Генеральному секретарю

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

 Генеральному секретарю М.С.Горбачеву (об итогах переговоров в Рейкьявике), 17.10.86г.

Уважаемый Михаил Сергеевич! Уже несколько дней не могу преодолеть мучительные недоумения о причинах неудачи соглашений в Рейкьявике. Вместе со многими привычно и про себя ругаю Р.Рейгана, но ведь от ругани до согласия, от давления до взаимопонимания – очень далеко. Лучше еще раз вглядеться в собственную позицию и понять, почему она не устраивает Америку.

Сегодня в ней появились такие замечательные и благородные моменты, как мораторий на ядерные взрывы, как согласие на нарушение ракетно-ядерного паритета в пользу стран НАТО (силы Англии и Франции остаются вне соглашений). Это реальные шаги к ракетно-ядерному разоружению, пока одностороннему – но с позиции моральной правоты и силы. Эта моральная сила стала бы величайшей и непреоборимой, если бы СССР объявил о своем немедленном и полном ракетно-ядерном разоружении и о моратории на любой технический прогресс в средствах глобального разрушения.

В Рейкьявике проявилось, что США в общем и целом тоже согласны на ракетно-ядерное разоружение, но не идут и, видимо, не могут пойти на свертывание программы СОИ и, в более общем плане – на запрет научно-технического совершенствования оружия. Почему?

Личная приверженность Президента к СОИ, влияние военно-промышленного комплекса, опасения экономических затруднений в американской промышленности, уже начавшей работы по СОИ – при отказе от нее – все эти объяснения, наверное, правильны, но поверхностны. Главное, на мой взгляд, заключается в исконной традиции, привычке американцев к своей ведущей роли в техническом прогрессе, в том числе (а может, прежде всего) – в оружии. Они привыкли чувствовать себя в безопасности именно от технического превосходства своего оружия. И привыкли еще к мысли, что остальному миру от этого тоже хорошо, черпая аргументы как в истории, так и в благожелательном отношении к Америке многих стран и народов. Действительно, в своей немалой части мир привык к американскому превосходству в технике и не считает его чем-то унизительным и страшным.

Мы недооцениваем силу этих традиционных представлений, когда пытаемся убедить американцев отказаться от своего главного национального свойства и преимущества и перейти так в разряд второстепенных (лишь по численности) держав. Конечно, первое место в технике (и особенно, в технике оружия) – не природная привилегия американцев, принадлежит им не навечно. Но трудно, почти невозможно представить, что американцы откажутся от него сами по соглашению, а не в результате реального поражения в конкурентной борьбе, которую мы ведем с ними в этой области.

Однако если трудно рассчитывать, что американцы добровольно откажутся от научно-технического прогресса в вооружениях, то, может, следует нам лишить их стимулов к гонке вооружений, прекратив самим гнаться за американскими достижениями в оружии. Самим прекратить гонку, в которой мы, догоняя количеством, только подстегиваем американцев выигрывать в новом качестве.

Первые послевоенные годы американцы обладали монополией на ядерное оружие, и ничего ужасного для нас не произошло, но мы начали гонку за ядерным, а потом и ракетным преимуществом американцев. В этой гонке мы иной раз вырывались вперед (испытания водородной бомбы, первые космические полеты), но экономическое и техническое преимущество американцев в целом оставалось непреложным и потому в результате мы оказывались позади, пытаясь компенсировать качество количеством. Так, начав освоение космоса, мы так и не смогли послать людей на Луну, не сможем, видимо, и создать свою СОИ – конечно, не из-за природной неспособности русских, а из-за неэффективности нынешней экономической и правовой системы (которая, в свою очередь, во многом неэффективна именно из-за подчиненности непосильной для нас задаче конкурирования в вооружениях с американским экономическим гигантом, из-за подчинения директивному планированию обороны и т.д.)

Продолжение соревнования с американцами в вооружениях для нас безнадежно и губительно, а с другой стороны, для США служит главным, сегодня едва ли не единственным стимулом к продолжению гонки за новыми вооружениями, главной основой самого существования военно-промышленного комплекса. Именно наш выход в космос стимулировал американский рывок к Луне, именно наше приближение к американскому ракетно-ядерному уровню (создание временного паритета), стимулировало втягивание США в программу СОИ и будущего космического оружия.

О нашей подталкивающей роли Вы сами остроумно объяснили Р.Рейгану: "То, что я так остро критикую СОИ, дает вам самый убедительный аргумент, что СОИ нужна. Вы просто говорите: раз Горбачев против, то, значит, это хорошее дело. И вы собираете аплодисменты и финансирование".

Сейчас, когда в Рейкьявике выяснилось, что приостановка СОИ – самое главное для СССР (и потому, видимо, самое страшное), усилия в ее осуществлении американцами, видимо, будут удесятерены, т.е. американская гонка вооружений получит дополнительный импульс – теперь уже от встречи в Рейкьявике.

Выходит, сегодня только наша гонка за американцами в вооружениях, только наше стремление к паритету в вооружениях с ними и к достижению их технического уровня является главным стимулом, главным мотором этой угрожающей всему Миру гонки средств земного уничтожения – и только в наших возможностях, прекратив свою гонку, лишить стимулов и тем остановить гонку американцев (пусть пока и на более высоком, чем у нас, уровне). Мне представляется это решение единственно правильным и реальным шансом к спасению мира. Промедление же с этим решением грозит миру, и потому аморально.

Уважаемый Михаил Сергеевич! Я считаю, что Вам надо ехать и немедленно подписывать в Вашингтоне соглашения о ликвидации ракетно-ядерного оружия, как можно более полно и как можно быстрее (может, даже с 1987 г. – для этого достаточно ко всем ракетным установкам приставить наблюдателей ООН), оставив в стороне разработку США космического оружия СОИ, просто провозгласив его аморальность и предложив американцам взять на себя хотя бы моральные обязательства не вредить им миру и поставить под международный контроль.

Думаю, что тогда же следует раскрыть американцам, какой именно "асимметричный ответ" будет дан в СССР на СОИ в США, чтобы бессмысленность СОИ стала очевидной вдвойне – и по своей бесцельности (раз советских ядерных ракет уже не будет) – и по своей неэффективности из-за асимметричного советского ответа.

И тогда можно быть уверенным: такая двойная бессмысленность довольно быстро подействует на сознание американцев и заставит их прекратить гонку вооружений – по-видимому, на уровне технических испытаний СОИ, когда появится уверенность в ее реальной осуществимости и своем техническом превосходстве, но не будет никакого смысла тратить громадные средства на ее реальное развертывание в космосе и беспрерывное функционирование, наталкиваясь на моральное осуждение безоружного перед американцами мира.

Так, именно СССР с будущего года сможет реально остановить гонку вооружений и спасти мир от надвигающегося Апокалипсиса, внутри же страны мы получим необходимое время и возможности для реформ и преобразований, которые позволят в будущем занять нам, действительно, передовые позиции во всех основных сферах науки и техники, встать вровень с США.

Вот тогда-то придет конец американскому мифу об их извечном превосходстве, вот когда они начнут бояться нашего превосходства в технике вооружений и станут искать возможности соглашений с нами в этой области, предупреждая договором наше превосходство. Вот когда наше вечно ущемленное своей отсталостью чувство национального достоинства будет полностью отомщено. И достигнем мы этого на позициях не военной, а моральной силы одностороннего разоружения и моратория в условиях спасенного от ракет и ядерных бомб мира.

На мой взгляд, это единственно конструктивный путь, и вставать на него надо как можно скорее. Желаю Вам успеха.

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.