Редакции бюллетеня "Век ХХ и мир"

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

Редакции бюллетеня "Век ХХ и мир"

О триязычье. Уважаемая редакция! Спасибо за публикацию интервью с "русским эстонцем" Е.Голиковым "К региональному самосознанию" (в статье Г.Павловского в №10, 1987). Мне особенно близка мысль о нашем будущем трилингвизме, о необходимости государственной программы обучения "триязычию" (например: английскому языку, как общемировому, русскому – как общегосударственному и местному, родному языку). Такая программа, нацеленная на воспитание одновременно в людях патриотизма и культуры не одного, а трех (и больше) уровней есть наилучшее средство воспитания не одномерных, а многомерных, т.е. полноценных людей, умеющих сочетать в себе разные точки зрения. Такое триязычное воспитание есть самая прочная основа свободного, но не воюющего человечества.

Однако, как известно, в теории государственная программа триязычия провозглашена в нашей стране – но на практике весьма далека от осуществления. Мало того, в жизни проявляется удручающая тенденция к ее стихийному свертыванию, к одноязычию и одномерности – особенно нерусских народов.

Оторванность преподавания английского языка от изучения англоязычной культуры и от общения с англоязычной средой приводит к понижению и до того низкого уровня знания этого общемирового языка. С другой стороны, что еще страшнее – фактическое неравенство, в котором находятся в нашей стране нерусские языки в сравнении с русским, вызывает неизбежный регресс первых, вопреки социальным мерам по их поддержанию.

Конечно, некоторые преимущества русского языка неизбежны, от других же надо срочно избавляться. Например, от разрешения на двуязычное обучение русских детей, когда, с одной стороны, им дается соблазнительная поблажка, да еще как и привилегия представителям главенствующего языка, а, с другой стороны, их принципиально делают на треть невежественней и ограниченней любого другого советского, но не трехязычного человека. Когда такое почти прирожденное (простите, воспитанное) убожество соединяется со столичным высокопоставленным происхождением и великорусской спесью, то оно становится, может, самым опасных источником напряженности в межнациональных и международных отношениях.

Для исправления такого положения можно предложить следующее:

1. Считать изучение трех языков (мирового, государственного и родного) обязательным во всех учебных заведениях без исключения, как реальное осуществление национального равноправия всех народов.

Для тех советских людей, для которых русский язык оказывается родным, государственным языком должен стать какой-то другой язык народов СССР, а именно: - для русских, проживающих в нерусских областях, в национальных республиках, областях и округах государственным должен являться язык этих государственных образований;

- для русских, проживающих в русских областях, но близко общающихся с инонациональными соседними территориями, следует брать в качестве государственного язык этих соседей;

- в больших русских городах, где существуют инонациональные общины, могут быть созданы для родителей, желающих обучать детей своему родному языку, необходимые условия. Например, в Москве и иных крупных городах могут быть созданы и татарские, и еврейские школы с обучением ивриту или идишу;

- во всех остальных случаях государственным языком для русских учащихся, по моему мнению, должен быть распространен один из самых распространенных языков Союза – татарский (или иной тюркский) язык. Тем более, что широкое преподавание тюркского языка позволит нашим детям овладевать знанием и способностью вхождения в великую исламскую культуру.

2. Изучение каждого из трех языков должно быть тесно увязано с изучением соответствующей литературы и истории. Ведь язык – это концентрация знаний и культуры того или иного народа. Изучение языка в отрыве от истории и бытия самого этого народа – было бы бесполезным. Поэтому при изучении трех языков следует в таком же трехчастном ключе вести преподавание литературы, истории, философии и религии, культуры в целом – как бы тремя циклами дисциплин.

Например, обучение татарскому языку должно сопровождаться углубленным изучением татарской литературы, мусульманской философии, татарского взгляда на общероссийскую историю и т.д. Таким же образом следует изучать и английский язык – в увязке с изучением не мировой истории и культуры, которое сегодня зачастую сводится к изучению русского взгляда на них,а именно английского взгляда на историю и культуру Англии, а с 18-го века – США. И, конечно, такое обучение должно подкрепляться общением с татарами и англичанами, поездками в татароязычные территории и англоязычные страны. Только тогда будет обеспечиваться равноправное обучение детей триязычию, знакомство их с тремя взглядами на мир в целом, только тогда они будут расти истинными людьми Мирного Мира.

Все вышесказанное, конечно, не отменяет желательности обучения и иных языков мира и Союза. Но важно, чтобы соблюдалась основная схема.

Я прошу показать это письмо Е.Голикову и Г.Павловскому.

Конечно, я хотела бы увидеть свое письмо напечатанным и обсужденным, поскольку считаю эту тему очень важной. Но если это и невозможно, прошу объяснить мне причину отказа.

С уважением – Л.Н.Ткаченко, Москва 12.1.1988г.

О ценностях.Уважаемая редакция! Мне нравится линия бюллетеня "Век ХХ и мир" на мирное сосуществование и взаимопонимание систем, народов и людей разных принципов и идеалов. Конечно, мир, как гарант выживания человечества есть безусловная ценность, которая должна объединять всех ответственных и порядочных людей. Все, что противоречит этому необходимейшему условию, этой сверхцели – должно быть, конечно, отброшено.

Но должна ли быть нами отброшена абсолютность самих верований разных людей? Ведь это противоречит самой природе всякой веры, ее способности быть стержнем человеческого существования… Невозможно представить себе христианина или коммуниста, для которых "Христос" или "коммунизм" не являются высшими, абсолютными понятиями, ценностями. Требовать от них, чтобы над их абсолютными ценностями находилось еще что-то сверх, даже такое безусловное, как существование человечества, выглядит кощунственным, ибо сводит их абсолюты к чему-то относительному. Для верующего человека (здесь я объединяю религиозного человека и, допустим, убежденного атеиста) оскорбительно и ставить человеческую жизнь выше веры, ибо это равносильно запрету жертвенности, запрету сильной, активной веры. Ведь истинная вера и зиждется на готовности людей жертвовать ради нее всем вплоть до жизни собственной и своих близких (вспомним хотя бы "Родина или смерть!", "Все как один умрем!" и др.). И вот сегодня выясняется – ради веры можно жертвовать собой и даже своим народом – но только не человечеством, лозунги типа лучше быть атомизированным, чем коммунизированным (или, напротив, американизированным)!" – безнравственно.

Отсюда наш отказ от лозунга мировой революции в пользу принципа мирного сосуществования, отказ от насилия в идеологических спорах, отсюда Делийская Декларация и становящееся на наших глазах всеобщим убеждение, что при всех различиях разноверующих людей, их объединяет и нечто общее, что в мире есть место самым разным верам и убеждениям, но если кто-то исключит из своей веры безусловное право человечества на существование, то он будет исключен из человеческого ряда, морально уничтожен, как Гитлер или Пол Пот. С человеконенавистническими идеями должна быть и непримиримая идейная (именно – идейная) борьба на уничтожение – чтобы не был уничтожен мир в целом.

Но на данное письмо меня подтолкнуло не только согласие с этими, слава Богу, очевидными положениями, с этим общим местом в убеждениях людей. Меня волнует еще одна опасность, которая угрожает людям, если в своем развитии они будут преследовать цели "лучшей жизни", "материального изобилия", "облегчения труда", "увеличение свободного времени" и т.п., что, в общем, требует замкнутого, почти не растущего человечества. Но при этом игнорируются основные особенности человеческой истории, а именно:

1) Непрерывно растущий объем знаний и технических умений стимулируется, прежде всего, желанием облегчить жизнь и повысить ее уровень и качество, но в реальной истории они приводили не столько к облегчению труда и жизни, сколько к расширению числа людей, которые могут прокормиться на этой же земле за счет новой технологии жизни. Рост научно-технических знаний и рост народонаселения – это, пожалуй. Две единственные твердо растущие в истории количественные характеристики человечества – и связь между ними мне кажется очевидной. В свое время их авторитетно подчеркнул для мира Мальтус. Критика его, возможно, была во многом и обоснованной, но что вместе с критикой забыли и сам предмет исследования – под влиянием всяческих идеологических клише – чрезвычайно скверно.

2) Вечное стремление людей к облегчению труда и жизни за счет технического использования новых знаний не только усиливает их возможности, но и ставит человеческие цивилизации перед угрозой развращающего безделья, духовной деградации и вымирания. Прервать эти болезненные процессы могло либо внешнее завоевание более первобытными, "неизнеженными" и растущими народами, либо возрождение здоровых трудовых и детолюбивых норм в процессе нравственно-религиозных Реформаций, возрождения.

В наше время, когда в мире просто не осталось места для здоровых первобытных и завоевательных народов, когда технический прогресс и идеалы потребительства и материального изобилия стали всеобщими – для всей планеты, опасность духовной стагнации и вымирания станут еще более опасными, чем в прежние времена. Эта опасность может быть теперь устранена только осознанием всеми людьми, любых вер и взглядов, всеобщности для людей в целом заповеди: "Плодитесь и размножайтесь!", именно для того, чтобы не отдыхать, а тяжко трудиться во веки вечные, чтобы не погибнуть в материальном и ином изобилии. Плодитесь и расширяйтесь своим общечеловеческим жилищем – на всю землю, а потом и на Космос беспредельный: "И вечный труд! Покой нам только снится!" – взамен цели материального изобилия любой ценой, даже ценой неродившихся в будущем детей. Последнее должно быть подвергнуто моральному остракизму и всеобщему осуждению людей разных вер и мировоззрений, наподобие осуждению водки или наркотиков, как потенциальное дето- и человечество-убийство.

Непрерывен научно-технический прогресс – и столь же бесконечным должен быть рост народонаселения и переустройства человеческой жизни, ее качества – но на неизменных и вечных основах: "В тяжких трудах плодитесь и размножайтесь – и будете тогда благословенны!"

Прошу напечатать мое письмо, а в случае отказа - сообщить о причине. Прошу показать это письмо Г.Павловскому. 13.1.1988. В.В.Сокирко

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.