Некоторые отзывы на черновик

В. Сокирко

Самиздатские материалы. 1981-1988гг.

Некоторые отзывы на черновик письма Андропову Ю.В. - декабрь 1982г.

Подавляющее большинство знакомых, к которым я обратился с просьбой помочь мне советом, как улучшить проект обращения к новому генсеку, отнеслись к нему резко отрицательно: опасно, ничего не выйдет, не нужно, вызывающе, вредно, безграмотно, демагогия, лицемерно, подобострастно, оправдывает преступления и т.п. Это навело на меня большое уныние и сомнения и в собственных силах, и в своем праве на такое послание. И только хохлацкое упрямство заставило довести дело до "беловика", хотя и с внутренней уверенностью в зряшности этого дела и с большим желанием больше на такие письма не решаться (видно, сильно постарел, раз сказать стало нечего).

Только от трех знакомых у меня остались уважительные письменные отклики, и я их оставлю в своем архиве для памяти.

Отклик Р.

- Одностороннее разоружение и рассекречивание – утопия, на которую никто не пойдет. Всю ч.1 следует убрать (может быть, использовав удачные мысли).

- Главный тезис – нужно сделать нашу страну притягательной для нашего народа и народов всего мира – демократической, динамичной, богатой, интересной, миролюбивой, честной во всем (и внутри страны, и вне ее).

Основные наши беды: низкая эффективность экономики и потеря доверия (к власти, к народу, к политике страны в целом – у других государств). Отсюда задачи: улучшишь экономику и демократизировать общество. Сложность в том, что сейчас мы просто задыхаемся в гонке вооружений. Это вещи двуединые, возможно, что без второго невозможно первое (желание людей трудиться с максимальной отдачей возможно только в том случае, если люди верят властям, уверены в своем завтрашнем дне).

- Последний абзац нужно исключить, т.к. из него следует, что все написанное выше – только сложное построение, агитация за амнистию (которая сама по себе является лишь одним из мероприятий, которые необходимо осуществить).

- Может быть, целесообразно разбить письмо на два: в первом вести речь только о преобразовании экономики, во втором – только о свободах. Если этого не сделать, то в случае неприятия властями тезиса о необходимости политических свобод будут заодно похоронены и соображения о необходимых экономических преобразованиях.

Короче: может, лучше идти по пути поэтапного нажима, поэтапных предложений? (Если будут восприняты соображения об экономике, это создаст хорошую почву для дальнейших предложений). Опасность – отпугнуть власть требованием быстрых радикальных политических мер (особенно после событии в Польше).

- Мне кажется, что письмо слишком эмоционально, сильно растянуто, а читать его будут люди деловые, очень занятые, сердитые, усталые. Поэтому, может, сократить, до "сухого остатка"?

Отклик С.

Прежде всего, сними фразу, что "демократизация уменьшает боеготовность" – не надо подбрасывать эту опасную для них мысль. Дальше.

По разделу 1. - То, к чему ты призываешь, будет воспринято адресатом, как призыв к отказу от единственной реальной и надежной основы могущества СССР. Они жизни клали, чтобы создать эту единственную компенсацию слабости во всем остальном, а ты… В равной степени нелеп и призыв к отказу от экспансии в 3-м мире – они расценивают ее как главный свой успех минувших десятилетий. Особенно нынешний (Андропов- Л.Н.) – это было его главной заботой. Так что у тебя с ним совершенно разные критерии оценки системы, и поэтому все твои аргументы и предложения звучат для него как вражеские уловки. Особенно страшно прозвучат для них призывы к рассекречиванию и к "роспуску империи".

Практически, по-моему, надо сохранить и усилить в твоей аргументации чисто прагматические мотивы: лишить, мол, "их" пропагандных козырей, восстановить наш престиж, избавиться от неэффективных союзников типа Афганистана, получить возможность провести реальные сокращения оборонного бюджета, изменить концепцию достаточных вооружений. "Нам нужен не паритет в безумной гонке с "ними" – поджигателями и милитаристами", а возможность достаточного возмездия – нанесение неприемлемого удара; паритет с поджигателями излишен, мы – миротворцы. При такой ловкой конструкции инициатива переходит к нам, а "голуби" у "них" получают железные аргументы для давления на свои власти, парламентарии проваливают программы вооружений, так что реально достичь преимущества им не дает собственное общественное мнение. Но для этого нужно сделать ряд крупных "жертв доброй воли". Там этого очень ждут. "Пятую колонну" у них, т.е. наших друзей, это также очень усилит.

А пугающие советы разрушить основы – лучше убери. По-моему, так будет ловчей.

По разделу 2. - Расширить ленинскую аргументацию о сохранении "командных высот". Ленин не побоялся пойти на это в условиях, когда следовало считаться с реальной угрозой реставрации капитализма. Сейчас же этого нет и в помине, так что бояться нечего. Государство сохранит роль ограниченного регулирующего центра и контролера за соблюдением соц. принципа трудового характера соревнования производителей, их честной состязательности (вместо "ихней" конкуренции). На этом поприще и раскроются преимущества социализма. Больше кивать на соц.страны. Оговорить, что результаты придут не сразу (нужно время, чтобы люди поверили и научились), но быстро.

А так – хорошо, хотя неясно, что будет делать партия и многомиллионная армия чиновников.

По разделу 3. – Убрать бы жупелы: оппозиция, "мировое общественное мнение", партии – не забывай, что пишешь человеку с рефлексами начальника политической полиции. Скажи лучше о необходимости широкого закона по реализации ст.58 Конституции.

Резко сократи замах на партию. Вообще, поменьше об изменениях в политической системе, а побольше толкуй о доверии, дискуссиях, истине, рождающейся в спорах, о гласности и т.п. Дескать, это все мобилизует резервы ныне дремлющей народной инициативы и смекалки и тем самым проявит подлинные преимущества социализма. К тому же дает громадный пропагандный эффект вовне, показав, что у нас социализм не казарменный, а подлинно народный.

Концовку о себе – убери. Она ничего не добавляет, а меняет отношение к тебе, как собеседнику: то рассуждения отстранены, а оказывается…

Все мои замечания направлены на одно: дать письму хоть малейший шанс быть воспринятым позитивно, т.е. не как вражеское. Это важно для процедуры его прохождения: "вражеские" письма не рассматривают по существу, в лучшем случае пересылают в НИИ-КГБ по учету общественного мнения.

А там как знаешь. Письмо в целом неплохое, кроме режущих расшаркиваний со всеми генсеками на стр.1. Но это тоже твое дело. Но на какой-либо эффект письма надежды у меня практически нет. Независимых советников они не слушают. Разве что какой-нибудь чиновник что-нибудь вставит в свою докладную. И то хлеб…

М.Я. "По ходу чтения"

1. "Чего хочет страна"? – Это никто сказать "за нее" не может (не только не вправе, но и не способен).

2. Проще, скромнее… "Безопасной и достойной жизни" – этого достаточно, если раскрыть, что за этим стоит.

3. Нерешенных проблем, неувязок и узких мест – не перечесть. Что главнее? – нужен анализ.

Однако есть нечто, что можно с риском ошибки выдвинуть на первый план. Это: с.х. (продов. программа) + стимулы к труду (везде, включая науку…) + неуправляемость.

И это в контексте "мирового упадка" = мира, зашедшего в тупик недоверия и "прогресса вооружения".

Нет (?) внутренних проблем – из главных, которые не были бы одновременно экономическими, социальными, нравственными. И нет внутренних проблем – из главных, которые можно было бы решить в отрыве от мировых. ""Так не было?! ""

4. Общее (мировое) и особенное в наших не решаемых проблемах. Чтобы не попасть впросак, надо брать в расчет не годы, а десятилетия!! Мало – для себя – производим (недостача!). Много растрачиваем (из нынешнего и будущего), вторим беспорядок…

а. Откуда агросоциокризис? б. Отчего утрачены стимулы к производительности? в. Чем вызвана нарастающая неуправляемость?

5. Ответ с краю, от "анти" - "таков, мол, социализм" и т.п...

Можно ли его игнорировать? (Полвека – мало ли?)?

Двоякость псих.ситуации и задачи.

Для человека – за счет человека. "Плюс – этническая и этнокультурная мозаика. Плюс - "окружение".

Преодоление отсталости переросло в приоритет мощи,… в инерцию отчужденности и противопоставленности, необходимость единства – в гиперцентрализацию, оригинальность начала – в шаблон "соревнования двух систем" и т.д.

Данные

Социализм = реальная суверенность для слабых и отсталых.

Социализм = резкое сокращение традиционных, классовых социальных и иных различий, монополий и неравенств.

Социализм = выравнивание этносов.

Социализм = доступ из глубин к власти…

Но данные плюсы становятся источником напастей.

6. Ныне испытание (всех "систем", идей, вер…) на сохранение гомо (не стандартное развитие ради сохранения).

Ныне – своего рода возврат к психологическим преимуществам новизны, заложенным в НЭПе, в опыте европейских стран. И в мировом опыте (Верен ли критерий и сравнение с высокопродуктивным капитализмом?), принятом как достояние всех.

7. Что это значит в переводе на "прагматику"?

а) Изолировать Рейгана и Ко, сделав решительные дополнительные шаги в сторону доверия. (Риск? Да, риск, но меньший, чем…) …Япония, Европа, Китай… - Критика Бр. под этим углом.

б) Для подготовки внутренних преобразований – время, ресурсы, свобода рук у центр.власти.

В условия входит – снижение уровня централизации, преодоления фетиша перевыполнения планов и квазисоревнования, реставрация (ценности) зарплаты, акцент на право – навести порядок… (реалии!!) – поощрение внегосударственных, общественных, групповых и личных инициатив (Права профсоюзов!!!)

- Решительность в избавлении от наростов привилегий и дискриминаций, прямая система налогов, отдельные союзы и "фонды" (матер.поощр.)

- Амнистия

- Свобода выезда с возвратом (лимитированность профессий и пр.)

- Изменения в оплате труда в сторону квалиф. и учета работ и пр.

Итого: 1. Смешение жанров. Самоцель и цель??

2. Препроводиловка и текст. Взять за точку отсчета речь А.

3. Сознательность – оценка "ситуаций", соотнесенность с большим циклом=эпохой (сдвиги и накопление проблем, их нерешенность – во время, переросшая в нерешаемость).

4. Не о вине речь, хотя и "виноватые" есть.

5. Можно ли оторвать экономические проблемы от социальных и др., от моральных (в широком и новом смысле)?

6. Социализм, как реальность и недостроенность. Двоякость задач и результатов.

7. Можно ли верить КБ-му порядку без наличия законности?

Можно ли реставрировать НЭП из деревни?

Можно ли восстановить децентрализацию без изменений в системе планирования и без развития…

Я согласился с М.Я., что мое письмо "не дотягивает до альтернативы" и потому не будет иметь большого смысла. Доработать его коренным образом – у меня сейчас нет ни сил, ни мыслей. Поэтому, я ограничился лишь понятными мне самому изменениями, чтобы закрыть это дело, отнявшее у меня месяц с лишним, да еще так неудачно. Урок на будущее – не браться за составление подобных писем без самой крайней на то нужды.

Да, перепишу еще одно письмо примерно на ту же тему:

М. (Майя Новик, ВНИИГПЭ), 20.12.82г.

Я все время задаю тебе вопрос, что, помимо экономических преобразований, нужно сделать, чтобы при тех же параметрах экономики, как на Западе, вместо капитализма получился коммунизм.

Твои слова, что общество на Западе ближе к коммунизму, чем наше, кажутся мне неверными. Западное общество, несмотря на экономические, да и личные свободы, очень далеко от общества будущего. Правда, мы очень плохо и односторонне знаем их действительность, но по произведениям искусства (литература, кино), видим, что их лучшие люди несчастливы и не видят выхода. Мне кажется, что только одно наличие экономических свобод не может преобразовать общество, что необходимы еще какие-то активные действия.

Ты почему-то очень ясно представляешь необходимость активных действий и активной жизненной позиции для преобразования экономики. И в то же время, когда речь заходит о преобразовании человека, его мировоззрения, его моральных и нравственных устоев, говоришь: "Ну, постепенно, очень медленно люди изменятся".

Но это не так! Если экономика сама по себе не может измениться, то еще в большей степени сами по себе не могут произойти изменения с таким сложным организмом, как человек? Ты говоришь, что экономической реформе типа Венгрии, мешают, прежде всего, люди. И это верно. Но как же эти люди смогут понять необходимость, например, меньшей зарплаты и большей работы – без роста их морали и нравственности?

Как люди, пьющие беспробудно, смогут отказаться от своих привычек?

На мой взгляд, этим существенным, таким же, а может, и более важным активным действием (по сравнению с экономической реформой) должны стать мероприятия по укреплению нравственных основ общества. Сами по себе, постепенно и понемногу, при обеспечении экономических свобод, эти основы не возникнут.

Вопрос о том, как создать эти основы – очень сложный, еще более сложный, чем вопрос о создании в наших условиях экономических свобод. Лично я на этот вопрос ответить, не готова. Но то, чем я интересуюсь последнее время, в какой-то мере дает ответ на этот вопрос. При этом все рекомендации о создании такой нравственной основы подчеркивают необходимость активной жизненной позиции и участия в жизни общества.

Ответ. Уважаемая М.! Ваше письмо в каком-то мере повторяет первое - звучат упреки в "экономизме", с которыми я не могу согласиться. Видимо, мы повторяемся от нежелания понять друг друга. Наверное, виноват в этом, прежде всего я – но что поделаешь, если упреков принять не могу, потому что не понимаю, а не понимаю – не знаю, почему… Может, и у Bac то же самое.

Для меня экономика – и, прежде всего люди в ней – неотделимы от нравственной проблематики. Хозяйственными, экономическими темами, короче – трудом, человек занимается большую часть своей сознательной жизни – как же можно здесь обойтись без вопросов морали? Но что такое мораль – это правила, как человек должен поступать хорошо – чтобы было хорошо всем людям, ближним и дальним, прошлым и будущим, человечеству и миру (короче – Богу, или Бесконечному Миру в моих терминах). Человек моральный – это, прежде всего, человек, стремящийся на практике своей жизни к добру. И такой человек не может не стремиться, прежде всего, к тому, чтобы большая часть его жизни, т.е. трудовая часть, не была доброй, нужной людям и миру, оптимальной, и чтобы такие же хорошие условия были бы у других людей, т.е. он не может не стремиться к экономической реформе – в первую голову – именно и, прежде всего по соображениям нравственным. Да неужели Вы думаете, что я озабочен экономическими преобразованиями только из своекорыстных побуждений, а не из нравственных? Странно…

Вы разводите экономику (т.е. труд) и нравственность, как разные сферы. Но как это можно сделать? Если под нравственностью Вы понимаете какие-то этические семинары, где участники говорят о различных заповедях разных религии или рассуждают о взаимосвязях разных этических понятий – то это имеет некоторое отношение к науке "этике", но почти никакого отношения к повышению нравственности, морали. Последние могут расти только на практике, в реальной жизни – через действия, увеличивающие в мире добро. Конечно, кроме экономики, кроме труда, человек имеет и иные жизненные сферы, и о нравственности их тоже надо беспокоиться (семья, отдых, свободное творчество, занятия религией и философией), но я не знаю, какой-либо одной решающей специальной нравственной сферы. Убежден – таковой просто нет. Нельзя "повысить свой уровень нравственности" абстрактно, а потом решать остальные проблемы. Нравственность может быть поднята только в ходе совершенствования всей жизни целиком, не в результате каких-либо этических семинаров, религиозных молитв или иных каких ухищрений… Впрочем, последние тоже могут быть полезны, если укрепляют веру и требуют активности ради добра. Но я лично не чувствую недостатка в вере и желании добра, зато остро чувствую недостаток в ответах на конкретные вопросы: как хорошо трудиться? воспитывать детей? общаться с людьми и пр., короче – как правильно и хорошо (нравственно) жить? И я не понимаю, почему мой интерес к экономической реформе может вызвать упреки…

Чувствую, что мой ответ не удовлетворит Вас, наверное, мы разные люди и еще не пришло время для взаимопонимания, поэтому заранее прошу прощения за эту попытку. 21.12.82г.

Р.S. – Да, сравнивая несчастных людей на Западе и в иных странах, надо учитывать, что субъективная самооценка свободных людей много строже самооценки, например, китайцев. Поэтому литературных героев в примеры лучше не брать. Для сравнения гораздо правильней брать такой критерий, из каких стран люди стремятся уехать, и в какие именно. Тут-то и вскроется неприкрытая, объективная истина, где людям лучше…

Отзыв Саши Х., 1982г.

Уважаемый Виктор! Не знаю, чему удивляться больше – незаурядному гражданскому мужеству или – простите, Виктор, мою дерзость – Вашей поразительной политической наивности. Я абсолютно уверен (еще не спросив Вас об этом), что никакого ответа на свои письма Вы не получили. А Вы? Неужели Вы всерьез верили, что издательство "Московский рабочий" опубликует Ваше письмо? Что Ваше письмо на имя Ю.В.Андропова в наших условиях способно стать "основой для широкого обсуждения, лучше, конечно, открытого"? Неужели все-таки верили?

Вот этого я не понимаю. Как не понимал никогда деятельности диссидентов вообще, точнее, понимал ее сердцем, как проявление больной совести нашего времени, но не умом – поскольку мне казалось (и кажется до сих пор), что все правозащитное движение как-то плохо, смутно, неверно представляет себе исторические условия, в которых оно находится. Что оно не понимает главного: институт права и соответствующее ему правосознание есть явления исключительно западные, искусственно перенесенные на русскую почву и не имеющие никаких корней в условиях восточной деспотии. Вы, Виктор, пишите "Записку о желательных в стране переменах", но опускаете существенный момент: желательных для кого? Для Вас, для меня и для небольшой части нашей интеллигенции? Или же для всего советского народа? Основываясь на своем небольшом, но достаточно горьком жизненном опыте, я уверяю Вас, что Ваша "Записка" отражает интересы ничтожного меньшинства нашего населения. Что большинству не нужны ни гласность, ни политические свободы, ни экономическая реформа. А нужно ему (большинству) достаточное количество заработной платы, а в качестве достижения этого - "сильная личность", которая "железной рукой" наведет, наконец, "порядок" и обеспечит необходимый народу материальный достаток. Увы, психология нашего народа – это психология восточного общинника (об этой психологии очень интересно рассказывается в книге, которую я дал Вам отнюдь не случайно), а не психология свободного западного человека. Да, Вы ведь и сами пишите: "в тюрьме, куда меня посадили именем народа, я с горечью согласился, что мои взгляды и действия противоречат взглядам и желаниям нынешнего народа". – То, что Вы, наконец, прозрели – слава Богу. Но как же Вы после этого можете писать "Записку о желательных в стране переменах"?

Далее. Вы, по-моему, совершаете ту же ошибку, что и большинство интеллигентных людей нашего времени. Вы подходите к экономике (я заостряю внимание на экономике, ибо, как марксист, считаю, что она определяет все остальное) как бы извне, с утопическим проектом "желательных перемен", а точнее – простите! – с благими пожеланиями, до которых ей (экономике) нет никакого дела, как нет ей дела до чьих-то желаний вообще, в том числе и до желаний тех, кто, как принято считать, экономикой "управляет". Экономическая система – это саморазвивающийся организм, процесс развития которого – естественный процесс" (Маркс), абсолютно не зависящий от воли и сознания отдельных индивидов, хотя и осуществляющийся в каждом своем звене посредством их воли и сознания. Таково мое кредо (оно же, смею думать, кредо Маркса).

Отступление. Первоначально я хотел написать Вам сугубо критическое письмо с приведением цитат из Ваших писем, с разбором каждой цитаты и т.д. После некоторого размышления я отказался от этого намерения. К сожалению, времена величайшей дисциплины мысли, когда в спорах рождалось не что-нибудь, а истина, - эти времена, как мне кажется, прошли безвозвратно. Теперь в спорах – увы! – обыкновенно рождаются взаимные обиды, упреки, а спорящие в конце-концов остаются каждый при своем, еще более убежденные в своей правоте. Я думаю, что ваши "пятницы" неплохо иллюстрируют этот факт. В то же время великие восточные ученые, к которым я отношусь с величайшим уважением, говорят о ненужности споров вообще. Если человек внутренне не созрел для какой-то истины, считают восточные учителя, то ему не помогут никакие споры и доказательства. И наоборот, если человек созрел, он принимает предлагаемую ему истину и доказывает ее себе сам, опять таки, не нуждаясь в доказательствах извне. Поэтому я решил по возможности воздерживаться от критики Ваших позиций, вкратце изложить Вам свои воззрения…, а что из всего этого окажется приемлемым для Вас, конечно, решите сами.

В настоящее время мы имеем юридически зафиксированную (в Конституции) общенародную, т.е. государственную собственность на средства производства. Однако, собственность – это не только юридическая категория. Общенародная собственность на средства производства предполагает непосредственное участие народа в управлении производством и распределении произведенного продукта. Ничего этого, как Вы знаете, мы не имеем. Реально управляет производством и распределением бюрократический аппарат, сам себя выбирающий и назначающий, то есть отделенный от народа. Бюрократия распределяет произведенную трудящимися прибавочную стоимость и, в частности, присваивает себе определенную часть ее. Следовательно, мы имеем два класса: пролетариат (я употребляю именно этот термин, т.к. наш рабочий класс лишен собственности на средства производства) и коллективного собственника на средства производства – бюрократическую буржуазию, эксплуатирующую (ибо присвоение части прибавочной стоимости есть не что иное, как эксплуатация) пролетариат. Со всеми вытекающими отсюда последствиями, каковыми являются могучее государство – аппарат, осуществляющий, по Ленину, насилие одного класса над другим, могучая пропагандистская машина – как средство идеологического насилия и т.д. Такова система государственно-монополистической монополии, одной из поздних фаз капиталистической формации, возникшая не из сталинского "каприза", не как сталинская "деформация", а как необходимая ступень общественного развития.

Может ли монополистическая буржуазия быть прогрессивным классом, направляющим свою деятельность на развитие общества? Конечно, нет, ибо развитие предполагает качественные изменения, а буржуазия (как господствующий класс) всемерно заинтересована в сохранении существующего положения. Может ли буржуазия добровольно отказаться от своей власти (например, под влиянием людей, которые всерьез воспринимают фиговый листок коммунистической фразеологии и указывают властям предержащим на вопиющие несоответствия реально имеющейся практики и официально провозглашенной коммунистической идеологии (простите, что не удержался от критического выпада в Ваш адрес)? – Нет, нет и еще раз нет! Ибо никогда в истории господствующие материальные отношения не подгонялись под ту или иную идеологию (поскольку общественное бытие определяет общественное сознание, а не наоборот). Напротив, идеология потихоньку приспосабливается к наличествующим материальным отношениям. И этот процесс мы с Вами сегодня наблюдаем.

А может ли бюрократическая буржуазия допустить существование некоей "лояльной оппозиции", если в существовании таковой она явным образом не заинтересована и имеет в своих руках все средства для подавления какой бы то ни было оппозиции? Может ли буржуазия пойти на децентрализацию управления экономикой, если это непосредственно будет означать уменьшение ее власти и ее численности, угрозу ее материальному положению? – По-моему, это чисто риторические вопросы.

Так что по поводу Вашего второго письма – простите очередную дерзость – остается только воскликнуть: "О Русь-матушка! До каких же пор будет жить в тебе вера в добрых царей!?"

Где же выход из этого положения? "Выход", если понимать под ним дальнейшее развитие общества в будущем, разумеется есть. Раз мы имеем общество классового типа со всеми присущими ему противоречиями ("источниками развития"), то развитие остановиться не может, как бы ни хотела этого консервативная отечественная буржуазия. Постепенно накапливающиеся количественные изменения в экономическом организме неизбежно приведут к качественному изменению. Основное противоречие, приводящее к смене одной общественно-экономической формации другой, уже развивается на наших глазах. А именно: развивающиеся производительные силы приходят в противоречие с существующими производственными отношениями, в сохранении которых всемерно заинтересована бюрократическая буржуазия. Производственные отношения становятся "оковами", тормозом развития производительных сил, и внешне это выражается как замедление темпов роста промышленной продукции, такое замедление, которое (по самой осторожной экстраполяции) уже в 87-88 году должно обеспечить нулевой прирост, а затем и спад. Этот процесс необратим, его не могут повернуть вспять "ни Бог, ни царь и ни герой". С помощью очередного "совершенствования аппарата управления" можно лишь слегка замедлить его темпы, но не остановить его. Этому учит (по крайней мере, научил меня) марксизм.

Спад промышленного производства неизбежно вызовет спад в сельском хозяйстве – ведь в обществе все, как известно, диалектически взаимосвязано. Итак, экономический крах, сопровождаемый политическим переворотом, и, как следствие всего этого – переход от одной общественно-экономической формации к другой, от государственно-капиталистической монополии к социализму, к ассоциации свободных производителей, к рыночной экономике, к НЭП, если Вам больше нравится это название.

Что же касается форм, в которых будет осуществляться этот переход, то здесь я, как Вы знаете, придерживаюсь самых пессимистических взглядов. Нас ожидает кровавое безобразие, истребление "паразитов", коими, помимо бюрократической буржуазии, неизбежно окажутся "жиды да интеллигенты". И во всем этом интеллигенции необходимо как-то выжить, чтобы сохранить высшие достижения человеческой культуры…

Есть, конечно, одна возможность, абстрактная возможность, и я не уверен, что ее действительно можно реализовать. В относительно мягких формах, без излишнего кровопролития переворот может произойти только в том случае, если во главе пролетариата будет организация интеллигентов. В этом плане очень поучителен опыт Польши: рабочее профобъединение "Солидарность" действовало, как известно, под руководством интеллигентского КОС-КОР. Но что осуществимо в Польше, то вряд ли осуществимо у нас (я имею в виду, конечно, отнюдь не нынешний момент, когда положение в стране относительно спокойно и государство готово обрушить всю мощь своих охранительных механизмов на любые зачатки революционного движения). Вряд ли осуществимо, во-первых, в силу известного антагонизма между русским народом и русской интеллигенцией. Во-вторых, наша интеллигенция все-таки настолько разобщена и слаба, что задача создания революционной организации вряд ли окажется ей под силу. И, наконец, в-третьих, беда нашей интеллигенции в том, что многих ее представителей при слове "Маркс" охватывает что-то вроде нервных судорог.

Далее. Как я заметил, Виктор, Вам не очень понравилось мое утверждение о том, что свободный социалистический рынок будет неизбежно монополизироваться. Но ведь Вы знаете не хуже меня, что монополизация – обратная сторона конкуренции. Это объективный экономический закон, нисколько не зависящий от наших с Вами пожеланий.

Трудно, конечно, писать о том, что будет происходить в XXI веке. Однако, на мой взгляд, даже итоговое слияние социалистической монополии в одну – единственную – к реставрации государственно-капиталистической монополии, не приведет, потому что наш народ, трудящиеся, пройдут к тому времени подлинную школу демократизации управления собственным предприятием. И не беда, если та конституция, которую примут наши потомки в XXI веке, будет очень похожа на современную. В этом нет ничего страшного, ведь наша Конституция не так уж плоха (что, насколько мне известно, признают и многие диссиденты). Беда лишь в том, что она не выполняется (и не может выполняться).

Отступление. Мне кажется, что деятельность диссидентов, призывающих к выполнению Конституции, основана на непонимании того несомненного для меня факта, что не конституции создают свободных людей, а наоборот, свободные люди создают себе конституцию). А в будущем наши потомки, я думаю, вполне смогут создать подлинно общенародное, подлинно демократическое государство. Только для этого потребуется пройти весь тот непростой исторический путь, который я обрисовал выше. Только так, и никак иначе – вот вывод, к которому я пришел в результате своей попытки научно-исторического анализа наличной ситуации.

Конечно, я могу и ошибаться - человеку ошибки свойственны. Но мне все-таки кажется, что правильнее изучать и предсказывать ход истории на основе марксовой теории, нежели подходить к ней с благими пожеланиями, с абстрактными "нам надо", в конечном счете – с требованиями нравственного характера. Нравственность должна сказать свое слово уже потом, после того, как станет известной хотя бы в общих чертах та ситуация, в которой мне, Вам, любому интеллигентному человеку надлежит вести себя нравственно. С уважением – Саша.

P.S. Чуть не забыл – всемерно приветствую Ваш отказ от ориентации на Запад.

Ответ.Уважаемый Саша! Спасибо за отклик и откровенность. Мне интересны Ваши воззрения, хотя по многим вопросам мы едва ли не антиподы. Мне тоже не хочется "спорить" с Вами, т.е. убеждать в своей правоте, но если Вам интересны мои отклики "на ходу", то вот они:

- Ответы на свои послания властям я все же получал, в моем архиве они сохранились. Пусть даже ответы формальные (не всегда), но я верю в полезность общений – и не только для адресатов, но и для пишущих.

- Не соглашусь, что большинству людей не нужны преобразования, даже если они сами этого не говорят и не думают, не понимают собственных интересов. Зато эти интересы будет понимать будущий народ, и мы вправе говорить, предсказывать мнение потомков.

- Думаю, что Маркс и Энгельс не относились к экономике и истории, как чисто детерминированному, естественному процессу. Раз они осуществляются людьми, то и зависят от их воли и сознания. Другое дело, что поскольку речь идет о массовых действиях, в них могут быть обнаружены статистические закономерности, наподобие естественно-научных законов – но в очень и очень ограниченных пределах и с массой исключений. Считать же, что экономика или история – только природный процесс – значит отрицать у людей свободу воли, низводить их до уровня автоматов.

- Считаю, что споры, в ходе которых каждый устаивается на своей точке зрения, усваивая новые аргументы и сходясь с оппонентами только частично – очень полезны. Напротив, опасно, когда торжествует в споре одна точка зрения – в этом опасность подчинения всех воле и аргументам одного. Плохо, когда споры превращаются в обиды и разъединения,

- Когда говорят: "общенародная собственность предполагает непосредственное участие народа в управлении…" – я теряюсь и не понимаю, о чем идет речь – о государственных, кооперативных или частных (личных) предприятиях? Если можно придумать что-то еще, то расскажите об этой возможности просто, а не ссылайтесь на непонятную идеальную абстракцию. Если же мы сегодня даже не можем представить, что это такое, то как же можно всерьез ставить "это" в качестве цели? Не будет ли это самообманом?

- Буржуа для меня неразрывно связаны с частным производством и расширять это понятие до госслужащих я бы не стал… Такое же несогласие у меня и в отношении используемых Вами понятий, как эксплуатация, прибавочная стоимость и иное – я тоже изучал марксизм, но усвоил другое значение этих понятий. Госкапитализм я ставлю не в "могильщики", а в предшественники буржуазии… Сталинизм – не как природная необходимость, но как одна из возможностей, реализованных в истории.

- Считаю, что властвующие лица могут быть обеспокоены судьбами страны в целом и идти на реформы. Иначе откуда возникают реформаторы (думаю, что продолжение этой страницы можно сделать устным...)

Лицензия Creative Commons
Все материалы сайта sokirko.info доступны по лицензии Creative Commons «Attribution» («Атрибуция») 4.0 Всемирная.