54 Исправительно-трудового кодекса РСФСР.

С Вашим же утверждением о том, что ст.188-3 УК РСФСР предоставляет якобы неограниченную власть органам МВД в части продления срока содержания в ИТУ, нельзя согласиться, поскольку как и по всем иным видам преступления оценка доказательств виновности лица и приговор суда по делу постановляется только судом.

Заместитель начальника Управления законодательства

о государственном строительстве Л.Г.Каратаев.

Валерию Георгиевичу (Каленскому - Л.Н., 2008г.)

Уважаемый Валерий Георгиевич!

Зная Вас, как ученого в области юридических наук, автора книг по истории защиты прав человека в мире, а также как человека, обладающего гражданским мужеством, неоднократно обращавшегося в авторитетные инстанции с принципиальными протестами против правонарушений, я обращаюсь к Вам с просьбой о взятии на себя непосильного для меня груза.

5.2.1984г. я обратился в ЦК КПСС с критикой недавно введенной в УК ст.188-3. Ее антиобщественный, антиконституционный характер, способный подорвать законность в стране, для меня очевидны. Но в марте я получил ответ из Министерства юстиции, в котором мои аргументы опровергаются ссылкой на то, что приговор по ст.1883 постановляется только судом и не зависит от МВД, несмотря на чрезвычайную неопределенность текста этой новой статьи, под который можно подвести что угодно. Меня не удовлетворила ни эта ссылка, ни весь ответ. Мне он показался отпиской. Но знаний и аргументов мне нехватает. Да, может, я и ошибаюсь. Но неужели текст законов не важен и можно надеяться, что суд сможет вынести справедливое решение даже при несправедливом законе? А что справедливого в законе, если за побег из заключения предусматривается срок до трех лет, а за некое "противостояние администрации в осуществлении ее функций" полагается такой же срок в три года, а для осужденных по тяжелым статьям – 5 лет? И не меньше года? И, значит, суд обязан осудить такого человека, даже за безделицу, раз администрация лагеря считает ее "противодействием"…

У меня нет ни профессиональных знаний, ни способностей, ни авторитета и сил, чтобы вскрыть общественную опасность этой (а, возможно, и других таких статей, нарушающих права человека и Конституцию) – в теоретическом плане, а в дальнейшем, когда, не дай Бог, эта статья будет применяться широко – в практическом плане защиты нарушенных прав конкретных, знакомых нам людей. Простое чувство порядочности, сознание необходимости восстановления справедливости (как главному условию прочности советского общества), потребует от нас заступничества за обиженных – и не только ради них самих, но и ради общества. Но как тут важно сознание своей правоты, нравственной и юридической, общественной! Как важно, чтобы в нашем сознании и сознании верховных органов это сознание было выяснено уже сейчас!

Если Вы сочтете для себя возможным взять на себя этот тяжелый гражданский долг, то я буду Вам признателен наряду со всеми другими нашими людьми и был бы рад содействовать Вам в этом благородном деле всем, чем могу (конечно, в рамках лояльности нашему государству и обществу, и принятых ранее обязательств) и видеть в этом выполнение своего гражданского долга. 15.3.1984г.

В.Г. ответил мне устно 27.03.84.

Продолжение полемики с госуд.органами об опасности и несправедливости с.188-3 УК он счел нецелесообразным. Видимо, смысл будут иметь только письма властям в случае фактического несправедливого применения этой статьи УК.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.