Члену группы содействия

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

 Члену группы содействия Специальному отделу молодежных инициатив "КП" Павловскому О.Г., 14.10.86г

Уважаемый Глеб Олегович! Выполняя твою просьбу, прочитал письма и твои обзоры. Могу сказать следующее:

1. Твои обзоры в целом мне очень понравились. Я давно подозревал, что ты можешь писать понятно и без двусмысленностей, что в многолетней переписке-переругивании со мной ты только "придуривался" – теперь я держу в руках приятное этому подтверждение. Был бы рад увидеть эти обзоры напечатанными – уж если районная газета Андреаполя напечатала слова В.Абрамкина о фольклорном кружке под фамилией Е.Гайдамачук, то почему бы и "Комс.правде" не напечатать твои обзоры?

Что касается их содержания, то мне больше понравился "Сыграем в "хэб"?" – там так ясно прорисовывается твоя любимая концепция "человека играющего", как некоего синонима человека свободного, творческого и счастливого (и мне хочется с этим соглашаться), и так она удачно ложится на материалы писем, что просто будет жаль, если она не протиснется через редакционные лабиринты.

Что касается обзора "Проект "микрорайона", то он тоже хорош, но я бы присланные предложения объединил и углубил, скажем, более общей концепцией «муниципализации» или «перевода на хозрасчет" и самофинансирования коммунальных услуг и общественной самодеятельности микрорайонов и отдельных домов. Если дом и прилегающая к нему территория находятся в реальном распоряжении людей (допустим, на правах аренды), то жильцы сами смогут решить – самим ли убирать их по очереди или нанимать людей, держать ли двор пустым, или засадить цветами и плодовыми деревьями, держать ли подвалы под замком, или отдавать внаем самодеятельному клубу, или поделить на кладовки… Конечно, для этого надо уравнять жильцов кооперативных и госуд. домов, надо, чтобы городские власти, контролирующие состояние домовых территорий, штрафующие за непорядок и пр., стимулировали именно самообслуживание и самодеятельность – например, меньший налог, если дворники – поочередные, а не наемные, если дворы засажены грядками с овощами или превращены в сад и т.п., т.е. стимулировали ведение жильцами и их детьми общего коммунального хозяйства. Очень хорошая мысль про школу как центр культурной жизни района. Участие трудовых и денежных средств в поддержании жизни школы – тоже "бьет в ту же цель".

2. Теперь о самих письмах. Как я понимаю, ты мне отдал подборку сданных в архив (на некоторых пометка "в архив" совершенно явственна), так что отвечать бедным авторам никто не намерен, письма могут пригодиться только в качестве некоторого сырья для той или иной журналистской статьи. Мне лично – такой порядок, мягко говоря, мало симпатичен (ведь сам писал и пишу очень много – неужели только для этого? – знаю что так, а мириться с этим не хочется…)

Итак, выступаю перед тобой, как перед "членом… содействия… инициативам… правды" с предложением объявить в газете, что все присылаемые предложения-инициативы будут публиковаться с предварительным заключением эксперта – но, конечно, не в самой газете (нет места), а в специальном приложении – для обсуждения среди заинтересованных лиц (возможно, ротапринтом), но в духе времени – за счет средств автора (для тех, кто не имеет на это средств и желания, сохраняется нынешний порядок обращения с их письмами). При желании, авторы могут получить за свой счет неограниченное количество таких обзоров писем. Если предусмотреть, что государство будет иметь от такого "инициативного Приложения к "КП" определенный (не очень большой) доход, то дело пойдет и демократично, и гласно, и экономично. Получат право свободного голоса не пустозвоны или чем-то угодные редакции (вернее, корреспонденту) голоса, а люди с ответственными предложениями, готовые жертвовать ради их обсуждения не только своим временем, но и своими средствами. А пока дело "инициатив" поставлено по-старому, в худших традициях келейности и потому – попомни мое слово, очень может кончиться ничем, если не хуже (помнишь наш любимый с тобой Китай, когда там после расцвета 100 цветов, вдруг бросились остервенело вытаптывать их, как ядовитые травы?)

А вообще, Глеб. если серьезно, то никакой демократизации и гласности не может получиться, если не будет одновременно происходить национальное примирение и консолидация… Да, да, именно с диссидентами и даже… с чернорыночниками, т.е. с теми людьми, которые еще в прежние времена зажимов и вранья решались на свободу и самостоятельность и отстаивали свои права ценою личных жертв. И если сегодня сверху даются права на свободу слова и свободу эконом. Деятельности, но только не прежним "врагам", а лишь "приятным людям", да еще в порядке "партийной дисциплины", то что это как не очередная барская прихоть, которая в любой момент может быть отнята назад – ведь сейчас эти свободы предоставляются лишь прежним холуям (прости за намеренное огрубление для ясности мысли). И пока не будет амнистии и примирения (не сдачи перед диссидентами и их покровителями), а именно примирения со взаимным признанием ошибок и выработкой новых основ жизни, до тех пор никакой "необратимости перестройки" не будет, все непрочно, все в любой момент может рухнуть… Даже если поверить в искренность Горбачева и Ко и готовность пойти в перестройке до конца (охотно верю), случись что с ними лично – кто поддержит? Неизбежно ущемленное и потому озлобленное среднее, да и высшее командное звено? Сомнительно. – Те, кому дано сейчас право слово? Да ведь, они как раньше врали и подчинялись любому окрику, так будут и сейчас, стоит только окрикнуть… Опасные это люди. Я думаю, сейчас гораздо безопаснее было бы дать слово прошедшим испытания – они обкатались и во многом стали мудрее, умеренней. Дело не в самих диссидентах – их жалкие единицы, а в том огромном количестве людей, которые десятилетиями (если считать с 67-года) их поддерживали, вернее, полуподдерживали, отшатываясь в пору их безудержного альянса с Западом, а потом снова вспоминая добром их стойкость в пору затихания западной поддержки. В общем, понимаешь, куда я клоню – нужна амнистия, а для нас нужно восстановление "Поисков взаимопонимания" и "ЗЭС", конечно, ограниченных, конечно, контролируемых – но тех же самых, исправивших власть и исправленных властью, примиренных. А письма в "Комс.правду" – конечно, хорошо, но пока еще несерьезно.

Что касается содержания писем, то скажу следующее.

3. По поводу 12 однотипных писем (o транспортном налоге) взамен нынешней оплаты мое отрицательное мнение ты знаешь. Это типично военно-коммунистическая реакция (вполне естественная для государственных потребителей, когда им дают слово) и вполне заслуживает дополнительного и обстоятельного обсуждения – количество писем подтверждает значимость настроения. Плюс к этому – прямая заинтересованность самих транспортных ведомств в переходе на прямое государственное жалованье (на одобрение этого проекта одного из автобусных начальников какой-то автор ссылается). Еще бы, тогда транспортникам вообще можно будет не считаться с пассажирами, а только с собственными интересам (а пользуясь выросшим дефицитом транспортных услуг поднимут цены леваки и частники). Но значит ли это, что нынешняя система оплаты не нуждается в совершенствовании? – конечно, нуждается. И совсем не обязательна дорогая система талонов, билетов, контролеров, ревизоров… Когда сейчас на линии идет не обычный, а левый автобус, никто не отрывает билеты, а исправно собирают пятачки, разменивают друг у друга и бросают шоферу "его" деньги (хотя они на две трети, конечно, не его). Так сделайте городской транспорт истинно хозрасчетным, возложите на коллектив водителей обязанность содержать машины и платить какие-то отчисления государству (если по нынешним ценам это возможно) – не нужно будет контролеров, водитель сам обо всем позаботится, без всяких билетов. Конечно, мне сейчас лично очень удобен проездной билет и хотел бы, чтобы он сохранился и дальше, но если он будет неудобен хозрасчетным, самостоятельным водителям, готов – им пожертвовать… Мне ведь тоже надо преодолевать свои военно-коммунистические паразитические наклонности.

4. По поводу остальной пачки разнородных писем: там есть интересные, больше – требуют обзора, как явления, а еще больше – просто честного ответа. Если хочешь, перечислю все:

доцент-экономист предлагает теорет.решение некой производ. задачи – письмо пришло просто не по адресу;

другой доцент рассказывает об некой идее фикс и предлагает фирму типа "Факел" – Бог ему помощь, хотя к самому письму трудно отнестись серьезно;

- худ.инсценировка о мытарствах изобретателя;

- трогательная жалоба на мытарства рационализатора (два эти письма – проявления давно известной болезни, вылечить которую можно только с переходом производства на полный хозрасчет);

- Уравнять и снизить цену на бензин для частников, чтобы не воровали государственный;

- ввести на предприятиях СИП – службу информации о ненужных материальных запасах для перераспределения;

- ввести страшные премии для специалистов, перевыполняющих план, и наоборот – для строителей Абсолютного Социализма (юмор забойщика);

- ввести новую формулировку расчета фонда оплаты труда;

- ввести в магазинах и базах стройматериалов разделку древесины, по заказу потребителей (за исключением последнего, это в общем неверные рецепты лечения наших застарелых экономических болезней – и уже потому запоздали, что эконом.болезни будет попутно решены в ходе экономической реформы).

5. Три серьезных, развернутых письма на экономическую тему реальных сторонников реформы, читать которые очень радостно, как единомышленников. Моя воля, я б их печатал прямо в газете в поддержку грядущим преобразованиям, хотя для меня самого новое содержится только в предложении Козлова Г.Н о переводе в перспективе системы образования на хозрасчетную зависимость от конечного результата, т.е. от того н.-х. эффекта, который достигается в работе выпускников. Оставляя в неприкосновенности принцип бесплатности образования для самих учащихся, Козлов предлагает сделать его хозрасчетным, т.е. платным для нанимателей учеников (через спец. "фонды обновления кадров"). Раньше о возможности платности образования я как-то не думал, и Козлов обрадовал меня своим предложением – выгоды его мне кажутся неоспоримыми (как и всей экономической реформы). Хотя, конечно, для его реализации надо будет проделать большой путь – и в подготовке общественного мнения, и в предварит. реформировании всего нар.хоз-ва, и в выработке необходимых исключений из предлагаемых правил.

6. Наконец, два письма о жилье и пенсиях. Доцент Бауэбеков делает на мой взгляд, путаные и потому неинтересные предложения, зато вот письмо бездомной мамаши двух детей из Новосибирска дышит страстью и заслуживает, конечно, и разбора, и обсуждения. Ее "конкретное предложение" -"дать буржуям по карманам, мы же, как будто, революционный держим шаг!" (а слова-то какие, а примечательное "как будто"!). Письмо надо публиковать без единой поправочки, как классику грядущей (в потенции) "великой пролетарской культурной революции". Ее конкретное предложение, конечно, наверное и нереальное, но вот с переводом жилья (пусть постепенным) на оплату по рыночным ценам, действительно, начали бы освобождаться площади, и местные советы получили бы возможность поселить неимущих матерей-одиночек бесплатно.

Наконец, по поводу твоих впечатлений и предложений о Переделкине. Оставляя в стороне привычные тебе (и может, надоевшие) похвалы за сам текст, хочу полусогласиться с твоим предложением повременить с организацией в доме Чуковского типового кондового музея. Пока живы родственники, способные реально поддерживать обстановку жизни хозяина, трогать дом нельзя, безнравственно, как если б убивать еще живое существо. Ведь по Марксу человек, кроме органического тела имеет еще тело неорганическое, свое живое окружение. Дом – самая интимная и видимая часть умершего телом человека, в нем еще жива его душа, и ты можешь соприкоснуться с ней, придя в еще живой дом Чуковского. Отсюда и потрясение – очень мне понятное.

Понятно, что посещать еще Живой Дом (отделим его заглавными буквами от дома, потерявшего прежний облик) могут по особым разрешениям немногие - старые друзья Хозяина или их друзья, как и было при самом Хозяине – а иначе, в потоке гостей и жизнь невозможна. И, наверное, это правильно. Если будет много желающих войти в Живой Дом, пусть это будет почти так же трудно, как познакомиться раньше с еще живым Хозяином. С этим я согласен. Но согласись теперь и ты.

Время идет и уходят не только хозяин, но и все его сожители, способные поддерживать жизнь дома, как раньше. И Живой Дом станет естественно и неизбежно умирать. Новые люди, хозяева или служители, не будут знать всех прежних мелочей, стиля и порядка и будут накладывать на дом свой жизненный отпечаток. Здесь нельзя ничем помочь, даже если закрыть дом на ключ, чтобы ничего в нем не менять – все равно все покроется пылью, в доме поселится сырость, плесень, гниение. И потому прежний Живой Дом неизбежно должен быть мумифицирован с сохранением максимального правдоподобия, если это нужно для всех почитателей Хозяина. Так велели тысячелетние традиции церкви, так устроены в мире музеи, это нужно людям и, значит, это правильно. Не злобствуй, пожалуйста. Хорошо, что у нас и у мира есть мумифицированная и огражденная тесемками Ясная Поляна. Договорились? .

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.